«  вернуться в раздел «Информация к размышлению»

Реклама:
Типография изменила взгляды на процесс распространения информации.


25 октября 2005

Жоржи Амаду «Каботажное плаванье» (1992)

«Когда некто переходит все возможные границы и наносит мне обиду настоящую, то есть непростительную, я перестаю на него злиться и раздражаться, и в драку не лезу, и отношений с ним не прерываю, и по-прежнему отвечаю ему на поклон. Нет, я сваливаю его в братскую могилу на моем кладбище, где не существует отдельных могил и семейных склепов, там все лежат вповалку в безобразии и бесстыдстве свального греха. Этот некто для меня покойник, в землю зарытый и землей присыпанный, и, что бы он ни делал, обидеть меня или ранить у него уже никак не получится.»

«По сути дела, у нас в Бразилии вместо политических партий в собственном смысле слова существуют некие фронты, где уживаются любые идеологии, где в постоянном мельтешении сугубо личных интересов мирно сосуществуют правые и левые. Нет партий — есть лишь наклеечки: демократическая, трудовая, социал-демократическая, либеральная, социалистическая, причем эти обозначения никак не соотносятся с выбором позиции , с борьбой против правительства или в поддержку его... И еще хотят ввести у нас парламентаризм... Меня от этого бросает в дрожь. Парламент без политических партий, парламент по-бразильски — изысканное блюдо нашей национальной кухни. Жаль, несъедобное.»

«Сейчас повестью принято называть короткий роман или длинный рассказ, но я с этим не могу согласиться, и новшества эти мне не по вкусу: литературный жанр определяется не числом страниц.»

«Своим умом жить, своей головой думать — дорогое удовольствие. Тот, кто отважится на это, немедленно будет схвачен идеологическими патрулями слева и справа, и пощады не жди. Обвинят, оплюют, оклевещут, выставят к позорному столбу, распнут. И все равно — стоит, стоит платить непомерную цену, ибо в накладе не останешься: свободная мысль — штука бесценная.»

«Мама, а ты-то сама верующая? Само собой, крещена по обряду, это верно, но по части религии слабовата. Если не считать обетов Тоньо, как фамильярно называешь ты святого Антония, по поводу каких-нибудь пропавших и нашедшихся вещей, веры в тебе — вот настолечко, не больше. Ум у тебя скептический и критический, и в загробную жизнь ты не веришь, поскольку слишком привязана к этой, земной¸ пусть в ней все — тщета и мимолетность, все равно... Вот и я тоже.»


Автор: Алексей Калугин. Author: Aleksey Kalugin