« вернуться к списку романов



В современной астрофизике Войд — это гипотетический космический объект, являющиеся средоточием так называемой «темной материи», может представлять собой вселенную в миниатюре. В священных древнеиндийских и буддистских текстах Войд — это океан иллюзий (бха-васагара), который символизирует собой весь окружающий нас иллюзорный мир, и через который искатель Истины должен переплыть, чтобы вырваться из оков кармы и достичь Нирваны.
Войд, сочетающий в себе качества как первого, так и второго, способен довести до безумия кого угодно. Или превратить все происходящее в безумно веселую игру. Оказавшись в войде, нужно помнить, что не следует играть по правилам, которые тебе навязывают, даже в том случае, если уверен, что сможешь выиграть. А если сомневаешься, то не делай ничего, что могло бы усилить твои сомнения. Следуя этим нехитрым правилам, непременно найдешь выход из любой ситуации.

Первое издание — «Рипол», 2004 год.



Глава 1. Вниз и еще раз вниз.

Асе смертельно надоело рассматривать навигационный скрин, с тупым упорством демонстрирующий темноту, по сравнению с которой мрак космоса казался не более чем тенью от легкого облачка, набежавшего на солнце в погожий летний денек, когда так славно прилечь на травке под яблонькой, чтобы полистать интересную книжку с пространными разговорами и забавными картинками. Ася перевела взгляд на скрин бортового компьютера, - фон был чуть светлее, но информационная составляющая равнялась все тому же нулю.

-Что толку в информационной системе, если она не выдает никакой информации? - задумчиво произнесла Ася.

А, может быть, только подумала?

Впрочем, Ася имела полное право высказывать вслух любые, самые неожиданные и даже рискованные мысли, поскольку на борту корабля с гордым именем "Белый Кролик", помимо нее не было ни одной живой души.

Откинувшись на спинку кресла, Ася подумала, не пойти ли на камбуз и не сварить ли кофе, чтобы в сон не клонило? Сама по себе мысль Асе понравилось, но вот подниматься из кресла, чтобы идти на другой конец корабля, а потом еще возиться с кофеваркой, которая в последнее время нередко вместо кофе выдавала либо чистейшей воды кипяток, либо наваристую кофейную гущу, - стоило ли оно того?

Светящийся цилиндрический объект возник в левом нижнем углу навигационного скрина, почти мгновенно пересек его по диагонали и исчез в правом верхнем углу.

-Что это было?! - воскликнула удивленная Ася.

-Понятия не имею, - из пустоты ответил ей мягкий, певучий, словно плывущий на волнах эфира женский голос.

Источником звуков являлся коммуникационный браслет, который Ася носила на левой руке, но выбранная звуковая настройка создавала тетрафонический эффект, из-за чего казалось, что голос доносится из глубин мироздания. А принадлежал голос Дине, Асиному виртуальному ИскИну, выполнявшему обязанности верного спутника, преданного друга и советчика, следовать наставлениям которого порой было смертельно опасно. Как и у любого виртуального ИскИна, Динина база данных была забита гигабайтами информации из всех доступных областей знаний, а, имея возможность напрямую подключаться к гала-сети, Дина могла раскопать там сведения, обладание которыми требует особой - Особой! - ответственности. Но для того, чтобы выудить из Дининой памяти даже самую простейшую информацию, требовалось приложить массу усилий, - это раз. Два - все эти усилия ничего не стоили, если решивший воспользоваться услугами Дины индивид не мог определить, когда ИскИн говорит серьезно, а когда начинает нести откровенную чушь. Три - серьезные вещи Дина зачастую преподносила, как сущий бред, а какую-нибудь чепуховину могла излагать с видом убийственно серьезным. Четыре - в речах Дины правда и измышления сплетались в столь тугую косичку, что разобрать ее было не под силу никому. Ну, или почти никому. Ася, в принципе, могла справиться с этой задачей. Но даже она не всегда была уверена в том, что в конечном итоге истина и вымысел не поменялись местами.

-Что за бред! - воскликнет каждый, имевший дело хотя бы с одним виртуальным ИскИном. А в наше время ИскИны являются неотъемлемой частью повседневной жизни. За слепого они видят, за глухого - слушают, за дурака... Ну, с этими все ясно. - Что за бред! - повторим еще раз, чтобы почувствовать градус напряжения. - Ни один ИскИн не может вести себя подобным образом! Личность ИскИна не формируется под воздействием внешних условий, а задается фирмой-производителем! И корректируется по желанию заказчика!

Вот именно! Тут-то и зарыта кошка!

Обычно в таком случае почему-то говорят о погребенной собаке. Но Ася к собакам относилась вполне нейтрально, а вот кошек не любила - за их характер подлый и натуру лживую. Так что, по мнению Аси, если кого-то непременно требуется закопать, так лучше кошку.

Кошку Ася зарыла сама. Причем не случайно, а вполне осознанно, полностью отдавая себе отчет в том, к чему это приведет.

Для того, чтобы было понятно дальнейшее, необходимо сказать пару слов о том, чем занималась Ася Лидел. Девушка продолжала семейное дело, переданное ей отцом после того, как Лидел-старший понял однажды, что если он еще хотя бы раз останется один на один с космической пустотой и тьмой, пожирающей его маленький кораблик с таким милым, романтичным названием "Белый Кролик", то непременно свихнется. С тех самых пор вот уже семь лет бессменным командиром и единственным членом экипажа "Белого Кролика" являлась Ася Лидел. Занималась она эксклюзивной экспресс-доставкой, - груз весом до полторы тонн в любой сектор Галактики! Работа не самая увлекательная, но приносящая стабильный доход. Даже во времена повсеместного распространения гала-сети и нуль-почты непременно найдется какой-нибудь чудак, желающий, чтобы его посылка или письмо было доставлено адресату лично в руки и именно в таком виде, в каком он его отправил, без предварительного расщепления на атомы и перезаписи в цифровом коде.

Сделав первый, вполне успешный рейс с Земли на Нейбул, что в скоплении Волос, Ася поняла, - летать одной скучно. Нанять же второго члена экипажа не позволяли финансовые возможности. Да, собственно, и не нужен ей был помощник. Тогда-то Ася и обзавелась виртуальным ИскИном, - спутником надежным и не требующим комиссионных за каждую внеплановую посадку. Когда же речь зашла о коррекции личности ИскИна, которая должна обеспечить максимальную психологическую совместимость с будущему владельцу, Ася как раз и перечислила все те качества Дины - имя она тоже выбрала сама, - речь о которых шла выше. Почему она так поступила? Странный вопрос, - кому понравится двадцать четыре часа в сутки находится в компании с умником, который только тем и занимается, что делает тебе замечания и тычет носом в ошибки? Нет уж, в дальнем рейсе лучше коротать время со спутником, наделенным натурой простой и непосредственной! И, надо сказать, Асе ни разу не пришлось пожалеть о сделанном выборе. До сегодняшнего дня.

Итак, если вы еще не забыли, на вопрос Аси "Что это было?", Дина ответила "Понятия не имею". Что в данном случае вполне соответствовало истине. Дело в том, что неопознанный летающий объект цилиндрической формы, скользнувший по скрину и исчезнувший во тьме бесконечности, был не самым удивительным событием за последние полчаса. В значительно большей степени озадачило Асю то, что когда ровно за двадцать две минуты до появления летящего сквозь мрак небытия странного цилиндрического объекта она вошла в командный отсек, на навигационном скрине ничего не было. Вообще ничего. Как будто "Белый Кролик" тонул в наваристом вишневом киселе. Более того, не отвечал бортовой компьютер. А на контрольном табло автопилота горела бодрая надпись, извещавшая, что корабль уверенно движется заданным курсом. Надпись не изменилась и после того, как Ася отключила автопилот. То, что повторная попытка включить прибор успехом не увенчалась, Асю почти не удивило, - чего еще ожидать от автопилота, спровадившего корабль неизвестно куда. Конкретно, если верить показаниям бортовых приборов, - а то, что они не врали, подтверждал ослепший навигационный скрин, - в никуда.

В Полное Никуда.

Обнадеживало лишь то, что Полное Никуда это все же лучше, чем Полное Черт-Знает-Что. По сути, разница небольшая, но все же приятно тешить себя надеждой на то, что ситуация еще не так плоха, как могла бы быть.

-Что происходит?

На разумный ответ Ася в любом случае не рассчитывала, но нужно же было с кем-то обсудить происходящее. Хотя, на самом-то деле, не происходило ничего. Что как раз и угнетало.

-По-моему, мы заблудились в Лайман-альфа лесу, - изрекла Дина, интонациями голоса давая понять, что умные вещи она всегда говорит серьезно.

-Чушь, - осадила подругу Ася. - В Лайман-альфа лесу нельзя заблудиться.

-Тогда это Лайман-бета лес, - тут же выдвинула новую версию Дина.

-Бред, - фыркнула Ася.

-Да? - Дина голосом изобразила обиду. - Предложи свою гипотезу.

Ася прикусила губу, - сказать-то и в самом деле было нечего.

Почувствовав победу, Дина материализовалась в виде старенького, седенького профессора с козлиной бородкой и пенсне на длинном носу. Поправив на голове круглую академическую шапочку и поддернув белый лабораторный халат, старичок уселся на край пульта, кокетливо закинув ногу на ногу. Несоответствие внешнего образа и типа поведения так же была одной из особенностей Асиного ИскИна. Но к этой Дининой причуде Ася не имела никакого отношения. Поди разберись, откуда что берется?

-Поскольку иных версий случившегося предложено не было, будем считать, что мы заблудились в Лайман-альфа лесу.

-А, - безнадежно махнула рукой Ася.

Дине это не понравилось и по сему поводу она вновь дематериализовалась.

-Дина, ты ведь можешь забраться в систему бортового компьютера?

-Не могу, - мрачно буркнула в ответ Дина.

-Можешь!

-Нет.

Ася глубоко вздохнула и положила руки на край пульта. Хоть бы один пальчик дернулся, - нервы у командира "Белого Кролика" в идеальном состоянии. И даже Дине не удастся вывести ее из себя.

-Послушай, Дина, сейчас не время для игр. Ситуация критическая, и мне нужна твоя помощь.

-Я когда-нибудь отказывалась тебе помочь?

-Тогда заберись в бортовой компьютер.

-Я не могу забраться в компьютер!

Круг замкнулся. Для того, чтобы сломать его, требовалось нестандартное решение.

-Хорошо, - Ася чуть приподняла руки и снова возложила их на пульт, точно пианист, готовящийся взять первый аккорд Четвертой симфонии Брамса. - Чем ты можешь мне помочь?

-А что ты, собственно, хочешь?

-Мне нужно снять данные с системы внешнего наблюдения, чтобы определить траекторию движения серебристого цилиндра, который пролетел мимо нас пару минут назад.

-То же мне задачка! - Дина вновь материализовалась, на этот раз в виду надменной птицы-секретаря. - Плевое дело!

-Следи за языком!

-Извини, мамочка, - птица-секретарь смущенно поднесла к клюву крыло.

Что-что, а держать паузу Дина умела.

-Продолжай, - разрешила Ася.

-Я могу подключиться к бортовому компьютеру и выяснить, в каком состоянии система внешнего наблюдения.

Ася недобро покосилась на птичку.

-Минуту назад ты заявила, что не можешь это сделать.

-Я этого не говорила, - ну прямо сама невинность, которую пытаются оклеветать.

-Выходит, я ослышалась? - язвительно усмехнулась Ася.

-Я сказала, что не могу забраться в компьютер. "Забраться" и "подключится" - это, к твоему сведению, две большие разницы.

-Насколько большие?

-Настолько, что ты даже не можешь себе это вообразить, - птица-секретарь задрала клюв к потолку.

Ася тоже глянула на верх, ничего интересного там не увидела, но благоразумно решила не спорить.

-Хорошо, если не можешь забраться, тогда подключись.

Птица-секретарь исчезла, оставив после себя мерцающее серебристое облачко.

-Сделано.

-И каков диагноз?

-Кома.

-Шутишь?

Серебристое облачко растаяло в воздухе. Последняя искорка, описав широкий полукруг, опустилась на край пульта рядом с Асиной рукой и там погасла.

-Ты же знаешь, я никогда не шучу.

Верно, шутить Дина не умела. А вот околесицу нести, - это пожалуйста, регулярно, за милую душу.

-Что с "Белым Кроликом"? - иначе поставила вопрос Ася.

-Все системы функционируют нормально! - браво отрапортовала Дина. И доверительным тоном добавила: - Я бы посоветовала заглушить маршевый двигатель.

Ася озадаченно посмотрела на пустой навигационный скрин.

-Разве мы летим?

-Летим! Летим! - заверила Дина. - Еще как летим!

-Как?

-Все время вниз и вниз.

-Что ты имеешь в виду?

-Именно то, что сказала.

-Мы падаем?

-Нет, мы летим вниз.

-Здорово, - согнутым указательным пальцем Ася почесала кончик носа. - И куда же мы летим?

-Понятия не имею! - фразу, не несущую в себя никакой информации, Дина произнесла так, будто это и был ответ на все Асины вопросы. - А, если не знаешь, куда несешься, лучше остановись.

-Логично, - согласилась Ася и совершила ряд манипуляций, необходимых для того, чтобы заглушить маршевый двигатель.

"Белый Кролик" был для Аси не просто транспортным средством, дающим возможность зарабатывать на жизнь, не ставя себя в зависимость от трансгалактичеаких корпораций, давно уже пожравших почитай что всех мелких поставщиков товаров и услуг, - корабль был для нее верным другом, почти что живым существом. Ася досканально изучила все явные достоинства и скрытые недостатки "Белого Кролика". Она не просто знала, а чувствовала все системы корабля, как опытный врач умеет почувствовать болезнь пациента, за которым наблюдает не первый год. Поэтому, даже глядя на ослепший скрин бортового компьютера, Ася проделала всю операцию так же быстро и четко, как чистит зубы опаздывающий на работу клерк.

На скрине появилось лицо девушки, - милой, но почему-то с наголо обритой головой.

-Великолепно, - улыбнулась Дина со скрина. - Бесполезный расход ти-топлива временно приостановлен. Ты знаешь, во сколько человеко-часов обходится производство одной капсулы ти-топлива?

-Я знаю, во сколько это обходится мне, - недовольно буркнула Ася, не любившая, когда Дина начинала демонстрировать свою осведомленность в вопросах, не имевших прямого отношения к обсуждаемой теме.

-Поговорим о цене? - предложила Дина.

-Не стоит.

-Почему? Отличная тема для развернутой дискуссии.

-Это глупо.

-Разве? - удивление в голосе Дины совершенно искреннее.

-Ничего глупее просто невозможно придумать, - Ася посмотрела на ослепший навигационный скрин, в тайне надеясь, что именно сейчас он удивит ее захватывающим видеорядом. Но, видно, не сезон был для чудес. - У нас полно ти-топлива, а мы стоим на месте и не знаем, что делать.

-Ну, допустим, на месте мы не стоим...

-Что?

Лицо Дины словно приклеено к скрину, - никаких эмоций.

-Допустим, говорю, на месте мы не стоим.

-Я не смогла заглушить двигатель?

-Ты все правильно сделала, - одобрительно улыбнулась Дина. - Но если прежде мы летели, то теперь - падаем.

-Куда?

-Туда же, куда летели - вниз.

Вниз, вверх, влево, вправо, - что могут означать эти понятия, если дело происходит в пустоте? В абсолютной, идеальной пустоте, сравниться с которой может разве что глубина романов из серии "Объемная перверсия", дико популярной среди мускулистой части пилотов, работающих на дальних трассах. Хотя, если подумать, куда еще можно падать, как не вниз? Следовательно, вопрос нужно было сформулировать иначе. Например, так:

-И когда же мы упадем?

-Сие мне неведомо, - с прискорбием развела руками лысая девицы на скрине.

Ася слишком хорошо знала Дину, чтобы поверить в то, что продемонстрированная ИскИном эмоция натуральная. Любила Дина впадать в патетику, даже когда ни малейшего повода для этого не намечалось.

-Как система слежения?

-В порядке, - сообщила Дина, скроив кислую мину. - Только что с нее толку, ежели работает она сама по себе, не принимая в расчет того, что является частью многофункционального комплекса, получившего, по непонятной для меня причине, дурацкое название "Белый Кролик", - обсуждение имени корабля была одной из излюбленных Дининых тем. - Послушай, Ася, а что, если в свое время твой отец ошибся, регистрируя название корабля, и написал "Белый Кролик", когда хотел написать "Беглый Карлик"?

-Корабль называется "Белый Кролик", - процедила сквозь зубы Ася.

Лысая девица на скрине поджала губы и наморщила нос, как будто унюхала запах сэндвича с тунцом и майонезом, неделю пролежавшего на радиаторе контура охлаждения маршевого двигателя.

-Мне такое название не нравится.

-Тот, кому не нравится название моего корабля, может уматывать в любом понравившемся направлении.

-Шутница ты у нас, однако, Ася, - лукаво улыбнулась лысая Дина, а на лбу у нее проступила татуировка в форме вопросительного знака. - Знаешь ведь, что ком-браслета держит меня на веревочке. Десять метров, - расстояние от двигательного отсека до камбуза, - вот мой предел.

-Если хочешь, могу выбросить браслет за борт, - предложила Ася.

Изображая задумчивость, Дина прикусила на мизинце ноготь.

-И что я там буду делать? Ладно бы, на трассе какой находились, глядишь, и подобрал бы кто, а то ведь не пойми где, - Дина посмотрела вверх, затем - вниз и покачала головой. - Нет, мне определенно здесь не нравится.

-Мрачное местечко, - согласилась Ася.

-Б-р-р-р! - зябко передернула плечами Дина.

-Предлагаю подумать о том, как отсюда выбраться.

-А разве мы до сих пор не этим занимались?

Ася обреченно вздохнула.

-Вернемся к нашим системам.

-Да, капитан! - Дина лихо махнула двумя пальцами у кромки блестящего козырька синей фуражки с бирюзовым околышком, покрывшей ее бритую голову.

-Так что системы?

-Как я уже доложила, функционируют! - продолжая играть в военных, Дина еще раз отдала честь. - Ситуация под контролем!

-Зафиксирован момент, когда мы сбились с курса?

-Никак нет, капитан! Маршрутная карта девственно чиста!

-Другая информация?

-Ни одного материального объекта на расстоянии... - Дина опустила взгляд. В руках у нее появилась толстая книга, которую она принялась сосредоточенно листать. - Одну секунду, - бросила она быстрый взгляд на Асю. Книга превратилась в огромную навигационную карту, которую Дина вертела и так, и эдак, старательно делая вид, что пытается разобраться в ситуации. - Одним словом, - Дина скомкала карту и кинула через плечо себе за спину, - ни черта вокруг.

-Цилиндрический объект, что пролетел мимо, - напомнила Ася.

-Да, конечно, - Дина сдвинула фуражку на затылок и, собирая морщинки, провела пальцами по лбу. - Объект был потерян прежде, чему удалось его опознать. Но в данный момент мы движемся по той же траектории. Поэтому не следует исключать возможность того, что рано или поздно мы снова встретимся. Либо мы его догоним, либо он сам решит вернуться тем же путем, каким проследовал в небытие. Ремарка! - Дина подняла палец. - В данном контексте под небытием следует понимать все то пространство, что не охвачено системами внешнего наблюдения нашего корабля. Ну, а поскольку в данный момент системы наблюдения "Белого Кролика" не фиксируют вообще ничего, можно предположить, что мы уже находимся в этом самом небытии.

Дина прикусила верхнюю губу и закатила глаза, - задумалась над тем, что бы еще сказала.

-Мне это не нравится, - удрученно покачала головой Ася. - Определенно - не нравится.

-Ну, это смотря с какой стороны глянуть, - Дина и сама не знала, что имела в виду, просто хотела ободрить подругу. - Или глядя с какой стороны посмотреть. Или...

И в этот момент - толчок.

* * *

Глава 2. Голубой бархат.

Толчок был не сильный, можно даже сказать - деликатный, но все же вполне ощутимый. "Белый Кролик" вздрогнул, будто коснулся вакуумных захватов ведущей в атмосферные доки шлюзовой камеры.

-Прибыли!

Дина материализовалась слева от командирского кресла. Теперь это была шикарная рыжеволосая красотка, одетая в вызывающе коротенькие джинсовый шортики с бахромой и не менее вызывающую полупрозрачную маечку в желто-красную полоску. Дина была уверена, что главное в одежде - это стиль, который она чувствовала, как Хукер - блюз.

Ася смерила подругу холодным оценивающим взглядом.

-Куда?

-Какая разница, - небрежно дернула голым плечиком Дина. - Куда-то прибыли - и то хорошо.

Ася не разделяла оптимизма подруги. К тому же... Ну, да, к тому же ей не нравилось то, как Дина одета.

А Дина не могла устоять на месте.

-Ну, что, идем? - она похлопала в ладоши. - Идем же, Ася!

-Куда? - повторила вопрос командир "Белого Кролика".

-Как это куда? - и без того большие Динины глаза увеличились до размеров, граничащих с патологией. - Мы ведь прибыли на место!

-Мы черт знает куда попали...

Ася в задумчивости провела кончиками пальцев по кромке пульта. Дина была права в одном, - что-то делать нужно. Но вот что именно, - вопрос тот еще. Оказаться в ситуации, когда не знаешь, как правильно поступить - для Аси это не впервой. Но прежде ей не доводилось принимать решение в условиях, когда сумма вводных данных равнялась нулю. Одно Ася знала точно, - ей страшно не хотелось покидать корабль.

А Дина, казалось, только этого и ждала всю свою виртуальную жизнь.

-Ну же! - подойдя сзади, Дина положила руки Асе на плечи, а миниатюрные гравикомпенсаторы создали иллюзию прикосновения.

По первому времени Дина крайне неумело пользовалась гравикомпенсаторами, входящими в комплект виртуального ИскИна, но потихоньку освоилась и теперь, когда она брала в руку бокал, невозможно было поверить в то, что на самом деле он висит в воздухе. Но, если бы Дина рискнула выпить, содержимое бокала оказалось бы на полу.

-Ну же! - Дина крепче сжала плечи подруги. - Чего мы ждем?

-Официального приглашения, - уныло произнесла Ася.

И словно в ответ на ее запрос, на скрине бортового компьютера загорелась жизнеутверждающая надпись:

"ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!"

-Пожалуйста! - щелкнула пальцами Дина.

Ася недовольно поджала губы.

-Твои штучки?

-Да ты что! - если бы Дина не была ИскИном, то непременно бы задохнулась от возмущения.

Ася постучала ногтем по скрину, как будто надеялась, что провокационная надпись исчезнет. Но все осталось, как прежде, - надпись на скрине, Дина за спиной, темнота вокруг.

-Я хочу кофе, - сказала Ася.

Она действительно хотела кофе.

-Отличная мысль! - живо поддержала идею Дина. - Я думаю там нас непременно угостят.

-Там?

-Там, - Дина указала пальчиком на скрин с надписью, приглашающей куда-то там пожаловать.

-Уверена? - с сомнением посмотрела на подругу Ася.

-Ну, если приглашают...

Сказать по чести, Дина ни в чем не была уверена. Но сколько можно было сидеть на месте, в ожидании неизвестно чего?

-Идем, - неожиданно легко согласилась Ася.

Конечно, можно было проигнорировать подозрительно лаконичное приглашение, поступившее на имя командира "Белого Кролика", но вряд ли это было разумно. Дамы из экипажа почтовика не имели представления о том, где они находятся, как здесь оказались и каким образом можно отсюда выбраться. Оставалось надеяться, что приславший сообщение Неизвестно-Кто мог ответить на эти вопросы.

Ася взглядом окинула отсек, как будто хотела убедиться, что ничего не забыло. Впервые за годы странствий по просторам Галактики она пожалела, что на корабле нет оружие. Старый Лидел, когда передавал корабль дочери, показал тайник под левой приборной панелью, в который был уложен семизарядный пластиковый "Беркут". Так, на всякий случай, сказал Асе папаша, мало ли что. Иметь оружие на почтовике не полагалось, и при первой же возможности Ася от пистолета избавилась, - отдала знакомому дальнобойщику в обмен на усовершенствованную каким-то умельцем версию программы для курсопрокладчика. Н-да, не исключено, что именно эта самопальная программа как раз и завела "Белый Кролик" туда, где он сейчас находился, - в Место-Без-Названия.

-Ты в этом собираешься идти?

И зачем только Дина спросила, - ее выразительный взгляд делал ненужными любые слова.

Асин гардероб не отличался изысканностью. Застиранная зеленая майка, поверх которой накинута рубашка в крупную сине-черную клетку, старые джинсы, обрезанные чуть ниже колен, и болотного цвета пластиковые шлепанцы на ногах - любимая Асина одежда, которую она натягивала всякий раз, как только "Белый Кролик" покидал очередной порт назначения. Нырнув в бездну космоса, можно на время забыть об условностях, принятых среди цивилизованных людей, которые делают жизнь в толпе себе подобных спокойнее и даже, быть может, немного краше, но в то же время причиняют массу неудобств личностям, склонным к интровертии. Что бы не говорили вокруг, а по-настоящему счастливым можно стать только наедине с самим собой.

-Что тебе не нравится?

Дина скроила презрительную гримасу. Примерно такое же выражение лица было у Кассандры, наблюдавшей за тем, как троянцы тащат в город деревянного коня.

-Я не собираюсь критиковать твой стиль...

-Вот и отлично.

Но Дина не была бы Диной, если бы согласилась поставить на этом точку.

-Нас, между прочим, пригласили в гости незнакомые люди, - назидательный тон был позаимствован не иначе как из гигиенического шоу "Рука руку моет". - Общеизвестно, что первое впечатление о человеке складывается на основании того, как он одет. Не знаю, что подумают о нас хозяева, когда увидят...

-Когда увидят, как ты одета.

Лицо Дины сделалось похожим на симпатичную мордочку удивленной мультяшной мышки.

-О чем ты, подруга?

Продолжать спор было бессмысленно.

-На выход! - скомандовала Ася.

Дина вскинула голову, высокомерно хмыкнула, повернулась к Асе спиной и, крутанув игриво попкой, - красивой, нужно сказать, попкой, - просочилась сквозь переборку. И знает ведь, что Ася терпеть не может эту ее манеру проходить сквозь стены, игнорируя существующие двери. Коль приняла человеческий облик, пусть виртуальный, так изволь и вести себя по-человечески!

Дина ждала подругу в коридоре. Руки сложены на груди, на губах насмешливая ухмылка, - откровенная демонстрация превосходства. Вот только в чем, - не понятно.

-Идем? - спрашивает.

А сама стоит, загородив Асе проход.

Понятное дело, роскошное Динино тело всего лишь голографическая проекция с высокой степенью разрешения. Пройти сквозь него, - все равно что сквозь воздух. Мешает только психологический барьер, - разум твердит, что пред тобой лишь призрак бесплотный, а тело все равно сопротивляется до последнего, стараясь уберечься от кажущегося неминуемым столкновения.

Стиснув зубы, Ася шагнула вперед. На миг она увидела прямо перед собой непропорционально большой Динин рот, - пухлые алые губки чуть приоткрыты, чтобы видна была полоска изумительно ровных, невозможно белых зубов, - затем Асю окутал колышущийся разноцветный туман, - так выглядел виртуальный ИскИн изнутри, - и Дина осталась у нее за спиной. Ася даже не обернулась, - зачем, если она и без того знала, что снова увидит ехидную Динину ухмылку.

До пассажирского шлюза рукой подать. Ася не успела даже придумать, что сказать хозяевам, к которым они с Диной, можно сказать, напросились в гости, как уже оказалась перед тяжелой металлической дверью со штурвалом ручного замка.

"Внимание! Прежде чем использовать ручной замок, убедись в том, что состав атмосферы и давление в шлюзовой камере соответствуют минимальным параметрам, необходимым для нормальной жизнедеятельности ТВОЕГО организма!" - гласила угрожающая надпись, сделанная желтой флуоресцирующей эмалью. Старик Лидел когда-то старательно выводил каждую букву по трафарету, - все в строгом соответствии с требованиями Комиссии по безопасности космических перелетов, которая без такой вот надписи, в купе с тремя десятками других, разбросанных по коридорам и отсека "Белого Кролика", корабль из дока не выпустит.

Ася перевела тумблер электронного замка в нейтральное положение. На контрольном табло ожила зеленая спираль. Тихо прошипел привод блокирующих дверь стальных стержней. Дверь плавно отошла в сторону.

Шлюзовая камера освещена яркими бестеневыми лампами. Слева на стене экран с информацией о составе атмосферы по другую сторону внешней двери шлюза. Вполне приличная, надо сказать, атмосфера - кислород-азотная смесь с незначительными примесями инертных газов. Если верит показаниям приборов. Но можно ли здесь хоть чему-то верить?

-Дина, - позвала Ася замешкавшуюся в коридоре подругу.

-Да? - заглянула в дверь голова Дины.

Только голова, - тело она даже не сочла нужным проецировать.

-Ты что там делаешь? - спросила Ася.

-Взвешиваю все "за" и "против".

В воздухе нарисовалась рука, держащая весы, на одной чаше которых лежало слово "за", а на другой - "против". Чаши весов неуверенно покачивались из стороны в сторону.

-Кончай, - Ася хлопнула ладонью по стальной плите, - несильно, но выразительно. - Посмотри лучше, что снаружи.

Весы исчезли. Дина, как и прежде, в коротких шортиках и полосатой маечке, осторожно приблизилась к внешней двери шлюза. Каждое ее движение выражало неуверенность и сомнение.

-А почему бы просто не открыть дверь? - Дина скосил на Асю хитрый взгляд.

-Хочу убедиться, что это безопасно, - ответила Ася.

-Да? - на лице Дины выражение первозданного ужаса. - И ради этого, ты готова рискнуть моей жизнью?

-Тебе, виртуальная ты моя, ничто не грозит.

-Ох, не знаю, - с сомнением покачала головой Дина.

-Зато я знаю! - Ася наконец потеряла терпение. - Или делай, что я говорю, или я отключу тебя!

-Это шантаж! - возмущенно подпрыгнула на месте Дина.

-Точно.

Дабы продемонстрировать серьезность своих намерений, Ася подняла руку с ком-браслетом на запястье.

-Что ж, - понуро опустила голову Дина. - Если я не вернусь...

-Для начала я отключу функцию речи.

-Это жестоко, - с укоризной посмотрела на подругу Дина.

-Знаю, - кивнула Ася.

Дина гордо вскину подбородок, - ни дать, ни взять, святая мученица, готова за веру идти на костер. В соответствии с канонами жанра, последнему шагу должна была предшествовать речь, обличающая ненавистных тиранов. Но, к вящему удивлению Аси, Дина сказал только:

-Я иду, - и просочилась сквозь дверь.

Ася закинула руки за голову и потянулась так, что суставы хрустнули. С Диной всегда так, - знает, что так или иначе придется сделать то, что от нее требуется, а все равно будет ломаться. Кто бы еще, кроме Аси с ее ангельским характером, мог так же спокойно относиться к подобным выходкам персонального ИскИна?

Но даже Ася, казалось бы, уже ко всему привыкшая, испуганно ойкнула, когда Дина вновь материализовалась в пределах шлюзовой камеры. Вид ее был ужасен, - лицо багровое, рот перекошен безмолвным криком, глаза едва не вываливаются из орбит, руки со сведенными судорогой пальцами раскинуты в стороны. Сделав неуверенный шаг вперед, Дина умоляюще взглянула на Асю и стала медленно, очень медленно оседать на пол. Все произошло настолько неожиданно, что в порыве чувств Ася едва не бросилась к гибнущей подруге, чтобы подхватить ее, не дать упасть, прижать к себе... По счастью, Асе удалось быстро оценить ситуацию, а потому она лишь взвизгнула пронзительно:

-Прекрати! - и гневно ногой топнула.

Топать ногами, обутыми в пластиковые шлепанцы, все равно, что подмигивать в темноте, - эффекта никакого. Но окрик произвел должное впечатление, - Дина тряхнула головой и приняла свой обычный вид.

-Все в порядке, можешь открывать дверь, - сказала она, как ни в чем не бывало.

И что было делать Асе, если она точно знала, что ругать подругу за ее идиотскую выходку совершенно бессмысленно? Дина просто сделает вид, что не понимает причину Асиного гнева. А, может быть, еще и обидится, - за что, мол, это был всего лишь безобидный розыгрыш! Попытаться объяснить ей, что это было вовсе не смешно? Как будто прежде не было таких попыток!

-Что за дверью?

-Длинный-длинный коридор, - Дина вытянул руки вперед. - Стены, - руки вперед, - задрапированы голубым бархатом. Прямо, как в кино...

-Довольно, - оборвала рассказ о кино Ася. - Что еще?

-Ничего, - Дина пожала плечами, как будто хотела сказать, а что там еще может быть?

-Люди?

-Нет.

-Другие живые существа?

-Нет.

Подумав, Ася задала еще один вопрос, который был бы не нужен, если бы в роли разведчика выступал кто-то другой:

-А мертвые?

-Нет, мертвых я тоже не видела, - уверенно ответила Дина. - Вообще никого.

Ася подошла к двери шлюза и положила руку на тумблер электронного ключа. Но прежде, чем повернуть его, Ася еще раз оценивающе посмотрела на подругу.

-Если ты сейчас пытаешься шутить, имей в виду, это самая большая глупость в твоей жизни, - предупредила Ася.

-Вот только не надо держать меня за идиотку! - обиделась Дина.

Похоже, обиделась серьезно.

-Извини, - быстро произнесла Ася и дернула тумблер.

За дверью оказалось именно то, что описала Дина, - уходящий вдаль коридор с высоким сводчатым потолком и задрапированными голубым бархатом стенами. Ася осторожно коснулась ногой пола за порогом шлюзовой камеры. То, что она перед собой видела, наводило на мысли об иллюзии, обмане зрения, мираже, галлюциногенном бреде, мороке или какой другой пакости. Одним словом, намечался подвох. Но, вопреки ожиданиям, пол оказался настоящим. Ася переступила порог и потрогала рукой бархат на стене. Как будто тоже реальный. И что все это значит? Они могли оказаться на космическая станции или на другом корабле, состыковавшемся с "Белым Кроликом". Но коридор был слишком длинный. Можно даже сказать, ненормально длинный. Да и кому могло прийти в голову оформить столь нетрадиционным образом интерьер космической станции или корабля?

-Ну, мы идем или как?

Обогнавшая Асю Дина нетерпеливо пританцовывала на месте.

Конечно, надо идти. Иначе чего ради они вообще покинули "Белого Кролика"?

Ася сделала два шага вперед. Позади нее с шумом упал тяжелый бархатный занавес. Ася кинулась назад и попыталась отдернуть портьеру, но у нее ничего не вышло. Ася тянула занавес в одну сторону, а тот как будто тащил ее в обратную. Ася попыталась сорвать занавес, но пальцы только скользнули по бархату. Со стороны это напоминало бой с собственной тенью, - что бы ни делала Ася, все у нее получалось с точностью до наоборот. Когда же она убедилась, что голыми руками занавес не взять, бархат уже окутывал ее своими складками со всех сторон, сковывая движения и не позволяя сориентироваться в пространстве. От отчаяния хотелось то ли плакать, то ли кричать, то ли и то, и другое одновременно. Должно быть, так же чувствует себя куколка бабочки, - сидя в коконе, она знает, что за тонким хитиновым покровом находится огромный, прекрасный мир, но нет сил вырваться наружу.

-Дина! - крикнула Ася.

Она все же старалась, чтобы это прозвучало как приказ, а не как призыв о помощи.

-Я здесь, - обернувшись на звук знакомого голоса, Ася увидела лицо Дины, вытканное золотой нитью на портьере. - Поиграть решила?

Как не хотелось этого Асе, но пришлось признаться:

-Я не могу отсюда выбраться.

-Да ну? - вышитый портрет недоверчиво шевельнул бровями.

Снова притворяется или на самом деле удивлена?

-Ты мне поможешь?

-Конечно.

Портрет начал распускаться, вытягиваясь в золотистую ниточку, зазмеившуюся по голубому бархату. Ася принялась быстро перебирать руками занавес, стараясь не отстать от нити. Не прошло и минуты, как она оказалась на свободе, - все в том же длинном коридоре с задрапированными стенами. Рядом стояла Дина. По счастью, она молчала, но взгляд ее выражал столь искреннее сочувствие, что Ася почувствовала себя неловко.

-Я пыталась добраться до двери шлюза, - сказала она, как будто это могло служить оправданием.

Двумя пальцами Ася осторожно пощупала бархат едва не победившей ее портьеры, словно хотела прицениться к материи.

-Оставь надежду всяк сюда входящий, - Дина вскинула над головой руку с кастаньетой и дважды звонко щелкнула ею. - Не стоит предаваться пессимизму, но обратной дороги нет, - еще два звонких щелчка. - Вот так!

Щелк-щелк.

Ася щелкнула пальцами у Дины перед носом.

-Объясни по-человечески.

-Ты можешь сколько угодно бороться с портьерой, но победить ее ты не сможешь никогда, потому что за ней ничего нет.

-В каком смысле "ничего"? - подозрительно прищурилась Ася.

-Ну, как тебе сказать, - изображая задумчивость, Дина приложила пальчик к подбородку. - Вообще-то "ничего" это значит "ничего". Лично я не могу найти в этом понятии даже второго смысла, не говоря уж о третьем или четвертом. Ничего, - Дина развела руки в стороны, дабы зримо продемонстрировать, что сие означает. - Понимаешь?

-Понимаю, - Ася обеими руками ухватилась за голубой бархатный занавес и что было сил дернула, пытаясь сорвать со стены.

Дина с укоризной цокнула языком.

-Нежелание поверить в реальность происходящего не является оправданием глупости, - прокомментировала она действия подруги.

Ася подпрыгнула и повисла на портьере.

-Разминаешься? - язвительно усмехнулась Дина. - Сколько раз нужно повторить, чтобы ты наконец поверила, - за портьерой то самое ничто, в которое мы по недосмотру вляпались. Я туда уже заглянула, а тебе это никогда не удастся.

-Где "Белый Кролик"? - Ася все еще держалась одной рукой за край портьеры, но, похоже, уже смирилась с тем, что сорвать ее не удастся.

-Давай найдем хозяев и спросим у них.

Порой Дина высказывала вполне дельные предложения. Зачем ломиться в запертые ворота, если можно пойти в противоположную сторону? Глянув в дальний конец коридора, можно было зримо оценить протяженность бесконечности, но этот путь, по крайней мере, был открыт.

-Пойдешь первой? - предложила Ася.

-Вот так всегда, - обиделась Дина. - Если подвергать опасности чью-то жизнь, то непременно мою.

-Ты - виртуальный ИскИн, - напомнила Ася. - С тобой может что-то случиться только в том случае, если я потеряю ком-браслет.

-Виртуальный ИскИн, говоришь, - Дина бросила на подругу уничижительный взгляд. - Знаешь как это называется? Дискриминация на почве физического воплощения присутствия!

-Когда вернемся домой, подашь на меня в суд.

-Ты это серьезно?

-Настолько, насколько можно оставаться серьезной в ситуации полной неопределенности, - Ася хлопнула в ладоши, жалея, что не может подтолкнуть Дину в спину. - Давай!

* * *

Глава 3. Китайский болванчик.

Долго ли они шли, или коротко, - кто знает. Как гласит Общая теория относительности, расстояние столь же непостоянно, как и время. Или наоборот. Как бы там ни было, Ася так и не успела понять, за счет чего возникает эффект кажущейся бесконечной протяженности коридора. В конце пути командир "Белого Кролика" и ее виртуальный ИскИн оказались в большом круглом зале с уходящим высоко вверх сводом и множеством дверей самого разного вида. Здесь были тяжелый дубовые двери, обитые железом, белые пластиковые двери, как в медицинских кабинетах, двери двухстворчатые с изогнутыми позолоченными ручками, сейфовые двери с наборными замками... Одним словом, рай для коллекционеров дверей, ежели таковые имелись. Хотя, почему бы и нет, - нынче что только не коллекционируют. Мало ли на свете чудаков, почитающих себя за оригиналов?

Но самым интересным было не это.

В центре зала стоял круглый стеклянный столик на тонкой витой ножке, в центре которого восседал китайский болванчик с круглой, наголо обритой головой. Левой рукой, высовывающейся из-под небесно-голубого, расшитого золотыми цветами и птицами парчового халата, болванчик указывал в потолок. Правая рука пряталась под складками одежды. Может быть, потому девушки и не сразу приметили болванчика, что цвет его замечательного халата почти сливался с общим фоном помещения. Но самым удивительным было то, что не смотря на свой крошечный рост, - не более сорока сантиметров от точки восседания до лысой макушки, - болванчик был живым. Живым в самом прямом смысле этого слова. Покачивая тихонько головой, он с улыбкой взирал на девушек, и глаза его при этом хитровато щурились.

-Называется - приехали, - Дина обошла вокруг столика, чтобы со всех сторон осмотреть миниатюрного китайца.

-Вообще-то, пришли, - поправил ее болванчик. - Но, по сути, разницы никакой.

-Ошибаетесь, - возразила Дина. - Разница как раз в сути.

Голова болванчика сильнее качнулась из стороны в сторону, и рука тот час же повторила это движение.

-Девушка, вы смущаете меня своей осведомленностью, - а у самого на лице все та же загадочная улыбка усталого Бодхисаттвы.

Щечки Дины зарделись румянцем смущения.

Ох-ох-ох! Чего бы не отдала любая женщина за умение так же ловко лгать, не говоря ни слова. Болванчик все смотрит на Дину, будто насмотреться не может, и головой качает. А Дина уже и глазки потупила и ноготками наманикюренными краешек майки теребить принялась.

-Кстати, - чтобы привлечь внимание к своей скромной персоне, Ася трижды щелкнула пальцами, - по поводу осведомленности.

Голова болванчика тут же прекратила раскачиваться и повернулась в сторону командира "Белого Кролика".

-Всегда к вашим услугам.

Тело китайца при этом осталось неподвижным, поэтому казалось, что пальцем, продолжавшим маятникообразное движение, он по-прежнему грозит Дине. Хотя, может быть, и не грозит вовсе, а подзывает подойти поближе?

-Где мы находимся?

Чтобы сразу стало ясно, о чем идет речь, Ася широким взмахом руки обвела весь зал с дверями. Когда же она повернулась, чтобы и коридор представить, как комплексную составляющую своего вопроса, то с удивлением обнаружила, что проход исчез. Хотя, пожалуй, мы несколько переоценили значимость этого события для Аси. Если исчезновение коридора и удивило ее, то самую малость. До этого исчез шлюзовой переход, ведущий на борт "Белого Кролика", еще раньше пропал сам корабль, а началось все с исчезновения Вселенной. Когда пропажи следуют одна за другой, к этому поневоле начинаешь привыкать. Но вопросы все равно остаются.

Китайский болванчик с ответом не спешил. Голова его качнулась, - налево, направо, потом снова налево, - да так и замерла, к плечу склоненная.

-В войде, - сказал китаец.

-Я знаю! Знаю! - подпрыгнув на месте, замахала поднятой рукой Дина. - Войд - это такая штука... - Вне себя от распиравшего ее восторга, Дина захлопала в ладоши. - Такая забавная штука!..

Болванчик посмотрел на ИскИна и вроде как одобрительно качнул головой.

-Дина! - одернула подругу Ася.

-Да, я сейчас! - Дина на буддистский манер сложила ладони перед грудью. - Сейчас я успокоюсь, - но глаза ее возбужденно блестели, а улыбка вытворяла с губами, что хотела. - Дело в том, что мне очень нравятся войды.

-Не говори глупости, - недовольно поморщилась Ася. - Войды не цветы, чтобы нравиться.

-А вот в этом я с вами категорически не согласен, - болванчик строго погрозил Асе пальчиком. - Не могу сказать, подобно вашей очаровательной спутнице, что мне нравятся все войды, без исключения, но данный, конкретный войд, в котором мы сейчас находимся, я очень люблю.

-Вам, очевидно, нравится не войд, как таковой, а само место, где вы находитесь? - уточнила Ася.

-Вполне возможно, - подумав согласился китаец и с немного виноватой улыбкой добавил: - Я ведь не видел других войдов. Я даже не знаю, как выглядит войд со стороны, - болванчик тоскливо вздохнул. - Должно быть, это прекрасное, вдохновенное зрелище, - мечтательно закатил он глаза.

-Боюсь вас разочаровать, но войды, со стороны не выглядят никак, - Асе и в самом деле было жаль лишать болванчика иллюзий. Но она считала, что следует расставить все точки над "ё", поэтому добавила: - Для стороннего наблюдателя войдов просто не существует.

-То есть, как? - недоуменно посмотрел на нее китаец. - Как это "не существует"?

-Дежа вю, - улыбнулась Дина.

Ася только рукой на нее махнула, - молчи, мол.

-Вы, вообще-то, в курсе, что такое войд? - обратилась она к болванчику.

-Ну, да, - ответил тот как-то не очень уверенно. - Конечно, - совсем уж неуверенно добавил он и посмотрел по сторонам. - Я давно здесь сижу и много чего повидал.

-Как давно? - решила уточнить Ася.

-Понятия не имею, - рука и голова болванчика качнулись в противофазе. - У меня ведь нет часов.

-Даже если бы они у вас имелись, от них не было бы никакого проку, - заметила Дина.

-Почему? - перевел на нее удивленный взгляд китаец.

-Потому что мы в войде, - ответила на его вопрос Ася. - Хотя до сих пор не могу понять, как мы здесь оказались.

-Почему в войде нельзя пользоваться часы? - упрямо повторил болванчик. - У вас ведь они есть.

-Да, - Ася с грустью посмотрела на дисплей ком-браслета. - Только они стоят.

-Ага, - болванчик размеренно качнул рукой, туда-сюда. - Выходит, время вас покинуло.

-Скорее уж это мы от него убежали, - уточнила Дина.

-Вам было с ним скучно? Или оно вас обижало? - участливо поинтересовался болванчик.

-Нет, мы жили с ним душа в душу, - невесело усмехнулась Ася. - До тех пор, пока не попали в ваш чертов войд.

-Вы снова говорите о войде нечто такое, что совершенно не вяжется с моими представлениями о нем, - болванчик озабоченно покачал головой.

-Можно я? - азартно замахала рукой Дина. - Можно я расскажу ему, что такое войд?

-Только без глупостей, - предупредила Ася.

-Войды - это пустоты, занимающие около пятидесяти процентов от объема нашей Вселенной. Размеры этих образований составляют от десяти до тридцати мегапарсеков. В войдах сосредоточена холодная темная материя, распределенная в виде структуры с волокнами и войдами более низкого порядка. Говорят, что войды похожи на Вселенные в миниатюре. В них могут находиться даже карликовые галактики. Но масса гало темной материи на четыре порядка меньше, чем у светящегося вещества, поэтому-то войды кажутся нам пустыми.

Закончив свою короткую речь, Дина с гордостью посмотрела на Асю, - ну, как? Ася одобрительно наклонила голову.

-Ничего не понимаю, - озадаченно качнул головой болванчик. - Выходит, все, что нас окружает, состоит из темной материи?

-Не знаю, из чего все это состоит, - Ася покачала головой почти так же, как китаец. - Но точно вам сажу, со стороны это место выглядит пустым.

-Оч-ч-чень интересно, - болванчик дотянулся указательным пальцем до подбородка и остановил раскачивающуюся голову. - Что ж, - он снова улыбнулся и посмотрел сначала на Дину, а затем на Асю. - Я непременно приму эту информацию к сведению.

-Надеюсь, вы тоже поделитесь с нами имеющейся у вас информацией, - это был не вопрос, а конкретное предложение вести диалог в конструктивном ключе.

В конце концов, для чего-то ведь был посажен на стол этот китайский болванчик? Было же у него какое-то свое предназначение? Миссия, которую он должен выполнить? Или - нет?

-Как вы могли убедиться, известно мне не так уж много, - болванчик в смущении прижал щеку к правому плечу.

-Но вы ведь давно здесь сидите. И много чего повидали, - Ася почти дословно повторила то, что не так давно произнес сам китаец.

-Конечно, - не стал спорить болванчик. - Проблема в том, что я мало что запоминаю. Даже то, что вы рассказали мне о войде, я, скорее всего, забуду, как только вы меня покинете.

-У вас проблемы с памятью?

-Не думаю, - покачал головой болванчик. - Просто я так устроен. Порой я думаю, мне было бы трудно вот так неподвижно сидеть на столе, изо дня в день, из года в год, если бы я запоминал что-то сверх того, что имеет непосредственное отношение к моей миссии.

-А, так миссия у вас все же есть! - обрадовалась Ася.

-Конечно!

Китаец приосанился и набрал полную грудь воздуха, видимо, собираясь начать вдохновенную речь, призванную разъяснить гостям, в чем именно заключается возложенной на него миссии. Но все испортила Дина. Как всегда.

Пользуясь тем, что все внимание болванчика обращено на Асю, Дина протянула руку и пальцем ткнула китайца в бок. Болванчик ойкнул и резко обернулся.

-Что вы делаете! - воскликнул он возмущенно.

-Он настоящий! - радостно сообщила подруге Дина. - Ты представляешь, - настоящий!

-А каким же, по-вашему, я должен быть? - болванчик строго погрозил Дине пальцем. - Плюшевым? Или резиновым, надувным? Я ведь не просто так качаю головой, я еще и разговариваю с вами, причем, прошу заметить, произношу вполне осмысленные фразы! Да!

Китаец похоже не на шутку разошелся. А Дина на него - ноль внимания.

-Понимаешь, - это она снова к Асе обращается. - Он не виртуальный!

-Это хорошо или плохо? - спросила Ася.

-Не знаю, - растерялась Дина.

-Так что же тогда раскричалась?

Дина сжала губы, - задумалась, должно быть.

-Смотри, - взглядом указала на китайца Ася, - человека напугала.

-Ну, я бы не назвал это испугом, - болванчик повел рукой слева направо. - Мне просто страшно не нравится, когда меня принимаю за заводную игрушку.

-Дина совсем не то имела в виду, - заверила болванчика Ася. - Она думала, что вы виртуальный образ того, кто с нами разговаривает.

-Ну, если так, - болванчик покачал головой, уже без осуждения. - Принимая в расчет то впервые видите перед собой Привратника...

-Так вы - Привратник, - догадалась Дина.

-Совершенно верно, - солидно качнул головой болванчик.

-И у вас есть какая-то миссия, - напомнила Ася.

-Да, - солидно, очень солидно. - Я встречаю гостей.

-Это вы послали нам сообщение?

-Нет, почтой я не занимаюсь. Я только встречаю гостей.

-А кто занимается почтой?

-Сие мне не ведомо.

-Хорошо, - Ася тихонько хлопнула в ладоши и задумалась над следующим вопросом, который следовало задать Привратнику.

Само собой, паузой неприминула воспользоваться Дина.

-А вам не скучно здесь одному?

-Нет, - улыбнулся снисходительно болванчик. - Я ведь нахожусь при исполнении обязанностей. И, смею полагать, неплохо с ними справляюсь.

-И часто сюда заглядывают?

-Кто?

-Да кто угодно.

-Часто - не часто, - рука болванчика качнулась из стороны в сторону. - У меня нет часов, поэтому мне трудно оперировать подобными понятиями. - Привратник сощурил глаза и забубнил. - Быстро - медленно, далеко - близко, высоко - низко, коротко - длинно, умно - глупо, сладко - горько, тихо - громко, сексуально - асексуально...

При этом амплитуда движения руки становилась все более размашистой. Казалось, вот-вот, и болванчик потеряет руку.

-Довольно, - Ася пальцем остановила руку-камертон.

-Я просто хотел перечислить все те понятия, которые лишены для меня смысла, - сказал болванчик. - Да вы и сами скоро начнете во всем этом путаться.

-Что у вас здесь вообще происходит? - всплеснула руками Ася.

-Понятия не имею, - ответил болванчик. - Я всего лишь Привратник. Меня не считают нужным посвящать во все детали Проекта.

-Значит, есть еще и Проект? - сразу же сделала стойку Ася.

-Это только мое предположение, - скромно улыбнулся китайчик. - Ведь должен же быть какой-то смысл в том, что мы тут делаем.

-Кто это "мы"? - поинтересовалась Дина.

-Я, вы, мои дорогие, те, что прибыли до вас...

-Понятно, - Ася сделала короткий жест кистью левой руки, требуя тишины. - Получается, что вы не знаете ничего о том, кто создал всю эту структуру внутри войда, для чего она была создана, как она функционирует?..

Ася сделала пауза.

-Мне ничего об этом не известно, - уверенно подтвердил болванчик.

-Об обитателях войда, как я понимаю, вы тоже ничего не можете рассказать?

-Ничего, - качнул головой Привратник.

-А где наш "Белый Кролик"? - не спросила, а потребовала ответа Дина.

При этом она отставила правую ногу в стороны, а руки, сжатые в кулаки, уперла в бедра, - того и гляди ринется в драку. Вообще-то, со стороны вид у нее был довольно комичный, но Дина об этом не подозревала.

-Белый Кролик пробегал здесь, но очень-очень давно, - болванчик в задумчивости приложил палец к щеке. - Я даже не могу вспомнить, в какую дверь он юркнул.

-Он нас дурачит, - уверенно заявила Дина.

-Нет, - не согласилась с подругой Ася. - Он просто не понимает, о чем идет речь.

-Простите? - удивленно посмотрел на нее китаец.

-"Белый Кролик" - это наш корабль, - объяснила Ася.

-А, ну так бы сразу и сказали, - обиженно выпятил нижнюю губу Привратник. - Ваш корабль стал частью системы войда.

-И как нам его вернуть?

-Для этого вам ничего не придется делать. Когда придет время, корабль сам к вам вернется.

-Когда?

-Моя кульпа, - с досадой качнул головой болванчик. - Совсем вылетело из головы, что там, где мы находимся, понятие "время" лишено смысла.

-А иначе можете объяснить?

Болванчик обхватил двумя пальцами подбородок и голова его закачалась синхронно с рукой.

-Сложную вы мне задали задачку, - сказал он, спустя какое-то время, - какое именно, никто не понял. - Скажем так, вы найдете свой корабль, когда все условия для этого будут выполнены.

-Какие условия?

-Послушайте, вы слишком многого от меня хотите, - с укоризной качнул головой болванчик. - Не забывайте, что я всего лишь Привратник. Я уже рассказал вам практически все, что знаю. Хотя, честно говоря, многое из этого я выдумал. Но, смею надеяться, мои фантазии недалеки от истины.

-Ну, это уже просто бред какой-то! - с отчаянием махнула рукой Ася. - Выходит, следуя вашим советам, мы никогда отсюда не выберемся?

-Я разве давал вам какие-то советы? - удивленно посмотрел на Асю болванчик.

Ася взглядом переадресовала вопрос Дине.

-Нет, - копируя болванчика, покачала головой Дина. - Никаких советов он не давал. А, принимая во внимание последнее заявление на счет фантазий, ценность всей полученной от него информации есть величина, стремящаяся к минус-бесконечности.

-Ну, да, - кивнул Привратник. - А чего вы, собственно, ожидали от китайского болванчика, сидящего на стеклянном столике? Увы, я не Хокинг.

Дина оценивающе посмотрела на болванчика и разочарованно вздохнула.

-Это мы заметили.

-Но при моей работе и не требуется быть Хокингом, - бодро заявил Привратник.

-Кончайте трепаться, уважаемый, - недовольно поморщилась Ася.

-Нет, я правда нахожусь при исполнении, - обиженно надул щеки болванчик. - Я - Привратник. Моя задача - встретить гостей и помочь им освоиться в новых, непривычных условиях. Разве я вам не помог?

Дина поджала губы и как-то странно повела бровями. Ася только кончиками пальцев помахала, тоже в высшей степени неопределенно.

Болванчик прищурился, - не то лукаво, не то ехидно.

-Если вы еще не освоились, придется продолжить тренинг.

-Тренинг? - в глазах Дины мелькнул интерес.

-Тренингом я называю беседу, которую веду с гостями, - пояснил Привратник.

Разочарованное:

-А-а...

-Ну, а если мы готовы? - спросила Ася.

-Готовы к чему? - задал встречный вопрос болванчик.

-Прекратите мне голову морочить! - сорвалась-таки Ася на крик. - В конце-то концов!

Да и в самом деле, сколько можно терпеть пустую болтовню китайского болванчика, вообразившего себя невесть кем?

Но Привратнику реакция Аси, как не странно, пришлась по душе.

-Хорошо! - одобрительно улыбнулся он. - Очень хорошо! Теперь я вижу, что вы и в самом деле готовы. Правда, - покосился он на Дину, - состояние вашей подруги все еще внушает мне некоторое сомнение...

-За подругу я ручаюсь, - заверила Привратника Ася.

-Отлично, - не стал спорить болванчик. Должно быть, понял, что спорить бесполезно. - Тогда мне остается только направить вас на путь истинный.

-То есть, указать нам дорогу? - осторожно, боясь спугнуть удачу, уточнила Ася.

-Ну, да, - кивнул привратник.

Ася и Дина замерли в ожидании.

Болванчик приосанился, кашлянул в ладонь, качнул головой из стороны в сторону, - всего пару раз, для солидности, - после чего торжественно провозгласил:

-Перед вами множество дверей, дети мои. Выбирайте любую, и неукоснительно следуйте избранным путем.

Ася и Дина молча ждали продолжения.

Болванчик ласково посмотрел на девушек и улыбнулся умиротворенно.

-Это все, красавицы.

* * *

Глава 4. Двери, которые мы выбираем.

Дверей было много, - Ася несколько раз начинала их считать, но всякий раз сбивалась, - все они были разные, и выбрать среди них одну оказалось не так-то просто.

-Куда ведут эти двери? - спросила у болванчика Ася.

-Понятия не имею! - расплылся в улыбке китаец. - Но ни один из тех, кто на моих глазах вошел в одну из этих дверей, назад не вернулся. Из чего я делаю вывод, что там лучше чем здесь.

У Аси на сей счет имелось иное мнение, но озвучивать его она не стала.

-Мне нравится эта дверь, - Дина подбежала к дверке, похожей на раздвижную ширму с нарисованными на ней багровыми пионами.

-Нет.

Асе не понравился цвет пионов. Да и сама дверь была какая-то... Слишком легкомысленная, - так, наверное, - вроде как и не дверь даже, а стена раскрашенная.

Дина недовольно хмыкнула, хлопнула по двери ладошкой и перешла к следующей.

Дверь была высокая и узкая, что сразу навело Асю на мысль о доме, в котором живут страдающие хронической дистрофией великаны. Дине дверь тоже не глянулась, - она даже не задержалась возле нее.

Следующая дверь была обита черным дерматином, местами подраным, на ней имелась ручка и две замочные скважины, а наверху - белая овальная нашлепка с цифрами 1-6-1. Дина с сомнением посмотрел на дверь, но все же дернула за ручку. Дверь оказалась заперта.

-Ключи есть? - спросила она у Привратника.

Болванчик отрицательно покачал головой.

Еще одна дверь, сколоченная из досок, с маленьким окошком, прорезанным в верхней трети.

Дина постучала в окошко. Никто не ответил.

-Войдем? - спросила она у Аси.

Ася задумчиво провела двумя пальцами по подбородку. Жалко, нет оружия, подумала она уже не в первый раз.

-Нет, мне эта дверь не нравится.

-Почему? - Дина обвела пальчиком прорезанное в двери окошко. - По-моему, очень мило.

-Это дверь кабака или постоялого двора.

-И что в этом плохого?

-То, что из окошка никто не выглядывает.

Дине аргумент показался неубедительным, но спорить она не стала. Дверей было много, и Дина готова была продолжить игру в угадайку.

Следующая полукруглая дверца была такой маленькой, что Дине пришлось опуститься на колени для того, чтобы заглянуть в нее. Зато, едва только Дина толкнула дверцу, та сразу приветливо распахнулась.

-Премиленький садик, - Дина горестно вздохнула. - Ах, как мне хотелось бы попасть туда. Но, увы, в эту дверку мы не пролезем.

Дина бросила на Асю осуждающий взгляд, ясно давая понять, по чьей именно вине они не смогут попасть в чудесный сад.

-Послушайте, уважаемый, - обратилась Ася к болванчику. - По-моему, вы нарушаете все освященные столетиями традиции.

-Разве? - удивился Привратник.

-Если уж вы ставите нас перед необходимостью сделать выбор вслепую, то должны хотя бы сказать какое-нибудь напутствие, или, уж на худой конец, выдать одну из бессмертных банальностей, которая ободрит и придаст нам сил.

-Хм, - Привратник с сомнением почесал пальцем кончик носа. - Никогда прежде я не делал ничего такого. Но, если вы настаиваете...

-Мы настаиваем!

-Так и быть, - болванчик приосанился, качнул головой и торжественно изрек: - Запомните: дело не в дверях, которые мы выбираем, дело в том, что находится внутри нас и заставляет выбирать те или иные двери.

Пауза.

-Все?

-Все.

-Спасибо, вы нам очень помогли.

-Разве? - удивилась Дина.

-Это был сарказм, - объяснила Ася.

-А при чем здесь я? - обиделся Привратник. - Вы сами попросили.

-Ладно, проехали, - махнула рукой Ася.

-Я могу вскрыть этот замок, - сообщила Дина, остановившись возле тяжелой сейфовой двери. - "Виктор и Коллинз", двадцать первый век, - примитив редкостный.

-Нет, - Ася ладонью прикрыла замок, к которому уже потянулась Дина. - Заниматься взломом мы не станем.

-Тогда, - обиделась Дина, - выбирай сама. - Сложила руки на груди. - А то я все предлагаю, а тебе все не нравится. - Отвернулась в сторону, подбородок вскинула: - Подумаешь!

Ася медленно обвела взглядом длинный полукруг дверей. Определенно, ни одна из них ей не нравилась. Не внушала доверия. Не казалась абсолютно безопасной. Хотя...

-Вот эта дверь, - указала Ася.

-Эта? - Дина поджала губки, наверное, чтобы не рассмеяться.

Дверь, что выбрала Ася, казалась ненастоящей. Сделана она была из пластика с фактурным рисунком, совершенно неубедительно имитирующим дерево. И кому только могло прийти в голову выкрасить дверь в нежно-розовый цвет и серебряной краской обозначить шляпки нарисованных гвоздочков? За витую ручку из полупрозрачного белого пластика хотелось взяться осторожно, двумя пальчиками, - чтобы не сломать. А звезда? Кто додумался нарисовать на двери золотую звезду с именем "Кенди"?

Дина коснулась двери ноготком, рассчитывая вслед за пальцем просочиться на другую сторону и посмотреть, что там. Но, к ее удивлению, палец уперся в розовый пластик, как будто это был стабилизированный гравитационный поток, - единственная преграда, которая только и могла остановить виртуального ИскИна.

Дина спрятала руку за спину и быстро глянула сначала на Асю, затем на болванчика. Убедившись, что никто не обратил внимания на случившееся, и самолюбие ее не пострадало, Дина успокоилась.

-Почему именно эта дверь? - Дина сделала вид, что вообще не понимал, почему нужно что-то выбирать, а не открыть первую попавшуюся дверь и не посмотреть, что за нею?

-Это дверца кукольного домика, - объяснила Ася. - У меня был такой в детстве.

Дина насмешливо посмотрела на подругу.

-Не боишься впасть в детство, старушка?

-Хороший выбор, - одобрил решение Аси болванчик.

-И чем же он так хорош? - направила на него свой сарказм Дина.

-До вас в эту дверь еще никто не входил, - объяснил Привратник. - Возможно, что она предназначена именно для вас.

-Ха! - только и сказала Дина.

В принципе, Дине было абсолютно все равно, в какую дверь войти, обидно только, что не она сделала правильный выбор. Хотя, кто это сказал, что выбор правильный? Сначала еще нужно посмотреть, что за дверью.

-Мне, как всегда, идти первой?

Ася только улыбнулась в ответ.

Дина надавила ладонью на дверную ручку. Негромко щелкнул замок и дверь чуточку приоткрылась. Щель была совсем тонкая, такая, что и не увидишь за ней ничего, но Дине и этого было достаточно. Она юркнула в щелку, оставив, как воспоминание о себе, лишь три зеленоватые искорки.

-Как это у нее получилось? - спросил удивленный болванчик.

-Она еще и не такое умеет, - ответила Ася.

Дина выскользнула из-за двери, одетая в голубенькое в белый горошек платьице с оборочками, из под которого виднелись кружевные панталончики, и в красных туфельках с большими золотым пряжками. Волосы ее были заплетены в две торчащие в разные стороны косички с большими розовыми бантами.

-Здравствуй, я кукла Кенди, - пропищала она тоненьким голосочком.

Болванчик от удивления перестал головой качать.

-Ну, что там? - спросила Ася, давно уже переставшая обращать внимание на дурашливые выходки Дины.

Раскинув руки в стороны и медленно переставляя негнущиеся ноги, кукла Кенди сделала три шага вперед, завалилась в сторону и едва не упала, потеряв равновесие.

-Ничего интересного, - прихожая с зеркалом на стене. Дальше - дверь.

-Верно, - невольно улыбнулась Ася. - А за дверью - гостиная.

-Кенди хочет леденечик, - пропищала Дина.

-Леденечик в гостиной, в вазочке на столе, - в тон ей ответила Ася.

-Эй, послушайте, - окликнул их Привратник. - Вы вообще-то понимаете, что вам предстоит?

-Вы же так ничего нам и не сказали, - Дина покачала головой из стороны в сторону, то ли изображая куклу Кенди, то ли болванчика передразнивая.

-Разве? - болванчик с озадаченным видом почесал пальцем подбородок. - Хорошо, прежде, чем вы переступите порог, я открою вам одну тайну. - Привратник сделал жест, призывая девушек подойти поближе, и когда те приблизились к стеклянному столику, на котором он восседал, таинственным полушепотом произнес: - Запомните, Боливар не выдержит двоих.

-Боливар?

Ася с Диной озадаченно переглянулись.

-Почему не выдержит?

-Кто такой Боливар?

-Что вы от меня хотите? - с обидой качнул головой Привратник. - Я всего лишь китайский болванчик! Я сказал все, что знаю!

-Интересно, кому пришло в голову назначить китайского болванчика Привратником?

-Как это, кому? - Привратник, казалось, был искренне удивлен. - Тому, кто все это придумал!

-Исчерпывающий ответ, - саркастически усмехнулась Ася.

-Пошли, - подхватила подругу под руку Дина. - Ничего интересного мы здесь не услышим.

-Напрасно вы так, - еще сильней обиделся болванчик. - Я ведь к вам со всей душой.

-Простите, уважаемый, но нам пора, - не оборачиваясь, махнула рукой Дина.

-А я ведь еще кое-что знаю! - крикнул вслед барышням Привратник.

Кто знает, быть может, ему, действительно, было что-то известно. А, может быть, просто не хотелось снова оставаться одному, без часов, без малейшего представления о времени. Все может быть, да только Дина уже открыла розовую дверцу кукольного домика, пропустила Асю вперед, следом за ней переступила порог и прежде, чем закрыть дверь, показала болванчику язык.

Да, это был тот самый кукольный домик, с которым Ася играла в детстве. Розовые с большими желтыми цветами обои, овальное зеркало в витой позолоченной раме на стене. Раньше в прихожей стояла вешалка, но Ася ее потеряла. В конце коридора дверь, за которой находится гостиная. Если из гостиной повернуть налево, то окажешься в спальной, направо - попадешь в комнату с пианино и книжным шкафом. Сомнения? Какие могут быть сомнения, если Ася знала этот домик так же хорошо, как и дом на берегу небольшой речушки, именуемой Варваркой, в котором она гостила всякий раз, когда старший Лидел отправлялся в рейс? Сколько лет она не была там? А ведь бабушка постоянно зовет в гости. И обижается, когда Ася отвечает, что непременно заедет, только не сейчас, потому что сейчас у нее совершенно нет времени, срочный рейс, перерегистрация лицензии, одним словом, дел невпроворот, пока, бабуля, позвоню. И бабуля ждет.

-О чем задумалась, подруга?

Ася тряхнула головой, прогоняя воспоминания.

-Идем.

У нее больше не было сомнений. Она быстро прошла по коридору, открыла дверь в гостиную, переступила порог...

И оказалась в полной темноте.

-Дина!

-Я здесь.

Конечно, здесь, а где еще она могла быть?

-Что-то не так, - конечно, Асин голос прозвучал растерянно, но лишь самую малость.

-Я заметила, - отозвалась из темноты Дина.

-Ты что-нибудь видишь?

-Ничего.

-Включи инфравизор.

-Ну, конечно, ты у нас самая умная, - обида в голосе Дины. - Я даже ультразвуковой сканер использовала.

-И что?

-Ничего.

-Уходим.

-Куда?

-Назад.

Ася осторожно протянула руку за спину. Позади нее должна была находиться дверь, а оказалось, что там пустота. Асе это очень не понравилось. Осторожно, очень осторожно Ася сделала шаг назад. Двери на месте не было.

-Дина.

-Я здесь.

-Можешь оценить уровень опасности? - Пауза. - Только без шуток.

-В настоящий момент нам ничто не угрожает.

-А в потенциале?

-Мы оказались в потенциально опасной ситуации в тот момент, как покинули "Белого Кролика".

-Нужно как-то отсюда выбираться.

-Согласна.

-Есть соображения?

-Это ведь твой кукольный домик, - ехидства Дине не занимать.

-Боюсь, что уже нет.

-В ситуации, подобной нашей, возможны два варианта действий. Первый - стоять и ждать, когда нас найдут. Второй - идти все время вперед. Поскольку искать нас, по всей видимости, никто не станет, остается второе.

-Понятно.

Ася выставила руки перед собой. Никогда прежде она не чувствовала себя настолько беспомощно, да к тому же еще и глупо, - надо же, заблудилась в своем любимом кукольном домике.

-Дина, - позвала Ася негромко.

Она знала, что Дина не потеряется в темноте, - просто хотела услышать голос подруги.

-Да? - отозвалась Дина.

-Ничего не видишь?

-Нет.

-Если вдруг...

-Первым делом поставлю тебя в известность.

Асе показалась, что она уловила в голосе Дины насмешку. Она собралась было сделать замечание, чтобы напомнить, кто в их паре является ведущим, но обо всем забыла, услышав из темноты негромкое:

-Кис-кис-кис...

-Дина! - возмущение в голосе Аси, да еще какое!

Да, Дине позволительно валять дурака. Время от времени. Но не стоит выходить за рамки!

-Что? - невинность Дина изображала профессионально.

-Ты чем там занимаешься?

-Где это "там"? - поинтересовалась Дина.

-В темноте!

-Ищу кошку.

-Какую еще кошку?

-Черную. Я, кажется поняла, почему принято считать, что невозможно найти черную кошку в темной комнате. Потому что никто не пытался просто позвать ее "кис-кис"! Кис-кис-кис...

-Дина, - обреченно вздохнула Ася. - Здесь нет никакой кошки.

-Откуда ты знаешь?

Вопрос поставил Асю в тупик. Ответить просто - Знаю, и все тут! - означало услышать еще с десяток таких же бессмысленных вопросов. Не отвечать вовсе, - значило поставить под сомнение собственную компетентность. Для командира это непозволительно.

-Кошки здесь нет, - медленно повторила Ася. - Ее здесь нет по определению. Именно потому никто и не может найти черную кошку в темной комнате, что ее там нет.

-Конечно, - снисходительно усмехнулась Дина. - Не смогли найти, вот и говорят - нет... Кис-кис-кис... Кому охота расписываться в собственной беспомощности... Кис-кис-кис... Я давно обратила внимание на то, что люди предпочитают не говорить о собственных неудачах. Это задевает ваше самолюбие?

-Нет, нам это просто неинтересно.

-Да? Не напомнишь, кто сказал, что вся человеческая история это бесконечный список ошибок и нереализованных возможностей?.. Кис-кис-кис...

-Перестань, Дина!

-Почему?

-Я ненавижу кошек!

Дина ответила не сразу. Но ответила.

-Ты представляешь, как одиноко этой бедной кошечке в огромной темной комнате. Думаешь, кто-нибудь догадался поставить ей блюдечко с молочком?

Ася торжествующе усмехнулась.

-Подумай сама о том, что сказала.

-А что?

Не поняла или только притворяется?

-Если бы здесь жила кошка, она давно бы сдохла от голода.

-Ты жестокая, Ася, - вымолвила Дина со слезой в голосе.

-Жестокая, но справедливая, - парировала Ася.

-Жестокая!.. Кис-кис-кис... Кис-кис-кис... Кисочка, где же ты?..

Ну, все! Трудно сказать, ставила ли Дина перед собой такую цель, но ей все-таки удалось вывести Асю из себя. И только Ася собралась взвизгнуть как следует, по-бабьи, ну, чтобы было, с чего начать скандал, как ладонь ее коснулась стены. Есть стена, значит должна быть и дверь. На время о Дининых выкрутасах можно забыть.

-Кис-кис-кис...

-Дина, я нашла стену. Ты видишь ее?

-Нет.

Ася хлопнула по стене ладонью. Звук получился вполне отчетливый. Да и ладонь не могла ошибиться.

-Это - стена, - уверенно заявила Ася.

-Я тоже нашла! - радостно объявила Дина. - Я нашла кошку!

-Дина, не валяй дурака, - перебирая руками по стене, Ася двинулась на голос.

-Киса, кисонька, как тебя зовут? - засюсюкала Дина.

-Как только я найду дверь...

Ася забыла сказать, что она сделает, когда отыщет дверь, потому что услышала кошачье мурлыканье.

-Кошка, - с отвращением вымолвила Ася.

-Конечно, кошка, - ответила Дина. - Только какая-та очень гладкая, - в голосе Дины послышалась растерянность. - И липкая местами...

-Брось ее немедленно! - приказала Ася. - Наверное, она больная!

-Не бойся, кисонька, - снова запела Дина. - Я тебя не брошу. А, если ты больная, мы тебя вылечим.

Мурлыканье сделалось громче и, как показалось Асе, увереннее.

-Мы не станем ее лечить! - решительно заявила Ася. Ей сделалось не по себе от одной только мысли о том, что где-то совсем рядом, невидимая в кромешной тьме, находится липкая, плешивая кошка. - Кошки - это зло!

Ася сделала еще шаг в сторону, провела ладонью по стене и поймала пальцами круглую дверную ручку.

-Ну, наконец!

Ася повернула ручку, толкнула дверь и выбежала на свет. Не останавливаясь, она пробежала еще несколько шагов и только после этого обернулась.

В дверях появилась Дина, одетая в длинное белое платье. Сложив руки колыбелькой, она нежно прижимала к груди то, что в темноте приняла за кошку.

Ася издала странный звук, который в данной ситуации наиболее адекватно выражал ее отношение к увиденному.

-Что? - удивленно посмотрела на нее Дина.

* * *

Глава 5. Любите ли вы хот-доги так, как люблю их я?

-Что?

Дина посмотрела на то, что держала в руках, и, взвизгнув, кинула на пол здоровенный, размером с кошку хот-дог.

-Гадость какая! - с омерзением взмахнула она перемазанными горчицей и кетчупом ладонями. - Гадость!.. Гадость!..

-Я лично предпочитаю кошкам хот-доги, - улыбнулась Ася. - Хотя, конечно, это дело вкуса.

Хот-дог был замечательный. Большая, с румяной корочкой булочка аккуратно надрезана по всей длине. Толстая, с поджаренным бочком сосиска уютно устроилась в гнездышке, выстланном свежим листиком салата и тоненькими, полупрозрачными кружочками маринованных огурчиков. На спинке сосиски уверенной рукой мастера выведена волнистая линия горчички, а в узенькой ложбинке между бочком и краем булочки - волнующе-алая полоска кетчупа. Довершали шедевр золотистые лепестки поджаренного лучка. Загляденье, да и только. Единственное, что смущало, - размер. Такой хот-дог непременно соорудил бы для себя Гаргантюа, доведись ему познакомиться с меню одного из предприятий быстрого питания.

Взмахнув руками, Дина избавилась от пятен горчицы и кетчупа на ладонях. Одновременно она сменила костюм. Платье добродетельной матроны исчезло без следа, уступив место вылинявшим, продранным на коленках джинсам и черной майке с надписью "Я ненавижу фэст-фуд!".

-Мерзость, - еще раз, для пущей убедительности, поморщилась Дина.

-Ага, - рассеяно ответила Ася. Она подошла к хот-догу-переростку, присела на корточки и склонила голову к плечу, - Ася всегда так делала, если серьезно задумывалась. - Вопрос в том, кто же тогда мурлыкал? - спросила она и подозрительно посмотрела на Дину.

-Я и мурлыкал, - ответил хот-дог, поднимаясь на четыре тоненькие, словно из лапши сделанные, лапки.

-Бог ты мой, - Дина приложила руку к груди. - Говорящий хот-дог. Поверь моему слову, Ася, - Дина направила перст указующий на сосиску в тесте, - вот это уж точно не к добру!

-Я никому не желаю зла, - сказал слово в свою защиту хот-дог.

-А почему тогда кошкой прикидывался?

-Потому что вы искали кошку.

-Это она искала кошку, - Ася кивнула на Дину.

-Ну, да, - не стал спорить хот-дог. - Вот я и попытался стать кошкой. А потом кто-то другой начал думать о еде и представил себе именно то, что из меня получилось. Скажите хоть как это называется?

-Это называется хот-дог, - объяснила Дина. - А вот кто думал о еде?..

-Между прочим, - Ася красиво проигнорировала Динин риторический вопрос, - настоящий хот-дог значительно меньше и ног у него нет.

-Ну, извините, - хот-дог сел на задние лапки и развел передними. - Ноги мне необходимы, как средство передвижения. Исходя из анатомии кошки, я решил ограничиться четырьмя. А что касается размеров, - куда, по-вашему, я дену избыточную массу тела?

-Что ты делал в темной комнате? - Ася начала допрос с пристрастием.

-Представления не имею, - снова развел лапками хот-дог. - Сам не знаю, как там оказался.

-Ты здесь живешь?

-Если вы объясните, где мы находимся, я, возможно, смогу ответить на ваш вопрос.

-Мы в войде.

-Понятия не имею, что это такое.

-Откуда хот-дог может знать астрофизику? - насмешливо фыркнула Дина.

-Если бы он был настоящим хот-догом, - посмотрела на подругу Ася, - я бы давно его съела.

-Пожалуйста! - вскочив на все четыре лапы, хот-дог забегал у Аси меж ног. - Нет проблем! Вы можете отъесть от меня треть, и это не причинит мне ни малейшего неудобства. У меня блестящие регенерационные способности. В начальной школе, я занял первое место на межрайонном турнире по регенерации. И только травма, полученная на тренировке, не позволила мне выступить за команду юниоров. С какой стороны вы хотели бы откусить?

Словно модница перед зеркалом, хот-дог принялся вертеть задом.

-Хватит! - взмахнула руками Ася.

Хот-дог обиженно прижался к полу.

-Я вам не по вкусу?

-Не в этом дело, - Ася вздохнула и покачала головой. Могла ли она когда-нибудь представить, что ей придется утешать обиженный хот-дог размером с кошку? И как с ними вообще разговаривают, с хот-догами этими? - Я не ем говорящую пищу.

-Когда вы станете меня есть, я буду нем, как рыба, - клятвенно заверил хот-дог.

-Спасибо, я не голодна, - решительно отказалась Ася.

Хотя, сказать по честь, до хот-догов она была охотницей. Впрочем, так же, как и до гамбургеров, пиццы, кебаба и французской картошки. Да, и чипсы картофельные она тоже уважала.

-Интересно, а здесь водятся говорящие гамбургеры? - задумчиво приложила пальчик к щеке Дина.

-Гамбургер, как известно, хот-догу не товарищ, - глубокомысленно изрек хот-дог.

-Кому это известно? - удивленно посмотрела на него Дина.

-Всем и каждому, - ответил, не ведая сомнений, хот-дог.

-Впервые об этом слышу, - презрительно оттопырила нижнюю губу Дина. - Вот про салат я точно знаю...

-Довольно, - прервала ее Ася. - Много здесь еще таких, как ты? - спросила она у хот-дога.

-Боюсь, я здесь единственный представитель своего вида, - удрученно вздохнул хот-дог.

-Кто ты вообще такой? - Ася наклонила голову к плечу, как будто хотела взглянуть на хот-дога под иным углом.

-Я изоформ, - ответил хот-дог. - На планете, где я живу, все разумные обитатели являются изоформами.

-Вы изменяете форму по собственному желанию?

-Нет, мы изменяем форму по желанию тех, с кем общаемся. Если хотите, я могу снова стать кошкой.

-Нет, - решительно закрыла кошачью тему Ася. - Лучше оставайся таким, как есть.

-Должен сказать, - хот-дог нерешительно переступил с одной лапки на другую. - Мне было бы удобно на время зафиксировать какую-то одну определенную форму. Да, мы, изоформы, любим меняться, но даже страсть к изменчивости имеет свои пределы.

Взвесив все "за" и "против", - мысленно, не прибегая к визуальным эффектам, как это делала Дина, - и решив, что большого зла в том не будет, Ася выдала высочайшее дозволение:

-Хорошо, фиксируй.

-Вы согласны, чтобы я остался таким, как сейчас?

Если в вопросе изоформа и крылся какой-то подвох, Ася, его не почувствовала.

-А ты не хочешь принять свою обычную форму? - спросила Дина.

-Обычную? - в недоумении, должно быть, изоформ быстро развернулся вокруг собственной оси, ну прямо как собака, ловящая зубами свой хвост. - Простите, но я не понял, что вы имеете в виду?

-Форму, присущую тебе от рождения, - объяснила Дина.

-Но... - изоформ в растерянности присел на задние лапки. - Я не знаю, как выглядел при рождении.

-Вспомни, как выглядят твои соплеменники.

-Да кто как, - если бы у хот-дога были плечи, он непременно бы ими пожал. - Потому мы изоформы, что сами ничего из себя не представляем. В детстве мы подражаем родителям, в школе стараемся быть похожими на учителей, потом нашими героями становятся известные артисты, музыканты, спортсмены... Хотя с ними тоже бесконечная путаница. Как только кто-то один становится популярным, тут же все остальные принимаются его копировать. Поди после этого разбери, кто настоящий.

-Проблему можно решить в два счета. Достаточно ввести копирайты на внешний вид.

-Пробовали, - удрученно вздохнул хот-дог. - Те, кто поумней да побогаче, быстренько скупили копирайты едва ли не на все известные формы. Дизайнеры, разрабатывающие новые формы, стали зарабатывать бешеные деньги, но и их быстро прибрали к рукам крупные фирмы. Закончилось, как всегда, - спекуляция, злоупотребления, бандитские разборки.

-Нелегкая жизнь у изоформов, - с сочувствием заметила Дина.

-И не говорите, - поддакнул хот-дог. - Порой смотришь на себя в зеркало и думаешь, я это или не я? При случае я расскажу вам трагическую историю своей любви, и тогда вы поймете, почему на моих глазах никогда не просыхают слезы.

Вообще-то, глаз у хот-дога не было, но Ася решила, что лучше ему об этом не напоминать. Сосиска с глазами - это уже нето запредельное. К тому же, ей совершенно не хотелось слушать историю трагической любви сосископодобного изоформа. Может быть, как-нибудь в другой раз, под настроение. Но не сейчас.

-Что ты собираешься делать? - спросила у изоформа Ася.

-Вы знаете, - в голосе хот-дога послышались интонации обиженного ребенка, - для изоформа нет ничего страшнее, чем остаться одному. В одиночестве мы рискуем полностью утратить представление о собственной внешности. А это все равно, что потерять самого себя, - хот-дог жалобно всхлипнул и попросил: - Возьмите меня с собой.

-Давай возьмем его, - умоляюще посмотрела на Асю Дина. - Я буду называть его Мурзиком.

-Вот только не Мурзиком! - отрубила Ася.

-Вам все же придется дать мне какое-то имя, - нетерпеливо принялся перебирать передними лапками изоформ. - Иначе как вы будете ко мне обращаться?

Он, по-видимому, решил, что вопрос с компанией уже решен.

-У тебя, что ж, даже имени своего нет?

-Конечно нет! Любая новая форма подразумевает новое имя.

У Аси не было ни малейшего желания ломать голову над именем для говорящего хот-дога. Ну, а поскольку имя Мурзик ей решительно не нравилось, Ася пошла простейшим путем:

-Хорошо, мы будем называть тебя Хот-Догом.

-Прекрасно! - подпрыгнул на месте изоформ. - Изумительное имя!

-И еще, - решила охладить его пыл Ася. - Имей в виду, мы не знаем, куда идем.

-Да, это серьезный вопрос, - изоформ задумался, но только на секунду. - У меня все равно нет выбора, поэтому я иду с вами.

-Идем, - безразлично, - ей и в самом деле было все равно, - дернула плечиком Ася.

-Вопрос, - подняла руку Дина. - Куда мы идем?

Ася внимательно посмотрела по сторонам. Прежде как-то не до того было, а сейчас Ася увидела, что они находятся в абсолютно пустом пространстве. Бывает черная пустота, а эта пустота была белойя. Ни стен, ни пола, ни потолка, - вообще ничего. Только равномерно разлитый в пустоте молочно-белый туман. Даже дверь, через которую троица покинула темную комнату, тоже куда-то исчезла.

-Чертов болванчик, - в сердцах выругалась Ася, хотя это было не в ее характере.

-Мы сами выбрали дверь, - напомнила Дина. - Вернее, это ты ее выбрала.

-Если бы кто-то сказал мне, в какую сторону идти, - Ася глянула в одну сторону, в другую, зачем-то еще посмотрела на верх, - я бы, возможно, снова поверила в то, что сделал правильный выбор.

-Я могу сказать, - подал голос Хот-Дог.

-Ты? - с сомнением посмотрела на изоформа Ася. - У тебя что, нюх исключительный? Или дар предвидения?

-Нет, - Хот-Дог дернулся из стороны в сторону, наверное хотел головой помотать, но вспомнил, что ее у него нет. - Но я знаю, как нужно действовать в подобных ситуациях.

-Ну, что ж, - изображая внимание, Ася подперла щеку кулаком. - Мы тебя слушаем, дорогой.

-Внимательно слушаем, - добавила Дина.

-Прежде всего, - принялся излагать свою систему Хот-Дог. - Давайте решим, куда мы вообще направляемся?

-Мы ищем "Белого Кролика".

-Да? - Хот-Дог поднял заднюю лапку и изобразил ею движение вроде того, что делает собака, когда чешет за ухом. - Вы все время этим занимаетесь?

-Чем - "этим"? - Ася явно была недовольно тем, как складывалась беседа.

-Ну, сначала вы искали черную кошку, теперь преследуете белого кролика, - Хот-Дог присел на задние лапки и с недоумением развел передними. - Вы что, из живого уголка?

-"Белый Кролик" - это название нашего корабля, - ввела изоформа в курс дела Дина.

-А, ну тогда ясно, - сконфуженный Хот-Дог вскочил на все четыре лапки и быстро описал широкий круг. - Вы потеряли свой корабль и теперь хотите его найти?

-Именно так, - подтвердила Ася.

-А где вы его потеряли?

-Там, куда вернуться невозможно.

-Ага, - по всему было видно, что ответ Хот-Дога не устраивает, но, быстренько прикинув в уме, он решил не задавать наводящие вопросы. Он спросил о другом: - И, тем не менее, вы надеетесь его отыскать?

Ася заскрежетали зубами.

-Ага! - Быстро среагировал Хот-Дог. - Значит, начинаем искать "Белого Кролика"!

-И где же мы его станем искать? - медленно процедила сквозь зубы Ася.

-Повсюду! - широко, насколько ему это удалось, раскинул передние лапки в стороны Хот-Дог. - Мы будем двигаться от одной цели к другой, заглядывать во все потайные места, спрашивать всех, кого встретим на пути. Можно даже расклеить объявления с обещанием солидного вознаграждения тому, кто вернет "Белого Кролика". Надеюсь, мы в состоянии выплатить солидное вознаграждение?

-Мы даже не в состоянии избавиться от глупого, болтливого изоформа, - дала исчерпывающий, как ей казалось, ответ Ася.

-Позволь тебе заметить, Ася, - обратилась к подруге Дина, - что "глупый" и "болтливый" - это неполиткорректные выражения. Мы имеем дело с представителем иной цивилизации и, не исключено, что в системе ценностей изоформов глупость и болтливость являются не недостатками, а достоинствами.

-Хорошо, пусть будет инакоумный Хот-Дог с предельно обогащенной речью, - дала иное определение Ася. - Так лучше?

-Так гораздо лучше, - согласилась Дина.

-Ну, а поскольку инакоумный представитель иной цивилизации не может ответить на вопрос, куда нам идти, нам придется решать эту проблему самим.

-А что, если мы просто пойдем вперед? - предложила Дина.

-Вперед - это куда?

-Туда, - лапкой указал направление Хот-Дог.

-Хорошо, идем, - согласилась Ася.

И они пошли.

* * *

Глава 6. Красный Альберт, белый негр.

Ася шагала размеренно, разумно экономя силы, - кто знает, сколько им еще предстояло пройти. Дина не шла, а парила, - ей усталость была неведома. Так же, как и Хот-Догу, который то убегал далеко вперед, то начинал вертеться под ногами и при этом без умолку тараторил. По большей части все это было такой чепухой, что Ася старалась пропускать речи изоформа мимо ушей. Дине же поддерживать разговор с Хот-Догом не составляло труда, поскольку она и сама любила бессмыслицы.

-Ты знаешь, сколько ангелов может уместиться на булавочной головке? - спрашивал Хот-Дог.

-Тридцать два, - не задумываясь, отвечала Дина.

-Точно! - восхищенно подскакивал Хот-Дог. - А как ты это узнала?

-Повела ряд лабораторных исследований.

-А знаешь, что я люблю больше всего на свете?

-Нести всякую околесицу.

-Точно! А как ты догадалась?

-Я вообще очень догадливая.

Асе уже начало казаться, что это никогда не кончится. В какой-то момент в ее сознание прокралась крамольная мысль, - что, ежели на самом деле произошла катастрофа, ну, например, взорвался ти-топливный реактор "Белого Кролика", и она, Ася Лидел, оказалась в Аду? С одной стороны, ти-топливные реакторы по праву считаются одними из самых надежных движков, случаи неполадок за все время их эксплуатации на космических кораблях дальнего радиуса действия можно пересчитать по пальцам, да и те связны главным образом не с конструктивными недоработками, а с безалаберностью обслуживающего персонала. С другой стороны, именно сейчас сбывался наяву самый страшный Асин кошмар, - она находилась в пустоте, в обществе наделенного весьма своеобразным чувством юмора ИскИна и говорящего, нет, не говорящего, а болтающего без умолка Хот-Дога. Бред, который они на пару несли, невозможно было слушать. Однако, не слушать его тоже было невозможно. И так они будут идти без конца, в призрачной надежде отыскать пропавший корабль. Если это не Ад, то что же?

-А что едят изоформы?

-Самих себя.

-Как это? Ты, когда голоден, откусываешь от себя кусочек?

-Ну, что за глупость! Наш организм устроен так, что переваривает стареющие клетки и тем насыщает себя. Но, поскольку иногда все же хочется чего-нибудь вкусненького, изоформ может создать из части своего тела любое интересующее его блюдо. А брачная церемония изоформов непременно включает в себя совместное поедание женихом и невестой особого блюда, созданного из фрагментов тел друг друга.

Несколько ободряло Асю то, что она испытывала чувство голода, и даже разговоры о экстравагантных брачных церемониях изоформов не перебивали ей аппетит. Хотя, кто знает, как с этим обстоят дела в Аду?

-Когда я впервые попробовал устрицу, - конечно, это была не устрица, я просто подбираю наиболее адекватную замену из тех понятий, которыми привыкли оперировать вы, - так вот, представьте себе, я заплакал. Да, да, по-настоящему заплакал. Мне было безумно жаль это несчастное, беспомощное создание, весь смысл существования которого сводится к тому, чтобы в конечном итоге оказаться в чьей-то ненасытной утроба. И, вы не поверите, с тех пор я плачу каждый раз, когда ем устриц.

-Зачем же ты тогда их ешь?

-Ну, а как же их не есть, - это же безумно вкусно!

-Прекратите! - воскликнула Ася.

Дина и Хот-Дог разом посмотрели в ее сторону.

-Дорогая, твое эмоциональное состояние начинает внушать мне опасение, - с укоризной покачала головой Дина. - Даже если тебе не интересно то, о чем мы разговариваем, это еще не повод для того, чтобы на нас кричать.

-Тихо, я сказала! - рявкнула, взмахнув руками, Ася.

И все сразу умолкли.

А как только все умолкли, стали слышны доносящиеся откуда-то издалека стрекочущие звуки.

-Что это? - полушепотом спросила Ася.

-Похоже на звуки, издаваемые самкой муракашки, когда она пытается привлечь к себе самца, - авторитетно заявил Хот-Дог.

-Муракашка - это помесь муравья с таракашкой? - поинтересовалась Дина.

-Ну... - Хот-Дог в задумчивости почесал левой передней лапкой сосиску. - Вообще-то не совсем...

Ася лишила изоформа возможности закончить рассказ из цикла занимательной энтомологии.

-Это похоже на стрельбу.

Ася подняла указательный палец, призывая всех прислушаться.

Все прислушались.

-Точно, - кивнула Дина. - Судя по спектру звука, стреляют из коллекционного образца автомата Калашникова. Я бы, сказала... - подобно дегустатору, пытающемуся по богатству букета определить год изготовления вина, Дина слегка прищурилась, закатила глаза и даже слегка губами причмокнула. - Да, совершенно определенно, АКМ-52.

И посмотрела на спутников с таким видом, как будто ожидала, что кто-то посмеет оспорить сделанный ею вывод.

-Какие будут предложения? - спросила Ася.

-Без людей, автоматы не стреляют, - глубокомысленно изрек Хот-Дог.

-И стреляют они обычно тоже в людей, - добавила Дина.

-А люди - это...

Изоформ задумался, подбирая определение.

-Люди - это кто угодно, - закончила за него Ася.

-Это точно, - согласилась Дина. - Порой встречаются такие сволочи. А на вид - порядочные люди.

В принципе, Ася была согласна с замечанием Дины, но открыто поддерживать подругу не стала. Изоформ, он хотя и похож на булку с сосиской, а все же представитель иной цивилизации, перед которым негоже выносить сор из избы.

Выстрелы могли означать все, что угодно, - от занятий стрельбой в тире до локального вооруженного конфликта, - но сколько можно было бродить в молочно-белой пустоте, не имея возможности даже вектор движения определить?

-Идем к людям, - решила Ася. - Тебя, - обратилась она к Хот-Догу, - персонально прошу какое-то время сохранять молчание.

-Верно, - неожиданно поддержала подругу Дина. - В свое время люди даже друг друга ели. Так что съесть говорящий хот-дог для многих из них сущий пустяк.

Как всегда, Дина сказала именно то, чего говорить не следовало, но зато на изоформа замечание о каннибальских наклонностях представителей человеческого рода произвело должное впечатление. Хот-Дог затих, поджал лапки и даже как будто стал чуть меньше.

-Дина, твоя задача - разведка. Если что... Ну, ты знаешь, что делать.

-Конечно, знаю, - мило улыбнулась Дина и растворилась в белой пустоте.

-Классно! - восторженно выдохнул Хот-Дог. - Все люди так умеют?

-Не все, но многие, - не стала вдаваться в детали Ася. - А теперь вспомни о том, что сказала Дина, и умолкни.

Хот-Дог призадумался и на всякий случай убрал красную полоску кетчупа со своей спины. Маскировка не ахти какая, но уже хорошо, что за ум взялся.

Осторожно ступая, Ася медленно двигалась в сторону, откуда все еще доносились выстрелы. Хот-Дог семенил следом, не делая попыток выбежать, как обычно, вперед. Дина молчала, - следовательно впереди все было спокойно.

Внезапно стрельба прекратилась. Не затихла, а просто оборвалась, как будто закончилось свободное место в воспроизводившем звук мемори-чипе.

-Дина, - настороженно прошептала Ася.

Невесть откуда выскочили люди, одетые в камуфляжную форму, с вязанными шлемами-пасамонтаньями на головах и, что, пожалуй, наиболее существенно, с автоматами в руках. Причем все автоматы были направлены на Асю. Хот-Дога нападавшие, - а было их не меньше десяти, - поначалу не приметили. И, скорее всего, так и не обратили бы на него внимания, если бы изоформ сам не принялся орать:

-Я свой! Ребята, я свой! Я тут совершенно не при чем! С этой бабой я всего полчаса как познакомился! Она еще съесть меня хотела!

Ну, не подлец ли?

-Это кто? - спросил у Аси один из прячущих лицо под маской. - Собака?

-Ага, - мрачно кивнула Ася. - Новая порода, собака-предатель. Лучше сразу пристрелите, - от нее одни неприятности. И прививку от бешенства ей не делали.

Один из автоматных стволов оказался переориентирован на Хот-Дога.

-Да вы что, братцы?.. - присел на задние лапки изоформ. - Я же свой!..

-А почему твоя собака разговаривает? - спросил у Аси все тот же боевик.

-Откуда я знаю? - безразлично пожала плечами Ася. - До того, как вас встретили, она молчала, прикидывалась, что говорить не умеет.

-Врет она все, братцы, врет, - плачущим голосом заныл Хот-Дог. - У-у-у, бабища проклятущая!

На эту эскападу неблагодарного изоформа Ася ничего не ответила, - пусть себе болтает.

-Ладно, берем обоих и уходим, - скомандовал тот, что разговаривал с Асей, - не иначе как за главного был. - На месте разберемся.

Ася хотела было спросить, куда их собираются вести, но не успела. Двое людей в масках ловко закинули автоматы за спину и подхватили Асю под руки, - не сказать, что грубо, скорее даже деликатно, вот только Асино представление о деликатности как-то не вязалась с образом боевика с автоматом и в маске, - и в следующий миг они уже оказались в совершенно ином месте.

Над головой - небо голубое, бездонное, такое только в горах и увидишь. Под ногами - трава зеленющая, такая густая, будто никто до тебя по ней не ступал. Красота-красотень! А воздух-то чистый какой, - как будто мир только вчера был сотворен и нет в нем еще ни заводов целлюлозно-бумажных, ни фабрик по производству минеральных удобрений, ни скважин нефтяных, из которых уже все, что можно, выкачали. Только цветущие акации, только кактусы в человеческий рост, только крутые горные склоны с ручьями, вода в которых вкуснее "Боржоми", и водопадами, низвергающимися вниз потоками жидкого серебра. И боевики с автоматами. Парадокс. Н-да... Ну, что поделаешь.

-Дина, - беззвучно, одними губами позвала Ася.

-Я здесь, - пошелестел звук возле самого ее уха.

-Что скажешь?

-Ничего.

-Исчерпывающий ответ.

Отряд боевиков вытянулся в колонну и начал спускаться в долину. Двигались быстро, временами переходя на бег трусцой. Ася и Хот-Дог находились в середине колонны, под присмотром здоровяка, не сводившего с них подозрительного взгляда. Вообще-то, смотрел мужик только на Асю, но Хот-Дог то и дело попискивал и жалобно верещал, всячески стараясь привлечь внимание боевика к свое персоне, - должно быть, все еще верил, что сможет доказать свою непричастность ко всему, в чем его собирались обвинить.

Пройдя узкой тропинкой меж двумя поросшими густым кустарником горными отрогами, отряд вышел в лощину, где располагался лагерь боевиков. Все здесь было устроено простенько, но со вкусом. В центре круглой утоптанной площадки горел обложенным камнями костер. Вкруг очага стояли грубо сколоченные скамьи и раскладные шезлонги. Чуть в стороне раскинули крылья четыре большие армейские палатки. Несколько человек, одетые в полевую форму, но без вязаных шапочек-масок на головах, сидели вокруг костра, не спеша, с удовольствием потягивая горячий кофе из синих пластиковых кружек с забавными рисунками: на одной - спаривающиеся в полете бабочка, на другой - писающий на цветочек барбос. Четверо, среди которых была одна женщина, выстраивали на расстеленной газете изогнутую змею из костяшек домино. Сидевший в шезлонге парень с черными кудрявыми волосами и ниточкой гангстерских усиков на оттопыренной верхней губе наигрывал на гитаре что-то латиноамериканское. Мелодия показалась Асе знакомой, но она никак не могла вспомнить, где ее слышала.

-Сантана, - произнесла у нее над ухом Дина. - "Черная Колдунья".

И то, верно, подумала Ася, надо же, забыла. А когда-то ведь слушала день и ночь.

-Меррито, Пипино, - обратился присматривавший за Асей здоровяк к двум своим спутникам. - Предупредите Альберта.

Меррито и Пипино разом кивнули и побежали к дальней палатке, не останавливаясь, обогнули ее и скрылись за кустами.

-Кто такой этот Альберт? - спросила у здоровяка Ася.

Просто так спросила, чтобы разговор завязать.

-Сама увидишь, - ответил боевик и посмотрел туда, где заснеженные вершины подпирали небо.

А черные крестики, кружившие в облаках, это что? Не иначе, как грифы?

Один из невысоких пареньков, что побежал с донесением к Альберту, - Меррито или Пипино, кто их разберет, - выскочил из-за палатки и призывно замахал рукой.

-Идем, - коротко махнул стволом автомата здоровяк.

Они прошли мимо сидевших вокруг костра людей, - никто даже не взглянул в их сторону, только кудрявый парень, что "Колдунью" наигрывал, незаметно подмигнул Асе, - обогнули палатку с откинутым пологом, миновали заросли колючего кустарника с мелкими, плотными, точно из воска вылепленными листочками, и вышли на небольшую поляну, прилепившуюся к отвесной каменной стене. Тоненькая, что-то тихо, по-ангельски поющая струйка ручейка сбегала по камням и, блеснув серебристой змейкой, исчезала среди травы. Посреди поляны горел костерок. Рыжие языки огня лизали помятое днище закопченного чайника, висевшего на воткнутой в землю рогатине. Рядом лежало толстое бревно. На бревне восседал невысокого роста человек, одетый, как и все в лагере, в камуфляжную форму. Лицо спрятано под пасамонтаньей. Он сидел с прямой спиной, широко расставив ноги, а на коленях у него лежал, - ну, что бы вы думали, - конечно, автомат Калашникова. Должно быть, это и был пресловутый Альберт. По правую руку от него, на земле, скрестив босые ноги, сидел индеец. Самый настоящий индеец, с лицом, похожим на маску из красной меди, - гордо вздернутый подбородок, непроницаемый взгляд, орлиный нос. На вид индейцу было лет шестьдесят, но в волосах его, заплетенных в две тугие косы, не было ни единой седой нити. Одет он был в серые, заношенные брюки и старый кожаный жилет. На голове - потрепанная широкополая шляпа с воткнутым орлиным пером. На шее у индейца на кожаном шнурке висел звериный коготь, слишком большой и блестящий, чтобы быть настоящим.

Альберт окинул Асю оценивающим взглядом. Выпятил нижнюю губу. Посмотрел на Хот-Дога. Презрительно сплюнул.

-Что скажешь, дон Хуан? - обратился он к индейцу.

Индеец закатил глаза, что-то невнятно забормотал и, вскинув руки над головой, принялся делать магические пассы.

Здоровяк, что доставил Асю, присел на край бревна по левую руку от Альберта. Поскольку Асе никто присесть не предложил, она так и осталась стоять, сцепив руки за спиной.

-Чай будешь? - спросил Альберт у здоровяка.

Тот утвердительно кивнул.

Альберт поднял с земли сучек и подцепил им крышку подвешенного над огнем чайника.

-Нет, так он никогда на закипит.

Поставив автомат прикладом на землю, Альберт повернулся назад и достал из-за бревна двухлитровый электрический чайник. Установив чайник на бревне, Алберт подергал тянущийся от него провод, словно хотел удостовериться, что он включен в розетку. Глянув по сторонам и не найдя, чем бы можно было снять чайник с огня, Альберт стянул с головы пасамонтанью, сложил ее вдвое и подхватил ручку чайника. Перелив воду из одного чайника в другой, Альберт поставил пустой чайник на землю, а на электрическом нажал сетевую клавишу. К удивлению Аси, на корпусе электрочайника зажегся красный огонек.

-Я его узнала, - прошептала над ухом Аси Дина.

-Я тоже, - ответила Ася.

-Меня называют Красным Альбертом, - главарь боевиков провел пальцами по обвислым седым усам и улыбнулся. - Честное слово, не знаю почему. Хотя, право же, какая разница, - красный, синий, зеленый, - если тот же эффект Доплера с поразительной простотой и ясностью показывает, насколько относительно наше представление о цвете.

-Я - Ася Лидел, командир "Белого Кролика", - представилась Ася.

-Это, что ли, ваш кролик? - усмехнувшись, Красный Альберт пальцем ткнул в Хот-Дога.

-"Белый Кролик" - это мой корабль, - объяснила Ася. - А это, - она бросила взгляд, полный презрения, на изоформа, - просто говорящая сосиска в тесте.

-Протестую! - взвился Хот-Дог. - Вы снова допускаете неполиткорректное выражение! Не сосиска в тесте, а продукт колбасного поизводства в сдобной выпечке!

Красный Альберт посмотрел на гордого собой Хот-Дога и обреченно кивнул:

-Ты умрешь первым.

Хот-Дог онемел от изумления. Он-то полагал, что зарабатывет себе авторитет среди боевиков Красного Альберта, а что получается? Как же так? Где в этом мире похоронена справедливость?

Красный Альберт посмотрел на индейца, продолжавшего с полузакрытыми глазами проделывать таинственные пасы, и удрученно покачал головой.

-Что-то заработался дон Хуан, - сказал он, глянув на здоровяка в маске.

-Бывает, - коротко ответил тот.

-Почему нас схватили? - спросила Ася.

-Потому что мы революционная организация, использующая партизанские методы борьбы, - ответил Альберт.

-Но мы вам не враги.

-Не знаю, - с сомнением прищурился Альберт. - Твой хот-дог на ножках уже доказал обратное.

Ася удивленно приподняла бровь. Ей казалось, что Хот-Дог, хотя и нес околесицу, но все же не сказал ничего настолько крамольного, за что можно приговорить к расстрелу.

-Наша революционная организация называется "Светлый Путь", - сообщил Асе Красный Альберт. - И мы боремся с политкорректностью, словно плесень расползающейся по миру, в любых ее проявлениях.

-С политкорректностью? - удивленно переспосила Ася.

-Да, тысяча чертей! - стукнул кулаком по коленке Красный Альберт. - Почему я, нормальный, здоровый мужик, находясь рядом с извращенцем, преступником или калекой, должен чувствовать себя существом второго, а то и третьего сорта? Почему, кто-то решает за меня, как я хочу именоваться, просто евреем или лицом, исповедующим иудаизм? Поймите меня правильно, я убежденный атеист, но почему кто-то берет на себя право в угоду все той же политкорректности переписывать Библию? Почему из школьных библиотек изымается "Старик и море"? Почему классические диснеевские мультфильмы кастрируют, вырезая из них кентавров-негров?..

Судя по тому, как Альберт начал, ему было что еще сказать, но в этот момент щелкнул закипевший чайник. Сбитый с толку Красный Альберт удивленно посмотрел на белый пластиковый сосуд.

-Ты чай кипятил, - напомнил ему здоровяк.

-Да.

Альберт достал из-за бревна синие пластиковые кружки и коробку, в которой кучей были навалены пакетики с чаем.

-Вы какой чай пьете? - спросил он у Аси.

-Хун мао-фэн.

Покопавшись в коробке, Красный Альберт вытянул нужный пакетик, - хотя как он определил, что это за чай, если все пакетики были без маркировки? - кинул его в кружку с улыбающимся солнышком и протянул ее Асе. Здоровяку досталась кружка с собирающим грибы поросенком. Себе же Альберт оставил кружку с коротким и непонятным лозунгом "Генерируй!". На индейца, все еще прибывающего в состоянии транса, Красный Альберт махнул рукой и спрятал четвертую кружку вместе с коробкой за бревно. После этого он взял чайник и разлил по кружкам кипяток.

Решив, что стоять, когда тебя угощают чаем, сосем уж глупо, Ася села на траву, поджав под себя ноги.

-И все бойцы разделяют ваши убеждения? - спросила она у Альберта.

-Ну, Сигизмунд не совсем согласен с моей трактовкой единой теории поля, - дабы выразить свое отношение к мнению неизвестного Асе Сигизмунда, Альберт скроил презрительную гримасу. - А в остальном ребята меня поддерживают.

-Я имела в виду ваш радиальный взгляд на политкорректность, - уточнила вопрос Ася.

Красный Альберт едва чай не расплескал.

-А как же! Иначе, чего бы ради они взяли в руки оружие?

-Ну, в мире есть много разных идей, за которые люди готовы сражаться с оружием в руках, - рассудительно заметила Ася.

-Вот! - указал на сидевшего рядом с ним боевика Красный Альберт. - Вот вам живой пример! Старина Том! Он встал на путь борьбы после того, как понял, что никаким иным способом не сможет заставить погрязшее в политкорректности общество называть себя негром! Негром, а не представителем черной расы и не гражданином африканского происхождения!

Альберт поднял с земли прутик, помешал им в чашке, которую держал в руки, и сделал глоток чаю.

-Простите, - Ася взглядом указала на руки Тома, - в одной он держал кружку с чаем, другой придерживал за ствол автомат, - но я сомневаюсь в том, что ваш соратник по борьбе негр. Руки у него белые.

Красный Альберт загадочно улыбнулся и сделал Тому знак - провел сложенными вместе двумя пальцами снизу вверх. Том поставил кружку на бревно и стянул с головы пасамонтанью. Альберт просиял лицом и совершенно неожиданно показал Асе язык.

-Ну, что вы теперь скажите?

Действительно, прежде, чем что-то сказать, следовало подумать. Перед Асей сидел человек с классическими негроидными чертами лица, но при этом абсолютно белый. Белый негр.

-Я в замешательстве, - призналась Ася.

-А я нет! - влез со своим мнением Хот-Дог. Должно быть, он уже забыл, что приговорен к расстрелу. - Перед нами альбинос!

-Сам ты... - презрительно скривил толстые негритянские губы старина Том, а рука его крепче сжала автомат.

-Не обращайте на него внимание, - встала на защиту изоформа Ася. - Он просто идиот.

-Неполиткорректное высказывание! - прокричал Хот-Дог и только после этого понял, какого дурака сморозил.

Поджав конец сосиски, изоформ метнулся в одну сторону, в другую, припал к земле, подпрыгнул и юркнул за бревно, туда, где Красный Альберт хранил чайные принадлежности.

-И в самом деле - идиот, - посмотрев изоформу вслед, согласился негр.

-Том изменил цвет кожи, пройдя через процедуру генетической модификации, - объяснил Красный Альберт. - И все ради того, чтобы иметь право на законных основаниях требовать, чтобы его называли не черным, а негром. И спросите у него, чего он добился?

-Чего вы добились, Том? - послушно спросила Ася.

-Меня обвинили в расизме, - мрачно усмехнулся белый негр.

-Ну, как вам это? - хлопнул ладонью по бедру Красный Альберт. - Да вы пейте чай, а то остынет.

Ася улыбкой поблагодарила Альберта и сделала глоток из кружки, которую держала в руках. Выражение, появившееся после этого у нее на лице, было красноречивее любых слов.

-Что, не сладко? - участливо поинтересовался Красный Альберт.

-Это же не китайский чай, - и не скажешь, чего больше в голосе Аси, обиды, недоумения или презрения. - Скорее всего, обычный "Липтон".

-Верно, - довольно кивнул Альберт. - У нас только "Липтон" и есть. Другой чай в горы не завозят.

-Почему же вы предлагали мне выбрать чай по своему вкусу?

Красный Альберт заговорщицки подмигнул Тому.

-Потому что у человека всегда должен быть выбор, - объяснил белый негр.

-А, по большому счету, чай он только чай и есть, - закончил Альберт.

-Ну, извините, - покачала головой Ася. - Это все равно, что сказать "человек - это только человек"?

-А разве не так? - удивленно посмотрел на нее Альберт.

Индеец перестал мычать и делать таинственные пасы. Он уставился на Асю немигающим взором, вытянул в ее сторону артритный палец и замогильным голосом прохрипел:

-Она здесь не одна.

-Хочешь чаю, дон Хуан? - спросил у индейца Красный Альберт.

-Она здесь не одна! - громче произнес индеец.

-Точно, - согласился Альберт. - Хот-дог улизнул куда-то.

Дон Хуан воздел палец к небесам.

-Невидимый спутник, - произнес он многозначительно.

-Да ну? - недоверчиво выгнул бровь Альберт.

Дон Хуан усмехнулся криво и, опершись рукой о бревно, медленно поднялся на ноги. Распрямив спину, индеец достал из-за пазухи кожаный мешочек, развязал его, высыпал на ладонь щепоть необычайно мелкого белого песка, поднес ладонь к губам и дунул. Песок взлетел в воздух, заискрился в солнечных лучах, и на какой-то едва уловимый миг на фоне серебристого облачка отчетливо проступил женский силуэт. С усмешкой, теперь уже победителя, индеец глянул на Альберта. Красный Альберт недовольно сдвинул брови.

-Что это значит? - строго спросил он у Аси.

-Это мой виртуальный ИскИн, - ответила Ася, решив, что нет смысла отпираться. С лидером боевиков наладился вполне конструктивный диалог и можно было ожидать, что в самое ближайшее время, напоив чаем, а, может быть, заодно и накормив, пленников отпустят на свободу. - Покажись, Дина.

И Дина материализовалась. Драные джинсы, майка с надписью "Я ненавижу фэст-фуд", копна рыжих волос. И самая обворожительная улыбка на свете.

-Здравствуйте, господин Эйнштейн, - проворковала Дина.

Белый негр Том грустно вздохнул:

-Придется тебя тоже убить.

-Увы, - с явным сожалением развел руками Альберт Эйнштейн. - Как это не прискорбно. Никто из посторонних не может знать мое настоящее имя. Конспирация - это вам не чай "Липтон".

-К тому же она явная сексистка, - Том взглядом указал на выпирающую из под майки грудь Дины.

-Да? А так?

Дина еще больше выставила грудь вперед, но теперь ее украшала надпись "Долой политкорректность!".

-Так - значительно лучше, - удовлетворенно наклонил голову Альберт.

-Боюсь вас разочаровать, господин Эйнштейн, но ваше имя и внешность слишком хорошо известны, - сказала Ася. - Вам достаточно снять пасамонтанью, чтобы быть узнанным.

-Честно говоря, я предполагал, что долго сохранять инкогнито не удастся - Красный Альберт, казалось, не был ни удивлен, ни разочарован. - Слава бежит впереди меня. Том, - обратился он к белому негру, - принеси дамам поесть.

-Это тело не нуждается в пище, - указал на ИскИна индеец.

-Вы не совсем правы, - поправила его Дина. - Я испытываю постоянную необходимость в пище духовной.

Дон Хуан воздел к небу палец и многозначительно провозгласил:

-Призрак прибыл с Европы! Спутник Юпитера оказался не так далек, как полагали авторы "Манифеста"!

-Да брось ты, дон Хуан, - недовольно поморщился Эйнштейн. - Симпатичные ведь девушки.

-Значит, у вас к нам нет никаких претензий? - осторожно поинтересовалась Ася.

-Надеюсь, спустившись с гор, вы не броситесь к правительственным чиновникам, чтобы рассказать им о встрече с нами? - улыбнулся Красный Альберт.

-У нас иные планы, - заверила Эйнштейна Ася.

-Ну, вот и славно, - Красный Альберт принял из рук вернувшегося Тома глубокую синюю миску и протянул ее Асе. - Угощайтесь.

Миска была до краев наполнена большими кусками зажаренного на огне мяса, политого сверху густым луковым соусом. Запах от блюда шел восхитительный, но Ася все же проявила осмотрительность, - кто знает, где добывают себе пищу скрывающиеся в горах партизаны? - и на всякий случай спросила:

-Что это?

-Викунья, - ответил Том. - Ребята подстрелили сегодня утром. А соус я сам приготовил. По бабушкиному рецепту.

Ася наколола кусок мяса на вилку, обмакнула в соус и осторожно попробовала. Оказалось очень вкусно. Ася даже пожалела, что никогда прежде не пробовала мясо викуньи.

-Соус восхитительный, - с улыбкой поблагодарила она Тома.

Белый негр смущенно улыбнулся и потупил взгляд.

-Позвольте все же поинтересоваться, куда вы направляетесь? - спросил Красный Альберт.

Ася была занята едой, поэтому ответила ему Дина:

-Мы ищем "Белого Кролика".

-Это я уже слышал, - кивнул Эйнштейн. - Но что конкретно вы собираетесь для этого предпринять?

-Мы недавно в войде, - честно призналась Дина, - и толком еще не разобрались, что здесь, да как.

-Ха! - хлопнул ладонью по бедру индеец. - Покажите мне того, кто это понимает!

-Я согласен с доном Хуаном, - щелкнув пальцами, Эйнштейн направил на индейца указательный палец.

-Как же вы здесь живете? - прожевав кусок сочного мяса, спросила Ася.

-Как? - Эйнштейн взглядом переадресовал вопрос Тому.

-Приспособились, - сказал, пожав плечами, белый негр.

-Верно, - согласился Красный Альберт. - Существуют два правила, следовать которым нужно неукоснительно. Первое - воспринимать этот мир, как данность, не пытаясь оперировать привычными законами и правилами. Второе - точно знать, к чему ты стремишься.

-Ну, со вторым все ясно, - нам нужен наш корабль, - сказала Ася.

-С первым, думаю, проблем тоже не возникнет, - закончила Дина.

Ася с сомнением поджала губы. Ее всегда настораживало, если что-то не вызывало у Дины сомнений.

-Еще? - спросил Том, заметив, что Асина миска опустела.

-Нет, спасибо, - отказалась Ася.

Мясо, действительно, было выше всяких похвал, но Ася придерживалась мнения, что меру следовало соблюдать во всем и, в особенности, в еде.

-Благодаря опытам мистического прозрения дона Хуана, нам удалось обнаружить несколько путей, ведущих из этой благодатной долины в иные варианты реальности войда, - сказал Эйнштейн. - Один из них ведет в зону белой пустоты, где вас встретил Том со своими людьми. Это пустыня в буквальном смысле от слова "пусто". Искать что-либо там не имеет смысла, - там нет даже того, что должно быть в пустыне. Другой путь ведет в Вошин-Таун, город мойщиков окон и политкорректных адвокатов, - именно там мы обычно проводим свои акции.

-Вы отстреливаете граждан, проявляющих политкорректность?

Дина задала вопрос так, что можно было подумать, она считает подобные методы вполне оправданными. Собственно, она к этому и стремилась, - они ведь все еще находились на чужой территории.

-Ну, что вы! - Пришел в ужас от такого предположения Эйнштейн. - Обычно мы забрасываем тортами со взбитыми сливками особо деятельных сенаторов. Порой устраиваем бузу во время демонстраций граждан, выступающих за права извращенных меньшинств.

-Два дня назад мы освободили из-под стражи полицейскую собаку, которую обвинили в расизме на основании того, что во время рейдов по городу она находила наркотики исключительно у негров, - добавил Том.

-А как-то раз, - вспомнил Эйнштейн, - подбросили в университетскую библиотеку десять пачек книг Сэлинджера.

-Мне запомнился тот случай, когда мы захватили студию городского кабельного телеканала и запустили в эфир фильм "Большой Лебовский", - с гордостью вскинул подбородок дон Хуан. - В тот момент поток небывало сильных эфирных эманаций буквально захлестнул весь город.

Чувствуя, что поток воспоминаний, которым начали придаваться три товарища, может выйти из берегов, Ася решила вернуть разговор в нужное русло:

-А как насчет других путей?

-Есть еще два, - ответил Эйнштейн. - Для нас они не представляют интереса. Если с пути, ведущего в Вошин-Таун свернуть налево, то окажешься на берегу морском, там живет Безумный Монах. Если свернуть направо - окажешься в Дурацком чате.

-В чате? - переспросила, решив, что ослышалась, Ася.

-Место такое, где народ чатится, - объяснил дон Хуан.

-И как же они там чатятся?

Дон Хуан посмотрел на Красного Альберта. Тот, в свою очередь, покосился на Тома. Белый негр озадаченно почесал затылок.

-Трудно сказать. Я лично не вижу никакого смысла в том, что они там делают.

-И много там народу?

-Да когда как, - не очень уверенно ответил Том. - Но сотни полторы завсегда наберется.

-Для начала я бы посоветовал вам повидаться с Безумным Монахом, - сказал дон Хуан.

-А стоит ли, если он действительно безумный? - с сомнением покачала головой Дина.

-Он, хотя и безумный, зато один. А в чате таких, - индеец покрутил растопыренной пятерней возле виска, - толпа.

-Это точно, - поддержал индейца Том. - Я разок заглянул в этот чат, так после три дня в себя приходил. Хотя, в чем эту тусовку никак не обвинишь, так это в политкорректности.

-Только не забывайте, - продолжил, обращаясь одновременно ко всем, Эйнштейн, - что состояние психической нормы есть понятие в высшей степени относительное.

-Здорово! - хлопнула в ладоши Дина. - Выходит, мы все здесь не в своем уме!

-Тогда в чьем же? - робко поинтересовался выглянувший из-за бревна Хот-Дог.

-Кстати, а с ним что будем делать? - указал на изоформа Том. - Он, помнится, что-то про политкорректность нам втолковывал.

-Ай, оставьте его, - махнула рукой Дина. - Глупый, но, в принципе, безобидный изоформ.

-Нет, - покачал головой индеец. - Такую тварь мы у себя ни за что не оставим.

-Я могу стать кем угодно, - заголосил Хот-Дог. - Хотите, превращусь в ворона?

-Зачем мне ворон? - удивился дон Хуан.

-У всякого порядочного колдуна должен быть ворон, - уверенно заявил Хот-Дог.

-Я не колдун, а маг, - обиделся дон Хуан. - Магам вороны ни к чему. Я, если хочешь знать, и сам могу вороном обернуться.

-А вот и врешь! - быстро забегал из стороны в сторону Хот-Дог. - Врешь! Врешь! Врешь!

-Вы, пожалуйста, нашего индейца не обижайте, - вежливо, но с достоинством попросил Эйнштейн, обращаясь при этом не к вышедшему за рамки приличия Хот-Догу, а к девушкам, которых принимал за хозяек изоформа. - Я, положим, и сам знаю, что дон Хуан не самый первоклассный маг. Но где ж я другого ольмека сыщу?

-Тольтека, Альберт, - вежливо поправил индеец.

-А, без разницы, - отмахнулся Эйнштейн. - Тольтеки, ольмеки, - все в этом мире относительно. Суть в том, что без толкового мага нам новых путей не открыть. И что, спрашивается, тогда делать? Ну, я имею в виду, после того, как окончательно Вошин-Таун к ногтю прижмем?

-Прижмем, прижмем, - уверенно закивал Том. - Непременно прижмем.

-Ну, а я что говорю, - указал рукой на белого негра Эйнштейн. - С такими людьми горы можно свернуть!

-Лучше гвозди из них делать, - заметил, глядя куда-то в сторону, дон Хуан.

-Давайте кинем сосиску в костер, - предложил Том.

-Да будет вам, - снова вступилась за изоформа Дина. - Мозгов у Хот-Дога, конечно, меньше, чем у кошки, но, в целом, вреда от него никакого.

-И пользы тоже никакой, - добавил индеец, плотоядно поглядывая на изоформа.

-Вы бы лучше поели викунью, дон Хуан, - посоветовала Ася.

-У меня нынче пост, - ответил индеец. - Но заезжий батюшка, - к Сахалину пробивался, не знаю уж, что ему так приспичило, - говорил мне, что сосиски даже в великий пост есть можно, потому как от мяса у них только запах, а все остальное - дрянь всяческая.

Услыхав такое, Хот-Дог сжался весь, присел на полусогнутых лапках, явно не зная, как поступить, то ли молить о пощаде, то ли удариться в бега.

-Ладно, мы его с собой заберем, - снизошла до милости Ася.

Эйнштейн с сомнением посмотрел на изоформа.

-А не пожалеете потом?

-Наверное, пожалеем, - Ася безнадежно махнула рукой. - А, один черт, к Безумному Монаху идем.

* * *

Глава 7. У самого синего моря.

А вот и море. Прозрачная лазоревая волна лениво лижет залитый солнцем песчаный пляж, на небе - ни облачка, вокруг - ни деревца, ни травинки. Налево глянешь - пляж без конца и края, направо - море до самого горизонта, прямо посмотришь - сидит на песке монах в старой, заплатанной рясе, с длинными сальными волосами, выбивающимися из-под черного клобука, и, что самое странное, в обрезанных валенках на нога. И точно, - безумный. Как только не спекся по такой жаре? В трех шагах от монаха стоит высокий прямоугольный шкаф красного цвета, похожий на автомат для продажи холодной газировки, - быть может, этим бедолага и спасается?

Ася зачерпнула горсть песка. Песчинки - одна к одной, как будто через сито просеянные. Ася сняла рубашку, обернула вокруг пояса и завязала рукава на животе узлом. Глядя на нее, Дина собрала волосы узлом на затылке и минимизировала свой костюм до кораллового цвета бикини.

-Я изнемогаю, - жалобно запричитал Хот-Дог. - Я плохо переношу жару. Горчичка течет, булочка черствеет, кожица на сосиске скоро лопаться начнет.

-Вернись к дону Хуану, - предложила Ася. - Уверена, он будет тебе рад.

Изоформ умолк и только время от времени тяжко вздыхал, показывая, насколько ему плохо.

Заметив приближающуюся троицу, монах всполошено вскочил на ноги, затем упал на колени и принялся истово крестится, то и дело тычась лбом в раскаленный песок.

-Господи, помилуй и спаси мя грешного! Господи помилуй и спаси мя грешного!..

-Что это он? - поинтересовался Хот-Дог.

-Отправляет религиозный культ, - объяснила Дина.

-Кому отправляет?

-Президенту компании "Иисус Христос и отец".

-А зачем?

-Не знаю, - пожала загорелыми плечиками Дина. - Может быть, акции начали падать в цене?

-А что, если он на нас набросится?

-Тогда мы принесем тебя в жертву, - положила конец бессмысленным словопрениям Ася.

Приблизившись к монаху, Ася изобразила приветливую улыбку.

-Здравствуйте!

-Господи, помилуй и споаси мя грешного! - пуще прежнего заголосил монах.

-Н-да, - остановившись рядом с подругой, Дина с задумчивым видом приложила к подбородку пальчик. - Похоже, ничего путного мы от него не добьемся.

-Добрый день! - Ася сделала шаг вперед.

-Изыди, Диавол! - завизжал с пеной у рта монах. - Именем Господа Бога тебя заклинаю, - изыди!

И руками на Дину замахал.

Пытаясь понять причину столь странную реакции монаха, Ася окинула подругу придирчивым взглядом.

-Искусом меня возжелал взять, ворог рода человеческого! - неистовствовал меж тем безумец. - Так нет же! Не выйдет! Будь ты семижды проклят!

Внезапно монах повалился на спину и обеими руками схватился за промежность. Что удивительно, при этом он не переставал голосить:

-Господи, помилуй и спаси мя грешного! Господи помилуй и спаси мя грешного!..

-Знаете, дамы, - подал голос Хот-Дог, - не иначе, как ваш вид спровоцировал сей приступ сексуально-религиозного безумства.

Посмотрев на Дину отстраненным взглядом, Ася решила, что слова изоформа на сей раз, пожалуй, не лишены смысла.

-Оденься, - велела она ИскИну.

-Жарко же, - недовольно наморщила носик Дина.

-Дина! - Ася подняла руку с ком-браслетом. - Не забывай, что я сама могу выбрать для тебя наряд.

-Только не это!

Словно защищаясь от внезапно налетевшего порыва ветра, Дина вскинула руки. И тотчас же преобразилась.

-Не думаю, что вид одалиски из шахского гарема подействует на монаха успокаивающе, - с сомнением покачала головой Ася.

-А так?

Дина облачилась в высокие, до середины бедра узкие сапоги на восьмисантиметровой платформе, коротенькую черную юбку и вызывающе-красную блузку, расстегнутую едва ли не до пупка.

-Еще одна подобная выходка, и я тебе точно отключу, - пообещала Ася.

-Что же я должна надеть? - недовольно надула губы Дина. - Морской бушлат? Или строительную робу?

-Слушай, а святую тебе изобразить слабо? - влез с вопросом Хот-Дог.

-Какую еще святую?

-К какой конфессии относится монах?

-Судя по всему, - Дина посмотрела на корчащегося на песке безумца, - он из православных христиан. Ортодокс.

-Ну вот и изобрази из себя православную святую.

-Смеешься? - возмущенно вскинула брови Дина.

Хот-Дог с озабоченным видом обежал вокруг развалившегося на песке монаха, который уже не орал, как оглашенный, а лишь хрипел невнятно.

-Слушайте, - обратился он к дамам, - решайте что-нибудь, да поскорее. Иначе нашему потенциальному собеседнику скоро кирдык придет.

-Длинное черное платье, на голову - платок, - в приказном тоне выдала Ася.

-Фи, - презрительно поморщилась Дина, но все же выполнила распоряжение.

-Да не такой платок! - едва ли не с отчаянием всплеснула руками Ася, увидев на голове Дины легкую газовую косынку цвета Иудина дерева. - Черный платок, завязанный узлом на шее.

Судя по выражению лица, про себя Дина выругалась, но вслух ничего не сказала и на этот раз сделала все, как надо.

-Теперь подойди к нему, - кивнула в сторону монаха Ася. - И скажи что-нибудь ласковое и ободряющее.

Не смея спорить, Дина подошла к корчащемуся на песке монаху, неприязненно глянула на него сверху вниз и как-то совсем уж неприветливо произнесла:

-Эй, хорош дурака-то валять. То же мне, Казанова нашелся.

-Черт возьми! - в отчаянии всплеснула руками Ася. - Это что, по-твоему, слова ободрения?

-А что? - невинно улыбнулась Дина. - Мужики постоянно корчат из себя секс-монстров.

-Это же монах!

-Ну да, Безумный Монах. Так его дон Хуан называл.

-Монах не может быть секс-монстром, ему секс противопоказан.

-А что так?

Ася достала из кармана большой клетчатый носовой платок и кинула его Дине:

-Намочи.

Сама же она подошла к монаху, присела рядом с ним на корточки и осторожно тронула святого человека за плечо.

-Послушайте, уважаемый, все не так плохо, как вам поначалу показалось.

Монах посмотрел на Асю вполглаза. Губы его при этом продолжали безмолвно повторять слова молитвы.

-Ну, сколько можно? - с укоризной сдвинула брови Ася.

Монах крепче ухватился за промежность.

-Держи, - Дина вложила в руку Аси мокрый носовой платок.

Ася расправила платок, растянула за углы и хлопнула его монаху на лицо.

Монах судорожно дернулся и затих. Решил, что конец пришел. Так нет же. Ася приподняла платок за уголок.

-Ну, как, полегало?

Монах обреченно вздохнул, медленно стянул с лица платок и сел, опершись рукой о песок.

-Ведаю, что вы слуги Диавола, ведаю, что искушать меня пришли, но поделать ничего не могу.

И сразу же полез к Асе обниматься.

-Эй!

Ася обеими руками толкнула монаха в грудь, так что он снова растянулся на песке.

-А я что тебе говорила, - секс-монстр, - усмехнулась Дина.

Монах снова сел и возвел очи горе.

-Спасибочки тебе, Господи, что удержал от соблазну.

-Не Господь, а я тебя удержала, - внесла существенное уточнение Ася.

-Все мы в руках Божьих, - ответил на это святой человек и устроился поудобнее, ноги скрестив.

Монах вроде бы окончательно пришел в себя. Ася подумала, что пока его не хватил очередной приступ безумства, он, наверное, сможет ответить на интересующие ее вопросы. Но, надо же такому случиться, именно в тот момент, когда Ася собралась начать серьезный разговор, слева от монаха нарисовался Хот-Дог. Увидев изоформа, монах, как сидел, так и подпрыгнул на месте, а приземлившись метрах в двух, вновь заголосил:

-Изыди, сатанинское отродье! Место тебе в геенне огненной!

-Ну, началось, - мрачно изрек Хот-Дог, присаживаясь на задние лапки. - Успокойте его, девоньки.

-Хорош фамильярничать, - погрозила изоформу пальцем Ася. - Сам знаешь, на каких ты здесь правах.

-Ну, да, - прискорбно склонил сосиску долу Хот-Дог. - Все хорошее быстро забывается, зато незначительные огрехи сидят в памяти прочно, как занозы в заднице.

-Где ты такому научился? - изумленно всплеснула руками Дина, - ну прямо строгая мамаша, поймавшая свое ненаглядное чадо на сквернословии.

-Где, где, - передразнил ее Хот-Дог. - Известно где, - в лагере боевиков! Они постоянно практикуются в неполиткорректных высказываниях.

-Уважаемый, - обратилась к монаху Ася. - Вы видите перед собой самое безобидное на свете существо.

-Диавольское отродье твое существо! - взвопил монах, после чего быстро перекрестился и трижды плюнул в сторону Хот-Дога, - изоформ едва увернуться успел.

-Так, - Дина решительно подошла к монаху и влепила ему звонкую пощечину.

Монах схватился за щеку и, разинув рот, уставился на Дину.

-Что, пришел в себя?

-Да вроде как, - на удивление спокойно и здраво ответил монах.

-Он твой, напарник, - небрежно махнула рукой Дина и пошла в сторону влажной полоски песка, на которую то и дело набегала легкая волна.

-Мы совсем не те, за кого вы нас приняли, - очень спокойно, осторожно подбирая слова, обратилась к монаху Ася. - Мы просто хотим поговорить.

Быстрым движением монах схватил горсть песка и метнул его в стоявшего неподалеку Хот-Дога.

-Ну, ты! - отпрыгнув в сторону, возмущенно фыркнул изоформ.

-Теперь вижу, что не те, - сказал монах, отряхивая ладонь об обтрепанный подол рясы. - Однако, осторожность никогда не повредит. Как говорил наш протоиерей "Помни - враг не дремлет! А потому, бди сам и помогай бдеть товарищу свому." Эх, девонька, - монах вздохнул и умильно посмотрел на Асю. - Кого я только не повидал здесь за долгие годы мытарства. Но не ропщу, поелику разумею, что сие есть испытание, ниспосланное мне Господом. - Наклонившись, монах доверительно шепнул Асе на ухо: - Разумею, что за страдания сии мне уготовано место великомученика, никак не меньше. - Монах заговорщицки подмигнул Асе. - Ага!

-Нисколько в том не сомневаюсь, - выдавила улыбку Ася.

Ей впервые довелось общаться с безумцем, и занятие это, надо сказать, оказалось не только не легким, но к тому же еще и совсем невеселым.

-Хочешь я и за тебя словечко замолвлю? - предложил монах.

-Перед кем? - не поняла Ася.

-Известно перед кем, - монах указал взглядом на небеса.

-Не знаю даже, - смущенно потупилась Ася. - Признаться честно, в данный момент меня беспокоит иная проблема.

-Уверуй свято в Господа, и он все твои проблемы решит, - убежденно заявил монах.

-Вы давно здесь? - спросила Ася, чтобы подвести разговор к интересующему ее вопросу.

-И не спрашивай, девонька, - махнул рукой святой человек. - Давно уже счет времени потерял.

-Как сюда попали, конечно, не помните?

-Отчего же, помню. На память не жалуюсь. Вот ноги преют, это - да, - Ася посмотрела на обрезанные валенки на ногах монаха и решила не комментировать последнее замечание святого человека. - Случилось это в году одна тысяча шестьсот восемьдесят третьем, аккурат на другой год после того, как взошел на престол новый царь Петр Алексеевич. Монастырь наш стоял на реке Оскол, в семи верстах от деревеньки Верхнее, только на другом берегу. Игуменом был у нас отец Феоктист, человек нрава строгого, но справедливого, порой вспыльчивый, но отходчивый. Одним словом, - не забалуешься. По весне уже, когда лед на реке тонким да прозрачным сделался, отправился я на другой берег. Дело у меня одно неотложное в деревеньке имелось.

-Вестимо, какое дело, - подал голос Хот-Дог, пристроившийся неподалеку и с интересом слушавший рассказ монаха. - Бабка Маланья в деревне самогоном приторговывала. Самогон мутненький, вонючий, но зато и брала Маланья за него недорого. А что такое самогон?

-Изыди, Сатана! - монах перекрестился истово и плюнул в сторону изоформа, которому снова пришлось уворачиваться. - Ни слова боле не скажу, пока эта тварь не сгинет!

-А, угадал, значит, - гаденько так захихикал Хот-Дог. - Не поверите, Ася, но у этого святого человека все мысли только о бабах да о выпивке.

-Ах ты, погань неместная!

Монах вскочил резво и попытался как следует наподдать изоформа ногой. Но Хот-Дог был настороже и успел увернуться. Валенок, слетев с ноги монаха, прочертил в воздухе крутую дугу и плюхнулся на мокрый песок в полосе прибоя. Дина, наблюдавшая за бесконечной работой волн, смывающих с берега песок, с интересом посмотрела на упавший с неба предмет.

Припадая на босую ногу, монах подбежал к Дине, схватил валенок, вылил из него воду, установил как следует на мокром песке и сунул в него ступню.

-Ноги помыть не желаете? - спросила Дина.

Не ответив на вопрос, монах потопал туда, где ждала его Ася.

-Ну, и что с того? - задал он в корне риторический вопрос, усаживаясь на прежнее место. - Да, хочется порой человеку божьему принять во внутрь рюмашку-другую. И что? Да знамо ли тебе, какова жизнь в монастыре?

-Я разве что-то сказала? - улыбнулась Ася.

-Все он! - монах пальцем ткнул в усевшегося снова на песок Хот-Дога. - Греховодник поганый!

-Мне, в общем, все равно, зачем вы ходили в деревню, - сказала Ася. - Я хочу узнать, как вы здесь оказались?

-А так и оказался, - монах приподнял руки и снова уронил их на колени, - жест, помогающий максимально точно передать состояние полнейшей беспомощности и безысходности. - Бес попутал. Может, этот самый, - неприязненный взгляд в сторону изоформа, - черт меня тогда за подол рясы дернул.

-Какой же он черт? - удивленно посмотрела на изоформа Ася. - Ничего общего.

-Черт любое обличие принять может, - нравоучительно изрек святой человек. - Но завсегда непристойность свою наружу выпячивает. А энтот! - на этот раз монах не плюнул, а только изобразил плевок в направлении Хот-Дога. - Стыдобень, да и только! Глаза б мои на него не смотрели!

Теперь уже и Ася с интересом посмотрела на изоформа, пытаясь оценить степень неприличия сосиски в булке.

-Я поняла! - подпрыгнув на месте, радостно хлопнула в ладоши Дина. - Сосиска является для него фаллическим символом! - Внимание на монаха. - Я угадала?

-Не знаю, какой там у него символ, - недовольно проворчал служитель божий. - Одно скажу, никто, кроме как слуга Диаволов, свою срамоту эдак вот напоказ выставлять не станет! - Монах троекратно перекрестился. - Прости, Господи, мои прегрешения.

-Так что, все же, случилось по дороге в деревню? - вновь попыталась вернуться к истори монаха Ася.

-По дороге туда, ничего, - мотнул головой святой человек. - А вот когда я обратно шел, бес меня и попутал. И, главное, выпил-то всего ничего, а иду по льду - ноги разъезжаются, на небо гляну - звезды кругом вертеться зачинают, вокруг погляжу - страх и темень, ни деревца знакомого, ни берега не видать. Хотя речка-то в том месте неширокая вовсе. Ну, все, думаю, бесовское наваждение. Принялся истово крест животворный на себя класть и молитву святую твердить. Но черт, видать, отпускать меня не захотел, схватил за полу рясы, да как потянет! - Вскинув руки и завалившись на левый бок, монах изобразил, как тянул его черт на льду. - Оступился я, и в прорубь проталую полетел. Вода - холоднющая, весь хмель разом слетел, сердце захолонулось. Хочу на помощь позвать, а изо рта - ни слова. Руками за края цепляюсь, - лед ломается. Чую - конец мой приходит. Прощай, думаю, бел свет. Молитву заупокойную читать принялся было, да вода студеная рот залила. Подхватила меня речка и потянула под лед. На том и завершилась земная жизнь монаха бедного Аввакума.

-И что же, утонув в реке, вы оказались здесь?

-Нет, - покачал головой монах. - По первоначалу очутился я в хоромах со множеством дверей. Там меня сам Диавол принялся искушать, требуя, чтобы я дверь, нужную выбрал. А я-то сразу понял, что в сенях адовых оказался и потому сказал, что никуда отсель не пойду. Сел на пол и принялся молитву святую творить.

-И, как, помогло? - насмешливо поинтересовался Хот-Дог.

-Молитва святая она завсегда помогает, - с неприязнью глянул на изоформа монах Аввакум. - Долго я там просидел, не слушая, что адово отродье, качая головой, вещает. Думал, помру, а с места не сдвинусь. И вдруг окутал меня туман, свет божий померк и я будто по другому разу под лед провалился. Очухался здесь уже. По первому делу долго не мог понять, что тут, да как. Но все ж таки догадался, что сие есть испытание, ниспосланное мне Господом, дабы доказал я крепость веры своей и силу духа православного.

-Вы, вообще-то, понимаете, где находитесь? - с серьезным видом спросила монаха Дина.

Ответ был вполне определенный:

-В земле солнцем иссушенной, адскими тварями населенной.

Дина только плечиком дернула, решив, что продолжать разговор бессмысленно.

-Принеси попить что-нибудь, - попросила подругу Ася.

Дина посмотрела в сторону красного шкафчика, похожего на автомат для продажи холодных напитков.

-Нет! Нет! - замахал руками Аввакум. - Не подходи лучше - адское творение!

Дина хмыкнула пренебрежительно и подошла к автомату.

-Не тронь, тебе говорят!

Монах вскочил на ноги и кинулся в ту же сторону. Боясь, как бы не случилось беды, Ася побежала за ним следом. Ну и, понятное дело, Хот-Дог за ней увязался.

-Не тронь!

Раскинув руки в стороны, монах грудью заслонил автомат. Казалось, он жизнь готов отдать, лишь бы никого к нему не подпустить.

-Мы не станем ничего трогать, - заверила монаха Ася. - Позвольте нам только взглянуть на это устройство.

-Дело в том, - влезла с комментариями Дина, - что мы потеряли нечто, отдаленно напоминающее этот автомат, только размером побольше.

-Дело ваше, - монах вскинул руки к небу. - Но, я вас предупредил, - и сделал шаг в стороны.

Это был не автомат для продажи газированной воды. На красной стенке металлического шкафчика имелась одна глубокая ячейка и две круглые, выпуклые кнопки над ней.

-Я знаю, что это такое, - сказала Дина.

-Я тоже, - кивнула Ася.

-А я не знаю, - обиженно пискнул Хот-Дог.

-Не ври, - попытался пнуть изоформа ногой Аввакум. - Диавольская машина.

-Вы кнопки нажимать пробовали? - спросила Дина.

-А то! - усмехнулся монах. - Я святостью живу, бесовщина меня не страшит!

-И каков был результат?

Монах сложил три пальца щепотью и потер их один о другой, словно оценивая на ощупь качество материала.

-Кусается, скотина.

-Обе кнопки кусается?

-Одна - кусается, другая - того хуже, непотребства выдает.

Ася с Диной непонимающе переглянулись.

-Слушайте, что это такое? - обиженно спросил Хот-Дог. - Что бы не думал обо мне сей святой человек со съехавшими набекрень мозгами, я в жизни не видел ничего подобного.

-Это тестер, - объяснила Дина. - Используется для оценки умственных способностей более или менее разумных существ.

-Да? - Хот-Дог быстро обежал вокруг автомата. - Очень интересно. А как он действует?

-Как действует, говоришь? - прищурившись недобро, глянул на дотошного изоформа монах Аввакум. - А вот так!

Не успели девушки и слова вымолвить, как монах с размаха ударил ладонью по левой кнопке. Послышался сухой треск статических электрических разрядов, рука святого человека затряслась, лицо перекосила судорога. Глаза монаха закатились, губы расползлись, обнажив зловещий оскал гнилых зубов. Зрелище было впечатляющее, хотя и продолжалось всего пять секунд.

-Уф, - тяжело выдохнул монах, опустив руку. - И вот такие муки я должен претерпеть тридцать три раза к ряду, чтобы получить миску жидкой серой каши, без соли и маслица. Поистине, только сам Диавол и его приспешники, - еще один подозрительный взгляд в сторону Хот-Дога, - способны так терзать душу христианскую. И ведь до какой изощренности доходят, ироды, - дабы поднять градус своего негодования, Аввакум прихлопнул ладонь к груди, - даже ложку не дают! Приходится, аки дикарю, через край хлебать!

Ни говоря ни слова, Дина нажала другую кнопку.

-Господи Иисусе Христе, помилуй мя грешного! - взвопил монах Аввакум и, бухнувшись на колени, уткнулся лбом в песок.

Дина достала из ячейки большой спелый банан.

-Я все понял! Я все понял! - запрыгал на месте Хот-Дог. - Нужно просто сделать правильный выбор!

-Вот она, Диавольская суть! - вытянув руку, затряс указательным пальцем монах. - Веру мою пытают, ироды, заставляя выбор делать между страданием и непристойностью греховной.

-Держи, - Дина вложила банан Асе в руку. - Должно быть, это еще один фаллический символ.

-А если снова нажать на правую кнопку? - Ася очистила банан и откусила от мякоти. - Не одни же бананы он выбрасывает.

-Все зависит от того, для кого был создан автомат.

Дина нажала кнопку и в ячейку упал здоровенный грейпфрут цвета танго.

-Ну, - Дина протянула грейпфрут монаху, - а этот фрукт чем тебе не по вкусу?

-Земля таких хрухтов не родит, - убежденно заявил святой человек. - А значит - бесовская придумка.

Выхватив грейпфрут у Дины из руки, монах запусти его далеко в море.

Дина взглядом проследила полет грейпфрута до тех пор, пока он не плюхнулся в воду, после чего с сочувствием посмотрела на Аввакума.

-Как ты вообще жив еще с таким-то отношением к жизни, а, уважаемый?

-Вот так и живу, - монах улыбнулся польщено, как будто ему комплимент сделали. - С Божьей помощью.

-А смысл в чем? - спросила Дина.

-Смысл в том, чтобы в Царствие божье босым войти!

Дина посмотрела на ноги, обутые в валенки.

-Так что ж ты тогда ноги попусту паришь?

Монах тоже глянул на валенки и беспомощно руками развел.

-Не могу от них, понимаешь, избавиться, ну, хоть ты тресни. Снимаю - и чувствую, что другим человеком становлюсь.

-А ежели пальто свое скинешь, да в море искупаешься, так, глядишь, и вовсе человеческий вид примешь, - ехидно заметил Хот-Дог.

-Ох, не искушай меня, адово отродье, - погрозил изоформу монах.

Доев банан, Ася посмотрела по сторонам и, не найдя более подходящего места, положила шкурку на крышку автомата.

-Вы что же, так ни разу и не пробовали покинуть это место?

-А зачем? - непонимающе посмотрел на нее Аввакум. - Где бы сам я ни находился, жизнь и душа моя завсегда в руце Господней. А потому сижу я и жду, когда Господь подаст мне знак, что пора, мол, брат Аввакум.

-Пора - что? - не поняла Дина.

Монах чуть приподнял разведенные в стороны руки, обратив их ладонями вверх, и, улыбнувшись блаженно, возвел взгляд к небесам.

-Я так понимаю, о других обитателях войда вам ничего не известно? - спросила на всякий случай Ася.

-Нет, - качнул головой монах.

-О структуре войда, надо думать, вы так же ничего не знаете? - задала вопрос Дина.

-Нет.

-А как на счет смысла всего сущего? - пискнул Хот-Дог.

-Нет.

-Мечта хотя бы у вас есть? - спросила Ася.

Монах посмотрел на девушку так, будто это она была безумной.

-Я имела в виду что-нибудь, кроме этого, - ткнула пальцем в небо Ася.

Монах прикусил губу и задумался. Но не надолго.

-Еда мне местная обрыдла. Хотелось бы кашки реповой. Еще лучше - карасиков в сметанке.

Аввакум тяжело вздохнул, как будто вспомнил о близком человеке, которого потерял год назад.

Ася посмотрела на изоформа.

-Сможешь?

-Что? - возмущенно поднялся на задние лапки тот. - Он меня обзывал тут по всякому, плевался, песок в меня бросал, даже ногой наподдать пытался, а вы хотите, чтобы я для него... Не-е-ет! Ни за что!

-Напомнить, чем ты нам обязан? - с другой стороны подступила к изоформу Дина.

Хот-Дог весь сразу как-то сжался, поник, горчица на нем покрылась подсохшей корочкой.

-Мне неприятно об этом вспоминать, - пролепетал он едва слышно.

-Ну, а раз так, будь лаской, изобрази для товарища Аввакума карасиков в сметанке.

-Хорошо, - угрюмо буркнул Хот-Дог. - Только сначала он должен подумать о них. Я ведь представления не имею, что это за карасики такие и зачем их в сметанку кидают.

-Уважаемый, - обратилась к монаху Ася. - Мы хотим сделать вам небольшой сюрприз. Если вы подумаете о том, чего бы вам сейчас хотелось больше всего...

-Милая моя, - деликатно перебил Асю монах. - О том, что мне хочется больше всего, - взгляд в небеса, - прости мя, Господи, но речь сейчас идет не о тебе, - я не забывал ни на миг с тех самых пор, как сюда попал. Неужели, - скептическая усмешка, - ты хочешь убедить меня, что способна исполнить мое самое сокровенное желание?

-Надеюсь, он хочет не женщину, - едва слышно произнесла Дина.

-При всем моем желании, я смогу воплотиться разве что только в карлицу, - так же тихо ответил Хот-Дог. - К тому же, у меня весьма размытое представление о женской физиологии.

-Представьте себе, то, что вы хотите, - еще раз попросила монаха Ася.

-Что ж, давай попробуем, - Аввакум усмехнулся и полуприкрыл глаза.

Ася бросила вопросительный взгляд на Хот-Дога.

-Сейчас... Сейчас... - сосредоточенно забормотал Хот-Дог. - Ага, поймал образ!

Изоформ волчком закрутился на месте. Когда ему почти удалось свернуться кольцом, он вдруг остановился, присел на задние лапки, издал совершенно неприличный звук и отпрыгнул в сторону. А в том месте, где он только что находился, осталась стоять помятая жестяная кружка, наполненная мутноватой, слегка аполисцирующей жидкостью.

-Я что-то не поняла, - удивленно вытянула шею Дина. - По-моему, речь шла о рыбе.

-Ко мне никаких претензий, - обиженным голосом отозвался Хот-Дог. Он стал примерно на четверть короче, что, впрочем, никак не сказалось на живости его и болтливости. - О чем этот тип думал, то я и сотворил. А нас, между прочим, предупреждали, что он окончательно спятил.

Ася взяла в руку кружку, осторожно понюхала содержимое и едва не задохнулась от едкой вони. Находившуюся в кружке жидкость определенно нельзя было употреблять внутрь.

-Послушай, колбаса на ножках, - обратилась к Хот-Догу Ася, и тон ее голоса был угрожающий. - Ты выбрал не самый лучший способ свести личные счеты.

-Да при чем здесь я! - в конец разобиделся изоформ. - Я в точности воссоздал мечты этого монаха! А то, что он безумен - это уж, простите, не моя вина!

-Ну-ка, дай мне глянуть, что он там отчубучил.

Аввакум едва не силой вырвал кружку из Асиных рук, зажал ее меж ладоней, поднес к длинному носу, втянул в себя ужасающий смрад, от которого должно было перехватить дыхание... и блаженно зажмурился. На лице монаха появилась счастливейшая из улыбок, - будто его в Рай живьем взяли.

-Спасибо тебе, Господи, - со слезой в голосе зашептал монах. - Не остались неуслышанными молитвы раба твоего Аввакума.

Монах шмыгнул носом и сделал большой глоток из кружки.

Ася ожидала, что, отведав адского пойла, монах упадет на песок и забьется в предсмертных конвульсиях, но, какое там, лицо святого человека просто-таки лучилось счастьем. Он сделал еще глоток, вздохнул с облегчением неимоверным и попросил у Дины:

-Слышь, родная, будь лаской, достань чего-нибудь из машины адовой, закусить надобно.

Дина, не глядя, нажала кнопку и вытащила из ячейки банан.

Аввакум принял банан из Дининых рук, зубами содрал шкурку и за раз откусил половину.

-А ничего, - невнятно пробормотал он с набитым ртом. - На репу похоже, только мягко. Ну, девоньки, - Аввакум приподнял кружку, - ваше здоровьице. Ублажили, ей Богу, ублажили.

Ася с Диной непонимающе переглянулись. Что, собственно, происходит, хотела спросить каждая из них у подруги.

-Я проанализировал состав той дряни, что пьет Безумный Монах, - тихо сообщил подкравшийся незаметно Хот-Дог. - Это низкопробный алкоголь, богатый сивушными маслами, именуемый "Первач".

-Если трезвый он нам ничего дельного сообщить не мог, то от пьяного мы уж точно ничего не добьемся, - сделала закономерный вывод Дина.

Монах Аввакум тем временем подошел к аппарату, уверенно ударил по правой кнопке, вытянул из ячейки гроздь черного винограда и, держа в одной руке виноград, а в другой кружку самогона, присел на песок. Глоток из кружки - несколько ягодин в рот.

-Где тути ближайший выход, не подскажите? - спросила у монаха Ася.

-А там, - Аввакум махнул рукой в направлении моря.

-Простите?

-Там, - монах повторил свой жест. - Море здесь мелкое, едва до колен доходит. Версты не пройдете - упретесь в стенку стеклянную. Туда все уходят.

-Видать, неуживчивый у тебя нрав, ежели от тебя все уходят, - ввернул язвительный Хот-Дог.

-Не-е, - качнул головой Аввакум. - Просто во мне столько святости, что ни одна нечисть рядом со мной долго продержаться не может.

Сказал - и выпил. Виноградом закусил.

-Слушайте, девки, а еще самогон у вас есть?

-Пошли, - Дина дернула Асю за руку.

И они потихоньку, потихоньку, не сводя настороженного взгляда с рассевшегося на песке изрядно захмелевшего святого человека, начали отходить к кромке прибоя. Когда волны принялись лизать ноги, Ася сняла шлепанцы и сунула их под мышку. Дина же ступала по воде, аки по суху.

-Эй, постойте, а как же я? - окликнул девушек Хот-Дог. - Я ж не могу лезть в воду! Я размокну!

-Что скажешь? - посмотрела на подругу Ася.

-Вся беда в том, - вздохнула Дина, - что я никак не могу отделаться от мысли, что это кошка, которую я нашла в темной комнате. Хотя и понимаю, что это только хот-дог.

-Противный хот-дог, - добавила Ася.

-Противный, - согласилась Дина

И, подхватив изоформа на руки, заскользила, точно дух святой, по глади морской.

* * *

Глава 8. Проблема выбора, или Один из трех.

Зеркальная стена расступилась, открыв перед ступившими на тропу поиска проход в новые, пока еще непознанные глубины войда. Воды иллюзорного моря остались за спиной. Впереди же горбатился заросший осокой холм. На холме - здоровенный валун, мхом да лишаем запятнанный. На камне ворона сидит. Перья у птицы обтрепанные, клюв треснутый, глаза тусклые-тусклые, молочно-голубыми бельмами затянутые. Древняя ворона. Должно быть, такая же древняя, как и тот валун, на который она взгромоздилась. А, может быть, и того древней.

Неуютно как-то вокруг. Небо серыми тучами затянуто, так что и солнца не видно. Ветер траву мнет. Ворона то и дело тоскливо каркает.

Прямо скажем, пейзаж, оптимизма не внушающий.

Дина опустила Хот-Дога на землю и тот, не сказав ни слова, исчез в траве. Должно быть, нужду справить побежал. Он хоть и сосиска в тесте, а, все одно, живое существо. Хотя и не сказать, что очень уж разумное.

-Дорогу нужно искать, - сказала Ася.

Услышав человеческий голос, ворона встрепенулась, крыльями шевельнула, голову повернула, - как будто прислушивалась.

-Кр-р-рак, - сказала ворона.

-Молчи уж лучше, - не глядя, махнула на птицу рукой Дина.

-Кр-р-рак, - повторила ворона. - Подумаешь, умная какая выискалась.

Подруги удивленно уставились на ворону. Хотя, если подумать, чему тут удивляться? Когда хот-дог разговаривает, вороне грех молчать.

Ася глянула по сторонам и, не приметив тропинки, начала подниматься на холм, продираясь сквозь густую траву.

-Простите, - ноги путались в траве, но Ася упорно карабкалась на верх. Склон холма, снизу вовсе не казавшийся крутым, на деле оказался не таким уж и пологим. И трава - как будто здесь отродясь никто не ходил. - Простите, моя подруга не хотела вас обидеть.

-А я и не обиделась. Кр-р-рак, - ворона, хоть и слепая, а все равно демонстративно отвернулась в сторону. - Если б я на каждого дурня обижалась, так, небось, давно бы сдохла. Коли хочешь долго жить, так надо меньше внимания обращать на всяких... А, - ворона махнула крылом и вообще повернулась хвостом к карабкающимся на холм дамам.

Склонность Дины к граничащей с глупостью экстравагантности была известна Асе лучше, чем кому либо другому, но даже она не ожидала того, что произошло. Дина вдруг остановилась, в момент сменила скромный, подобранный специально для монаха наряд на роскошное вечернее платье темно-синего бархата с глубоким вырезом и огромной серебряной брошью в виде геральдической лилии на груди, и запела высоким контральто:

- Еду я и вижу мост,

На мосту ворона сохнет.

Взял ворону я за хвост,

Положил ее под мост,

Пусть ворона мокнет.

-Ну да, ну да, - не оборачиваясь проскрипела удрученная ворона. - Стравинский. Что дальше?

Дина раскрыла было рот, чтобы рассказать о событиях в обратной последовательности, но Ася так на нее цыкнула, что брошь, приколотая к концертному Дининому платью, сначала из лилии превратилась в свастику, а затем обернулась пентаграммой. Дина сорвала пятиконечную звезду и на манер сюрикена метнула ее в обиженно нахохлившуюся птицу. Не долетев до цели самую малость, пентаграмма вспыхнула, точно вошедший в атмосферу метеор, и исчезла.

-Веди себя прилично, - едва слышно процедила сквозь зубы Ася.

Ворона, она, конечно, ворона и есть. Но это в обычном мире. В войде же ворона могла оказаться кем угодно. И, кто знает, быть может, этой облезлой птице известно что-то о судьбе "Белого Кролика"?

-Она все равно слепая, - так же тихо ответила Дина.

-Кр-р-рак, - ворона развернулась на месте и уставилась на Дину незрячими глазами. - Я может быть и слепая, но зато всеведущая. Для меня, между прочим, нет тайн не на земле, ни под землей. Кр-р-рак. - Пауза. - Усекла, голограмма безмозглая?

Дина тут же руки в боки.

-Я, может быть, и голограмма, а ты!..

Начавшийся обмен любезностями, грозил перерасти в нелицеприятное выяснение отношений, а то и в банальный скандал. Такой поворот событий Асю не устраивал.

-Брек! - Встав между Диной и валуном, на котором прочно, на века, угнездилась выжившая из ума ворона, Ася по-судейски скрестила руки перед собой. - Давайте успокоимся и поговорим, как разумные люди.

-Кр-р-рак-как-как! - это ворона смеялась. - Люди, говоришь?.. Кр-р-рак-ак-ак!

Ася поняла, что дала маху. Но при этом цель была достигнута! Ворона уже не скрипела обиженно, как несмазанная телега, а хрипло смеялась. Дабы достойнейшим образом завершить начатое, Ася приложила руку к груди:

-Я приношу вам искренние извинения как за несдержанность своей подруги, так и за неуместные музыкальные экзерсисы Стравинского.

-До голограммы мне дела нет, - снисходительно махнула ощипанным крылом ворона. - А Игоряшка мне за свои песенки еще ответит. Все под богом ходим, и, даст бог, еще свидимся. - Ворона угрожающе щелкнула клювом. - Ужо я его тада!

-Замечательно, - Ася рискнула подойти к валуну поближе. - Надеюсь, конфликт исчерпан?

-Конфликт? - дернула головой ворона. - Чо за конфликт такой?

Притворялась она или же в самом деле не восприняла перепалку с Диной всерьез?

Впрочем, какая разница.

-Я так понимаю, вы тут давно здесь сидите? - спросила Ася.

-Кр-р-рак, - гордо вскинула треснувший клюв ворона. - Да почитай что, испокон веков.

-Заявление более чем спорное, - неприминула заметить Дина.

-Кр-р-рак? - угрожающе направила клюв в ее сторону ворона.

-Все в порядке, - поспешила успокоить древнюю птицу Ася. - Речь идет о разных системах летосчисления.

И бросила выразительный взгляд на Дину, в ответ на что та демонстративно, вроде как с недоумением пожала плечами.

-Видите ли, у нас возникла проблема, - издалека начала Ася.

-Кр-р-рак, - усмехнулась ворона. - А кто ж сюда без проблем является? У всех только проблемы, одни проблемы, ничего кроме проблем, можно подумать, что весь мир состоит из проблем, проблемок и проблемусек, громоздящихся на двух-трех циклопических проблемищах.

-Очень интересная концепция, - из травы подал голос Хот-Дог. - В свое время я интересовался архаичными системами мироустройства, но та, что предлагаете вы, оригинальна во всех отношениях.

-Еще бы, - усмехнулась самодовольно ворона. - Чай, не первый год над этим голову ломаю.

-И какая же проблем лежит в оснвое всего сущего? - спросила Дина, которую тоже заинтересовала своеобразная теория вещей птицы.

-Если бы я знала, - развела ворона крыльями. - Кр-р-рак. Если бы знала, то не сидела бы тут, одна-одинешенька.

-Но какие-то предположения у вас, должно быть, имеются?

-Есть, - подумав, кивнула ворона. - Но тебе я об том не скажу. - И сразу, отметая возможные вопросы, добавила: - И никому не скажу. Кр-р-рак.

Так-так-так. Ася быстренько прикинула что к чему и задала вопрос:

-Мир - это войд?

-Войд - это мир, - ответила вещая птица.

-И в центре этого мира одна большая проблема?

-Одна, две, может быть, три. Но не больше! Кр-р-рак!

-Так-так-так, - это Ася уже произнесла вслух.

-Скорее всего - три, - авторитетно заявила ворона.

-Почему? - тут же спросила Ася.

-Потому что существует три пути решения, - сказала ворона и похлопала крылом по камню, на котором сидела.

-Можно и одну проблему решить тремя разными способами, - высказала свое мнение Дина.

-А я что сказала? - ворона-ведунья недовольно щелкнула клювом. - Кр-р-рак. Раз есть три пути, значит число проблем может изменяться от одной до трех.

-Я не поняла, почему речь идет именно о трех возможных решениях? - спросила Ася.

-Потому что есть только три пути, - ворона вновь ласково провела крылом по поросшему мхом камню.

-Три пути? - непонимающе сдвинула брови Ася.

-Кр-р-рак! Вы с какой пальмы свалились, девицы? - ворона покрутила головой. - Вы хотя бы понимаете, где находитесь?

-В войде, - ответила Ася, хотя после насмешливых вопросов вороны даже в этом начала сомневаться.

-В войде! - передразнила слепая птица. - Ежу понятно, что не на Канарах! Кр-р-рак! Это что за место? - ворона присела и опустила сразу два крыла, как будто собиралась обхватить ими валун. - Что? Не догоняете? Кр-р-рак... - Ворона безнадежно махнула крылом, как будто взаправду увидела вытянувшиеся от недоумения лица Аси и Дины. - Распутье это! Понятно? Не "распутство", а "распутье" - место, где расходятся пути... Ну?

-Что "ну"? - развела руками Ася.

-Кр-р-рак! Усекли, в чем суть проблемы?

-Я понял! Я понял! - Хот-Дог подпрыгнул дважды, чтобы его заметили среди высокой травы. - Это проблема выбора!

-Молодец, недомерок, - одобрительно прохрипела ворона.

Должно быть вещая птица сочла, что на этом ее миссия исчерпана. Приподняв крыло, ворона принялась сосредоточенно перебирать клювом перья, как будто была уверена, что потрепанное оперенье все еще можно привести в божеский вид. А до гостей незваных ей больше и дела никакого не было. Сами пришли - сами уйдут.

-И что нам теперь делать? - спросила Ася и, поскольку ворона не обратила на ее вопрос никакого внимания, громко хлопнула в ладоши. - Эй, птичка божья, я к тебе обращаюсь!

-А? - растерянно глянула по сторонам ворона. - Кто говорит со мной?

-Все те же, - вновь выпрыгнул из травы Хот-Дог. - Я и две мои спутницы.

-Вы еще здесь, - ворона щелкнула клювом, что, по всей видимости, должно было изображать усмешку. - Какая проблема?

-Все та же, - язвительно процедила сквозь зубы Дина. - Проблема выбора. Хотим понять, куда нам теперь идти.

-А что тут понимать, - ворона провела крылом, как будто пыль с валуна сметая. - Условия задачи перед вами. Делайте свой выбор.

Ася с Диной непонимающе переглянулись.

-Могу я высказать предположение? - спросила Дина.

-Давай, - согласилась Ася.

-Ворона такая стара, что давно уже выжила из ума.

-Кр-р-рак! Кр-р-рак! - возмущенно захлопала крыльями обиженная ворона.

-Помолчи! - осадила ее Дина.

И ворона затихла. Хотя и нахохлилась.

-И что ты предлагаешь? - спросила у подруги Ася.

-Отправить Хот-Дога на разведку.

-Почему меня? - спросил выскочивший из травы у самых Дининых ног изоформ.

-Потому что ты самый бесполезный член команды, - объяснила Дина.

Ася одобрительно кивнула.

-Дожил, - опечаленно опустил конец сосиски Хот-Дог. - Оказывается, теперь я никому не нужен. Не нужен - в принципе. Не нужен - по определению. Не нужен - и все тут! И это после всего, что я для вас сделал?

-Прости? - наклонила голову Ася. - Я не поняла, о чем речь?

-Забудь, - обиженно буркнул Хот-Дог. - Как истинный христианин, я всех прощаю.

-С каких это пор ты стал христианином?

-С тех самых, как того востребовала моя душа, моя инопланетная сущность, заключенная в завернутой в тесто сосиске!

-Кончай молоть чепуху, - недовольно поморщилась Ася.

-Вот-вот, - мелко заперебирал передними лапками изоформ. - Дома меня тоже никто слушать не хотел. Наверное, поэтому я и оказался в этом богом забытом месте, что никому не нужен.

-По-моему ты преувеличиваешь, - решила все же пожалеть изоформа Дина.

-Ну, да, конечно, - удрученно мотнул сосиской Хот-Дог. - А вы обратили внимание на то, что людей здесь полным-полно, а из изоформов - я один?

-Просто мы еще не дошли до места, где гнездятся изоформы.

-Мы не гнездимся, мы почкуемся.

-Да? А как же брачный обряд с поеданием плоти новобрачных?

-Одно другому не мешает.

-По мне, так вы сделали правильный выбор, - подала голос ворона. - Ну, скажите на милость, на кой леший вам такой конь?

-Кто это конь? - выпрыгнул из травы, чтобы глянуть по сторонам, Хот-Дог.

-Да ты и есть, недомерок, кр-р-рак, - усмехнулась ворона. - Ты ведь даже на конька-горбунка не тянешь.

-Я не конь! - гордо взбрыкнул Хот-Дог.

-Тем более, - развела крыльями ворона. - Нет от тебя никакого проку, следовательно нужно от тебя избавляться.

-Стоп! - подняла руки Ася. - Я не поняла, первое, почему мы должны избавиться от Хот-Дога, и, второе, как мы это должны сделать?

-Знамо дело как, - прошлась по камню крылом ворона. - Одно из условий выбора: "Коня потеряешь".

-А другие условия есть?

-Да все ж перед вами! - возмущенно подпрыгнула на месте вещая птица. - Вы что, по-старославянски не читаете?

Ася и Дина посмотрели по сторона. Хот-Дог затаился в траве. Изоформа явно не устраивал вариант, в соответствии с которым его должны принести в жертву, но пока он предпочитал помалкивать, - авось пронесет.

-Я не вижу никакой надписи, - сказала Ася.

-Я тоже, - подтвердила Дина.

-Серьезно? - ворона озабоченно встряхнула крыльями. - А на валуне?

-Валун весь мохом зарос!

-Серьезно? Кр-р-ра-а-а... - на этот раз ворона каркнула, несомненно, смущенно. - Н-да... Что ж, всякий может ошибиться.

-Но не так! - выкрикнул возмущенно Хот-Дог.

-Ничего непоправимого пока не случилось, - ворона демонстративно отвернулась в сторону, дабы стало ясно, что мнение коня-недомерка нисколько ее не интересует.

-Если не считать того, что меня едва не принесли в жертву! - продолжал гнать волну изоформ.

-Могли бы заметить, что я отношусь к лицам с альтернативной визуальной ориентацией, - привела последний довод в свою защиту птица.

-Чего? - не понял Хот-Дог.

-Слепая она, - объяснила Дина.

-Да, но ведь еще и вещая!

-А раз вещая, так слушайте меня! - ворона каркнула во всю глотку: - Кр-р-ра!

И все затихли.

Вещая птица приосанилась, пригладила клювом торчащее в сторону перо на левом крыле и тихонько каркнула, чтобы прочистить горло.

-Надпись, что на валуне, я наизусть помню. Слушайте и запоминайте. "Направо пойдешь - коня потеряешь, налево пойдешь - сам пропадешь, а прямо пойдешь - в дурацкий чат попадешь". Вот такая, понимаете, альтернатива. Выбор, конечно, лучше, чем у буриданов осла, но общая перспектива все ж таки невеселая. Поэтому, девоньки, от чистого сердца вам советую, ступайте направо и в нужный момент сдайте свою сосиску заместо коня. Кто его знает, глядишь и прокатит.

-А ежели не прокатит? - подозрительно прищурилась Дина.

-А, - махнула крылом ворона, - отбрешетесь как-нибудь. Скажите, мол, нет коня, значит и взять с нас нечего.

-Кому сказать-то? - спросила Дина.

-Да почем я знаю? - всплеснула крыльями птица. - Я вам что, оракул дельфийский?

-А чем чат плох? - поинтересовалась Ася.

-Дурацкий он, - объяснила ворона.

-Всего-то? - усмехнулась беспечно Дина.

Ворона предостерегающе подняла крыло и произнесла таинственным полушепотом:

-Оттуда еще никто не возвращался.

-А из других мест возвращались?

-Кр-р-рак! - рассмеялась ворона. - Ты сама-то поняла, что спросила? Слева-то как вернешься, ежели сам пропадешь? А справа, ежели конь у путника издохнет, кому охота пешком-то назад топать? А вот то, что из чата никто не возвращается, - ворона приподняла крыло, требуя внимания, - сие меня зело настораживает.

-Ну, допустим, что так, - кивнула Ася. - А с направлениями ты ничего не напутала?

-В каком смысле? - не поняла ворона.

-Ну, может быть, налево - коня потеряешь, направо - дурацкий чат, а прямо - самому каюк?

-Или, налево - чат, направо - сам, а прямо - конь? - добавила Дина.

-Или.. - подал голос Хот-Дог.

-Умолкни, - осадила его Ася. - Других вариантов нет.

-Да? - обиделся изоформ. - А что, если пойдешь прямо, попадешь в дурацкий чат, там у тебя коня отберут а после и самого в расход пустят?

Ася вопросительно посмотрела на Дину.

Та с серьезным видом наклонила голову:

-Допускаю такую возможность.

-Эй! Хватит! Эй! - Протестующе замахала крыльями ворона. - Вы меня не путайте! Я чай не первый год тут сижу! Прямо - чат, направо - конь, налево - самому кирдык! Все! Я свое слово сказала! Выбор за вами!

-Ладо, не кипятись, - успокоила ворону Ася. - Надо же было удостовериться, что, следуя твоим советам, мы не к черту на рога попадем.

-А куда вы, собственно, направляетесь? - проявила несвойственный для вещей птицы интерес ворона.

-Мы ищем наш корабль. "Белый Кролик" называется.

-Ах, так, - с пониманием щелкнула клювом ворона. - Выходит, у вас тоже проблема. Своя проблема.

-Что-нибудь посоветуешь? - спросила Ася. - Ты ведь, вроде как, вещая.

-Так-то оно, конечно, так, - ворона озадаченно поскребла концом крыла лысеющую голову. - Да что-то ничего соответствующего моменту в голову не приходит. Если только... Кр-р-рак! Вы про Боливара слыхали?

-Слышали, - махнула рукой Ася. - Только не поняли, кто такой этот Боливар?

-А это тот, кому направо, - крылом указала направление ворона.

-Пошли, - Дина дернула Асю за рукав. - Здесь мы только время попусту теряем.

-Время понятие относительное, - глубокомысленно изрекла ворона. - Поэтому потерять его невозможно.

-Тебе это, часом, не Красный Альберт сказал? - поинтересовалась Дина.

-Точно, он, - кивнула ворона. - Хороший мужик. Вот только в толк не могу взять, почему он себя Красным называет?

-Тебе-то не все равно, если слепая?

-Так-то оно так, а все одно интересно.

-И какую дорогу выбрал Альберт?

-Кр-р-рак, - очень тихо, смущенно каркнула ворона. - Честно сказать, так и не знаю. Он здесь такого понаплел со своей теорией относительности, что у меня голова кругом пошла. Мне в тот момент что направо, что налево, что сверху вниз - все едино было.

-Пошли, - сказала Ася.

-А мне с вами? - спросил, показавшись из густой травы, Хот-Дог.

-Как знаешь, - не глядя на изоформа, ответила Ася.

-Кр-р-рак! - Каркнула вещая птица. - Вы не в ту сторону! Вам - направо!

-Вперед! Вперед! - призывно запищал Хот-Дог.

-Надо же, - недовольно буркнула Ася. - Мне указывают дорогу слепая ворона и сосиска с ногами.

-И то верно, - согласилась Дина. - Пойдем лучше, куда глаза глядят.

Ну, а поскольку глаза глядели вперед, туда они и пошли.

Так они и шли, все время вперед, не замечая, что под ногами дороги нет. А, как известно, ежели дороги нет, то это значит...

Забудьте, - ничего это не значит.

* * *

Глава 9. Что такое неофобия и как с этим бороться.

Спустившись с заросшего травой холма, троица вышла в поле. Небо прояснилось, из-за облаков солнышко проглянуло, и жизнь сразу стала казаться не такой уж пакостной. По сторонам - березки, под ногами - васильки да ромашки. Красота да и только! Ну, запропастился куда-то корабль, - чего не бывает. Дина сменила бархатное вечернее платье на легкую, полупрозрачную накидку вроде туники. Хот-Дог, уже почти поверивший в то, что его не станут приносить в жертву, приободрился, приосанился и вроде как даже длиннее и толще сделался, горчица на нем заблестела, а кетчуп приобрел цвет маджента. Даже Ася, которая нигде и никогда не смогла бы забыть "Белого Кролика", принялась что-то тихонько и слегка фальшиво напевать.

Поле закончилось на удивление быстро. Местность сделалась каменистой, пейзаж приобрел коричневые тона. Что-то все это здорово напоминало, но вот что именно, Ася никак не могла вспомнить. А спрашивать Дину не хотелось. Дороги как не было, так и нет. Ася полагала, что Дина контролирует направление. Дина же послушно следовала за Асей, уверенная, что человеческая интуиция работает не хуже, а в некоторых ситуация, - к примеру, вроде той, в которой они оказались, провалившись в войд, - даже лучше хорошо откалиброванного курсора.

-Не очень-то это похоже на чат, - как бы между прочим заметил Хот-Дог.

-А как ты его себе представляешь? - спросила Дина.

-Ну...

Хот-Дог сделал вид, что задумался, а сам, улучив момент, юркнул за камень, уйдя таким образом от ответа.

-Это не чат, - уверенно покачала головой Дина. - Совсем не чат.

-Почему ты так думаешь? - спросила Ася.

-В чате должен народ толочься.

-Но это же дурацкий чат.

Дина насмешливо посмотрела на подругу.

-Дураков не только видно, но еще и слышно издалека, особенно когда их много.

-Верно, - не могла не согласиться Ася. - Тогда, куда же мы попали?

-Трудно сказать, когда не знаешь, - пожала плечами Дина. - Но у меня появляется все больше подозрений, что выжившая из ума птица что-то напутала. Посмотри-ка!

Дина отбежала на несколько шагов в сторону и остановилась, положив руку на невысокую, полуразрушенную стену, сложенную из тщательно подогнанных один к другому темно-коричневых монолитных блоков. Подойдя к стене, Ася похлопала ладонью по гладко отшлифованному камню, затем провела ногтем по шву между блоками. Подгонка была идеальная. Но какая-то неведомая сила все же вывернула из стены несколько блоков, сделав ее похожей на оскаленную пасть большого, хищного, вне всяких сомнений, кровожадного зверя.

-Ручная работа, - высказала свое авторитетное мнение Ася. - Похоже на строения инков.

-Ты не туда смотришь, - Дина взглядом указала вниз.

Ася посмотрела под ноги и увидела выбеленную солнцем кость. Точнее - это был череп. Еще точнее - череп лошади.

-Направо пойдешь - коня потеряешь, - напомнила слова вещей вороны Дина.

Ася, если и растерялась, увидев череп, то лишь самую малость.

-Мы пошли прямо, - сказала она уверенно.

-Это мы так решили, - многозначительно двинула бровями Дина.

-Не поняла, - Ася наклонила голову к плеч.

-Вспомни Эйнштейна.

-Вспомнила.

-Выбрать направление можно только относительно чего либо. Ворона сидела на валуне, клювом к нам. То, что для нее означало "налево", для нас означало "направо". И, соответственно, наоборот.

-Но мы пошли вперед, - для наглядности Ася даже пальцем указала направление. - Вперед - это только вперед. Здесь не может быть вариантов.

-Ох, сомневаюсь, - покачала головой Дина.

И получилось у нее это настолько безнадежно, что Ася зябко обхватила себя руками за плечи и настороженно посмотрела по сторонам. Вокруг было полно полуразрушенных стен и скальных обломков, за каждым из которых мог прятаться некто, взимающий с путников дань лошадьми.

-Где Хот-Дог? - спросила Ася.

Просто так спросила, без всякой задней мысли, но прозвучало это, как предложение немедленно выполнить все необходимые формальности и со спокойной душой продолжить путь вдвоем. Только где же жертвенный алтарь? И куда запропастился распорядитель торжеств?

-Повернем назад? - задала встречный вопрос Дина.

-А смысл? - дернула плечом Ася. - Мы ведь все равно не знаем, куда идем.

-Нам бы эти каменные завалы миновать...

Ася обошли стену и едва не наступили на еще один лошадиный череп, рядом с которым была навалена куча аккуратно обглоданных костей.

-Похоже, здесь и в самом деле, живет поедатель коней.

-А то и не один.

Не было в словах Дины оптимизма. Или Асе только так показалось? Хотя, с другой стороны, - один, два или десяток, - какая разница, если коня у них все равно не было. Тот факт, что человеческих останков они пока не видели, казался обнадеживающим.

-Тихо как вокруг, - прислушавшись, шепотом произнесла Ася.

-И Хот-Дог куда-то запропастился, - Дина с тревогой посмотрела по сторонам.

И увидела. Но не изоформа.

Монстроидное существо пюсового цвета, похожее на выросшую до размеров взрослого человека помесь лягушки-вола и рогатой ящерицы, медленно, неторопливо карабкалось на фрагмент стены, до которого было не более десяти шагов по прямой. У чудовища был огромный, отвислый живот, круглая голова с большими, плоскими глазами и узкой прорезью рта, два изогнутых рога там, где у нормальных существ располагаются уши, и тонкие, вроде высохших палок, конечности. Ничего похожего на одежду не прикрывало чудовищную наготу уродливого создания. Добравшись до верха стены, монстроид уселся, свесив нижние конечности, а верхние сложив на животе, и уставился немигающим взглядом на ошеломленных дам. Не двигаясь с места, человек, ИскИн и странное существо с минуту смотрели друг на друга, после чего пюсовый поднял верхние конечности, сунул венчающие их отростки в пасть, - все это он проделал в том же замедленном темпе, в каком полз на стену, - и свистнул. Ничего себе свистнул, звонко. И тот час же окружавшие дам руины ожили. Все пришло в движение, камни, стены, даже устилающий землю бурый песок как будто зашевелился, - ото всюду лезли брюхатые чудища пюсовой расцветки.

Ася и Дина невольно прижались друг к другу, хотя зрелище было не столько страшным, сколько невообразимым. Все происходящее напоминало абсурдистский перформенс. Странные круглоголовые существа, медленно, точно в полусне, переставляя конечности, взбирались на частично обрушившиеся каменные стены и рассаживались, свесив тоненькие ножки. И все, как один, устремляли неподвижный взгляд на женщин, как будто ждали начала представления.

-На помощь! Спасите!

Хот-Дог пытался прорваться к своим спутницам, но его не пускало одно из плоскоглазых чудовищ. Страшилище тыкало изоформа выставленным вперед отростком на передней конечности, норовя попасть в кетчуп или горчицу, а, когда ему это удавалось, быстро засовывало отросток в рот.

-Эй, оставь Хот-Дога! - ринулась изоформу на выручку Дина.

И что ее понесло, подумала Ася. Глядишь, отделались бы малой кровью. Не кровью даже, - кетчупом.

Пюсовое чудище посмотрело на Дину. Совершенно неподвижное лицо или морда, - это уж как рассудить, - странного существа не выражало никаких эмоций. Но, к вящему удивлению Аси, чудовище не стало перечить Дине. Позволив Хот-Догу пробежать мимо себя, оно не спеша полезло на ближайшую стену.

Добежав до Дины, Хот-Дог замурлыкал по-кошачьи и принялся тереться о ногу, пачкая ее оставшейся горчицей.

-Может быть, пойдем отсюда? - предложила Дина.

-Полагаешь, нас отпустят?

Ася с сомнением поджала губы. Почему-то ей с трудом верилось в то, что рассевшиеся по стенам, точно в амфитеатре, чудища, не замышляют ничего дурного.

-Они ужасны, - трясясь от страха, верещал Хот-Дог. - Ужасны... У них нет чувства прекрасного! У них нет ничего, только грязные, скользкие лапы! Спаси меня! - изоформ принялся тыкаться концом сосиски в Динину туфлю. - О, спаси меня, несравненная!

-Умолкни, - носком туфли Дина отодвинула Хот-Дога в сторону.

Изоформ не стал искушать судьбу и залег за ближайшем камнем, оставаясь на расстоянии спасительной близости от несравненной.

-Может быть, попробуем поговорить? - не очень уверенно предложила Ася. - Спросим, чего им нужно?

-Полагаешь, они разумны? - Дина с сомнением покачала головой. - Конечно, в Каталоге разумных рас Галактике каких только чудищ нет, но даже там я таких не видела.

-В обычных условиях вороны тоже не относятся к представителям разумной жизни, - заметила Ася.

-Так то ж ворона, - глубокомысленно изрекла Дина.

-А что ворона? - не поняла Ася.

-Я могу себе представить говорящую ворону. А тут, - кивок в сторону ближайшего плоскоглазого чудища, - не пойми что.

-Хорош болтать-то, - просипело в ответ чудище. - Где лошадь твоя, девка?

То, что существо, не занесенное в Каталог разумных рас Галактики, вдруг заговорило, ни чуть не удивило Дину, а вот обращение "девка" ее задело. Больно задело. Ну, и Дина, понятное дело, сразу же руки в бока:

-Ты к кому обращаешься, пузан?

Чудище удовлетворенно похлопало себя по выпирающему, как при водянке, животу.

-Да, - и ничего более.

Точно, казалось бы, выверенный выпад Дины в цель не попал.

-Добрый день, - обратилась к пузану Ася. - Видите ли, мы впервые в ваших местах. Вообще-то мы направлялись в сторону дурацкого чата, но видно сбились с пути. Вы не укажите нам нужное направление?

-Где лошадь, девка? - странное существо сипело так, будто у него был заложен нос и горло раздирала простуда.

-Лошади у нас нет, - с сожалением развела руками Ася.

По рядам рассевшихся на развалинах стен монстроидов прокатился недовольный ропот.

-Какого черта? - обиженно шмыгнул носом тот, кого Дина попыталась обозвать пузаном. - Вас что, не предупредили?

-Я же говорю, мы сбились с пути, - еще раз повторила Ася.

Существо недовольно заворчало и не спеша полезло вниз со стены. Остальные последовали его примеру.

-Постойте! - едва не схватила монстроида за лапку Ася.

-Что? - уставился он на нее большими немигающими глазами.

-Давайте поговорим, - улыбнулась Ася.

Существо присело на корточки и озадаченно почесало пальцем, которых у него было по три на каждой конечности, висок.

-У тебя же нет лошади, - снизу вверх посмотрело оно на девушку.

-И что с того? - изобразила удивление Ася.

-О чем с тобой говорить, если у тебя нет лошади?

-Железная логика! - насмешливо похлопала в ладоши Дина.

-А что? - непонимающе посмотрел на нее пузан.

-Пусть отдадут того, что в булке прячется, - подал голос другой монстроид, медленно направляющийся в их сторону. - Он специями перемазан.

По-видимому, это был тот, что тыкал Хот-Дога пальцем и успел распробовать горчицу.

Пузан взглядом отыскал притаившегося за камнем изоформа.

-А что, дельное предложение, - подумав, согласился он. - Давайте нам того, что со специями, тогда и поговорим.

-Вас интересуют специи или мясо с булкой? - спросила Дина.

-Да какое там мясо, - почесал за рогом пузан. - На один зуб. Нам специи нужны. А то ведь лошадей не только сырыми едим, но еще и без соли.

-Хоть бы один дурак догадался в дорогу соли прихватить, - добавил, усаживаясь рядом с пузаном, другой монстроид.

Дина взглядом отыскала изоформа.

-Понял, в чем проблема?

-Сыроедов на солененькое потянуло, - почувствовав, что беда отступает, изоформ не смог не съязвить.

-Сможешь обеспечить уважаемых...

Сделав паузу, Дина посмотрела на одного из пузанов, но тот, видно не понял в чем дело, - взгляд чудища остался тусклым и невыразительным, а тонкие лягушачьи губы будто слиплись.

-Простите, уважаемые, хотелось бы понять, как к вам обращаться? - задала прямой вопрос Ася.

-Зворлоки мы, - просипел в ответ один из монстров.

-Точно, зворлоки, - утвердительно кивнул другой.

-Ну, как, сделаешь для господ зворлоков банку горчицы? - вновь обратилась к Хот-Догу Дина.

-Если после этого они не будут претендовать на мое тело, - решил оговорить все детали изоформ.

-Давай, - щелкнула пальцами Дина. - Я выступаю гарантом твоей безопасности.

-Что-то в последнее время я стал очень уж доверчив, - с сомнением дернул краем сосиски Хот-Дог.

-Действуй! - слегка, самую малость повысила голос Дина.

Но и этого оказалось достаточно. Хот-Дог ловко повторил тот же трюк, что и перед Безумным Монахом. Он свернулся в кольцо, закружил на месте и вдруг прыгнул в сторону, оставив на песке пластиковую баночку с этикеткой "Горчица классическая". Ниже мелким шрифтом было написано "Изготовлено по специальному заказу зворлоков. Обладает непревзойденными вкусовыми качествами. Изумительно дополняет вкус сырой конины. Приятного аппетита!"

Ася подняла баночку с земли и прежде, чем передать зворлокам, попробовала сама. Кто знает, быть может движимой чувством мести изоформ решил под видом горчицы подсунуть плотоядным бестиям какую-нибудь гадость. Но в банке находилась самая обыкновенная горчица. Выбирая на свой вкус, Ася предпочла бы чуть более острую.

-Прошу, - Ася протянула баночку с горчицей ближнему к ней зворлоку.

Тот сразу отвернул крышку и сунул палец сначала в горчицу, а затем в рот. Нагой собрат тут же последовал его примеру. Так они и сидели, как два младенца, с упоением посасывая пальцы.

-От горчицы - огорчаются, - не без злорадства прошептал приникший к Дининой ноге изоформ.

-Что? - не расслышала, что он сказал, Дина

-Говорю, ворона все ж таки права оказалась, - громче произнес Хот-Дог. И с уважением добавил: - Вещая птица! Хотя и выжившая из ума.

-О чем ты? - не поняла Дина.

-Смотри, - Хот-Дог направил конец сосиски в сторону дегустирующих горчицу зворлоков. - Жрут мою плоть.

Один из зворлоков вынул наконец палец изо рта, причмокнул тонкими губами и снова потянулся за горчицей. Другой что-то недовольно свистнул и прикрыл банку крышкой.

-Между собой они общаются с помощью свиста, - сделала вывод Дина.

-Ты можешь понять, что означает этот свист? - спросила Ася.

-Это даже я могу перевести, - влез, как всегда не к месту, Хот-Дог. - Сей свист означает: "Не суй свой грязный палец в мою горчицу".

-Ошибаешься, - невыразительно посмотрел на изоформа зворлок с банкой горчицы в руках. - Я сказал "Нечего горчицу трескать, ежели коня нет".

-Ну, я почти угадал, - сказал Хот-Дог и ретировался под прикрытие Дининых ног.

-Не обращайте на него внимания, - обратилась к зворлокам Ася. - Он болтун, но безобидный.

Зворлок с горчицей в руках недобро покосился на девушку.

-Я что-то не так сказала? - растерянно улыбнулась Ася.

-Делаю скидку на твою неосведомленность, девка, - ну, что поделаешь, видно у зворлоков было принято именно так обращаться к представительницам слабого пола. - В языке зворлоков слово "болтун" имеет резко выраженное гомосексуальное значение, а потому в приличном обществе его не употребляют.

Надо же! Этот жабообразный нудист заговорил о правилах приличия!

Но выяснять, что зворлок имел в виду под словосочетанием "приличное общество" Ася не стала, решив, что обсуждение данной темы может слишком далеко завести.

-Итак! - Ася улыбнулась жизнерадостно и сложила ладони перед грудью. - Надеюсь, горчица вам понравилась?

Зворлоки пересвистнулись между собой и тот, что остался с пустыми руками, ответил коротко:

-Пойдет.

-В таком случае, - Ася развела и снова соединила ладони, - давайте обсудим нашу маленькую проблемку.

-Проблемку? - Не глядя на Асю, зворлок оттянул кожаную складку на животе, под которой, как оказалось, находилась сумка размером со школьный ранец, и кинул туда банку с горчицей. - У нас не проблемка, а громадная проблемища.

-Что ж, мы готовы вас выслушать, - Ася села на вывалившийся из стены каменный блок.

-Ах, девка, - покачал головой зворлок, названный Диной пузаном. - Понять ли тебе наши проблемы?

-Я постараюсь.

Ася продолжала улыбаться. А вот Дина быстро смекнула, что сей мимический образ, воспринимаемый людьми, как знак доброжелательности, зворлоки расценивают, как признак слабоумия. Поэтому, обращаясь к зворлокам, Дина состроила самое зверское выражение лица, на которое была способна. И речь повела в свойственной зворлокам манере:

-Эй вы, свистуны недоделанные, ваш пересвист у меня уже во где, - Дина хлопнула ладонью по макушке. - Или будем свистеть о деле, или вертайте горчичку.

Услышав такое, Ася пришла в ужас. Кошмарный конец переговоров казался неминуемым. Она быстро перебрала в голове все возможные варианты и пришла к выводу, что лучшим из того, что может случится, станет поедание Хот-Дога, предварительно утопленного в им же изготовленной горчице. Ну, что поделаешь, видно судьба у изоформа такая, - как кто его видит, так непременно хочет на вкус попробовать.

Но зворлокам речь Дины пришлась по душе. Пересвистнувшись коротко между собой, они оба развернулись в ее сторону.

-Толково свистишь, девка, - прогнусавил один из нудистов. - Будем свистеть с тобой о наших проблемах.

Дина не без гордости посмотрела на Асю, - что, видала, как я с ними разобралась?

Ася слегка наклонила голову, давая понять, что готова позволить Дине вести переговоры от ее имени.

Дина глянула по сторонам. Выглядывая из-за каменных стен, ото всюду на них с Асей смотрели зворлоки. Или, может быть, их интересовали не женщины, а банка с горчицей, что спрятал в подбрюшную сумку один из собратьев?

-Много вас здесь? - спросила Дина, не придумав для начала ничего лучшего.

-Пятнадцать, - ответил тот, что пузан. - Полный списочный состав звездолета "Великий Мытарь".

-Звездолет? - в унисон произнесли Ася и Дина.

-Точно, - хлопнул губами зворлок. - Торговый звездолет класса "призрак", приписанный к гражданскому флоту планеты Зворлок.

-Звездолет с грузом отборных рулек на борту, - продолжил другой зворлок, - направлявшийся в систему Караван, канул в небытие, так и не добравшись до конечной цели полета. Что стало с рульками, мне не известно.

-К черту рульки! - эмоционально, хотя все равно в замедленном режиме взмахнул рукой первый зворлок. - Пропал мой звездолет!

-Он, - указал на собрата зворлок, заховавший горчицу, - капитан корабля. Я - владелец груза. Поэтому, сами понимаете, проблемы у нас разные.

-На нашей звездной карте нет ни планеты Зворлок, ни системы Караван, - озадаченно прикусила губу Дина.

-Мы тоже не встречались с такими, как вы, до тех пор, пока здесь не оказались, - сказал зворлок-капитан. - Наверное, мы из разных галактик.

-А как же войд? - удивилась Дина.

-А что войд? - не понял ее вопроса зворлок. - Войд - он сам по себе. Галактика в галактике, только темная.

-Но он находится в нашей галактике.

-В нашей, в вашей, - какая разница, - хлопнул глазами капитан. - Войд - он и есть войд.

-Что вам известно о войде? - задала вопрос Ася.

-Ничего, - ответил зворлок.

-То есть, вообще ничего? - проявила настойчивость Ася.

-То есть, абсолютно, - подтвердил капитан пропавшего звездолета. - Ничего кроме того, что войд сожрал мой корабль.

-Как давно вы здесь? - спросила Дина.

-Время не имеет значения, когда идет свист о проблеме, которая в принципе не поддается решению, - ответил капитан.

-Достаточно долго для того, чтобы перестать считать сырую конину деликатесом, - уточнил владелец пропавшего груза.

-Вы пытались найти свой корабль? - спросила Ася.

-Нет, - удрученно, как показалась Дине, которая уже начала немного понимать невыразительную на человеческий взгляд мимику зворлоков, качнул большой, круглой головой капитан.

-Почему? - изумилась Ася. - Мы тоже потеряли в Войде свой корабль, но пока еще не потеряли надежду отыскать его.

-Хорошо, когда есть надежда, - тяжко вздохнул хозяин пропавших рулек и погладил себя ладошкой по круглому животику, где под плотной кожаной складкой была надежно упрятана банка горчицы. - У нас нет даже этого.

Ася с Диной переглянулись.

-Им известно что-то такое, чего не знаем мы, - уверенно заявила Дина. - Я права? - обратилась она к зворлокам.

-Не права, - ответил капитан. - Загвоздка в том, что мы не можем покинуть это место.

-Мы страдаем неофобией, - добавил коммерсант.

-Чем-чем? - удивленно переспросила Ася.

-Неофобией, - в один голос прогнусавили зворлоки.

А их собратья, что прятались за камнями, одобрительно засвистели.

-Насколько мне известно, неофобия - это проблема цивилизации, а не личности, - влез в разговор непозволительно долго молчавший Хот-Дог.

По всей видимости, интимный процесс регенерации вынудил изоформа какое-то время держаться в стороне.

-Точно, - кивнул зворлокский торговец. - У нас вся планета больна неофобией. Из-за этого мы долго не могли вступать в контакт с другими цивилизациями. К счастью, наши медики придумали пилюлю, помогающую справиться с неофобией. Но срок ее действия ограничен. К тому же, весь наш запас остался на корабле.

-Должно быть, вы очень страдаете? - спросила сердобольная Дина.

-Да когда как, - неопределенно ответил капитан. - Все зависит от того, что за человек попадется.

-А при чем здесь человек? - удивилась Ася.

-Человек - причина, болезнь - следствие, - глубокомысленно изрек торговец.

-то что-то вроде аллергии, - снова встрял в разговор Хот-Дог. - Помню, у меня как-то раз вышла история с этой самой аллергией. Назначил я одной дамочке свидание, и ведь знать не знал, что она даже запаха кислых щей не переносит...

-Помолчи, - осадила изоформа Ася. - Не до щей сейчас.

Хот-Дог что-то обиженно промычал и с гордым видом отошел в сторону, - мол, не хотите слушать, ну и бог с вами, сами потом жалеть будете, да только я заново рассказывать не стану!

-Ну, точно, - кивнул торговец. - Вроде аллергии. Только еще противнее.

-И как же вы с этой неофобией справляетесь? - с сочувствием спросила Ася. - Без лекарств-то?

-А никак, - качнул большой головой капитан. - Стараемся не чесать.

Ася непонимающе сдвинула брови.

-Мне все же не совсем понятно...

-Да что тут понимать! - перебил ее коммерсант. - Вот смотри, сколько будет шестью шесть?

-Тридцать шесть, - автоматически ответила Ася.

-Точно, - кивнул зворлок. - Я это уже знал и поэтому со мной ничего не происходит. А сколько будет сто тридцать два умножить на двести двенадцать?

Ася взглядом переадресовала вопрос Дине.

-Двадцать семь тысяч девятьсот восемьдесят четыре, - тут же выдала ответ Дина.

Оба зворлока потяжно свистнули и разом зачесались. Капитан скреб ногтями живот, а коммерсант старательно обрабатывал подмышечные впадины.

-Ну, видишь теперь? - не прекращая чесаться, посмотрел на Асю незадачливый торговец.

-Вижу, но все равно ничего не понимаю, - покачала головой девушка.

-А что тут понимать-то? - капитан запрокинул голову и принялся скрести ногтями шею. - Мы узнали нечто для нас новое, и у нас теперь острый приступ неофобии.

-А бывает хроническая неофобия? - поинтересовалась Ася.

-Редко, но встречается, - ответил коммерсант, старательно массируя себе крестец. - Если на неподготовленного зворлока вывалить сразу большой объем новой информации, острая неофобия перейдет в хроническую форму, и бедолага все, что бы ему не сказали, будет воспринимать, как новое.

-А что, если бы я ошиблась с вычислениями и дала вам неправильный ответ? - спросила Дина.

-Какая разница, - ответил капитан, почесывая бока. - Мы ведь принимаем все за чистую монету.

-Ну, в таком случае я ошиблась. Ровно на... А вот насколько, я вам не скажу.

Зворлоки перестали чесаться и ошарашено уставились на Дину.

-Ты это серьезно, девка? - спросил потерявший груз рулек торговец.

-Абсолютно серьезно, - заверила его Ася.

Зворлоки облегченно свистнули.

-Дай горчички, - попросил у торговца капитан.

-Не сейчас, - вяло махнул рукой торговец.

-Неужели все так просто? - удивленно посмотрела на Дину Ася.

-Все гениальное просто, - загадочно улыбнулась Дина.

-Выходит, не нужно никаких пилюль. Нужен тот, кто станет убеждать зворлоков в том, что они получили ложную информацию.

-Даже не ложную, а всего лишь недостоверную, - уточнила Дина.

-Да, но где взять такого человека?

-А почему это должен быть непременно человек?

Подруги, не сговариваясь, разом посмотрели на Хот-Дога.

-Не нужно на меня так смотреть! - медленно, как зворлок, попятился изоформ. - Я тут один не останусь! - Конец сосиски уперся в каменный блок стены. Хот-Дог остановился и срывающимся голосом взвизгнул: - Я протестую!

-Вот так мы и живем, - сказал, подводя итог теме, незадачливый коммерсант. - С людьми, что мимо проезжают, стараемся не общаться. Питаемся сырой кониной. И ждем, не пойми чего.

-Мы ждем службу спасения, - уточнил командир пропавшего корабля.

-У нас на Зворлоке отменная служба спасения, - поддержал соплеменника коммерсант.

Услышав такое, Ася только руками развела.

-Ну, знаете ли...

-Нет, не знаем! - резко, хотя и не грубо перебил Асю торговец. - Не знаем и знать не хотим! Вы что, так и не поняли, чем оборачиваются для нас эти ваши знания!

-Ну, что ж, - Ася удрученно наклонила голову. - Надеюсь, что горчица хоть в какой-то мере скрасит вам существование.

-Мы тоже не это надеемся, - торговец погладил ладошкой сумку на животе и сладострастно икнул. - А еще мы надеемся на то, что служба спасения Зворлока отыщет нас прежде, чем горчица в банке закончится.

-Я бы на это не стала надеяться, - покачала головой Дина.

-Конечно, - капитан пропавшего звездолета поднял ногу и почесал пятку. - Поэтому ты и не зворлок.

-Наверное поэтому, - согласилась Дина.

-Полагаю, вы не интересуетесь у тех, кто жертвует вам коней, кто они, откуда идут и куда направляются? - спросила на всякий случай Ася.

-Чур тебя, девка! - замахали на нее в четыре руки капитан и коммерсант. - Нам здесь только эпидемии не хватало!

-Ну, что ж, в таком случае, приятно было познакомиться! - Ася поднялась на ноги и сделала зворлоками ручкой.

* * *

Глава 10. Ехали цыгане.

-Они меня еще попомнят! Попомнят! - злорадно верещал семенивший слева от основной группы Хот-Дог. Основная группа, понятное дело, состояла из Аси с Диной. - Эти пучеглазые меня долго вспоминать будут! А то, ишь, плоть мою поесть захотели! Была бы кровь, так и кровь бы выпили!

-Никто тебя есть не собирался, - попыталась заставить изоформа умолкнуть Ася.

-Да? - подпрыгнул на бегу Хот-Дог. - А как же ваши гнусненькие намеки?

-Какие еще намеки?

-Насчет того, что мною, как наименее ценным членом команды можно и пожертвовать!

-Не было такого! - уверенно тряхнула головой Ася.

-Не было? - возмущенно встал на дыбы изоформ. - Как это не было, когда было!

-Не было, - поддержала подругу Дина.

-Должно быть, тебе это почудилось, - добавила Ася.

-Или, может быть, ты подсознательно желаешь быть съеденным, - выдвинула новую, еще более научную версию Дина. - Вот тебе и кажется, что все только и думают о том, как бы откусить от тебя кусок.

-Я бы, например, ни за что такой здоровенный хот-дог есть не стала, - категорически заявила Ася.

-К тому же, ты только подумай о том, сколько он уже мотается вместе с нами по Войду, - обратилась к подруге Дина. - Мало того, что весь пропылился, так еще и микробов инопланетных нахватался столько, что в ходячий инкубатор превратился.

-А, может быть, на нем еще и паразиты какие! - с ужасом приложила ладошку ко рту Ася.

-Или, того хуже, он мог подцепить от зворлоков неофобию, - Дина с опаской покосилась в сторону изоформа. - Эй, ты знаешь, чему равен кубический корень из одной тысячи девятьсот шестидесяти трех?

-Нет! - взвопил в конец разобидевшийся Хот-Дог. - Я не собираюсь извлекать кубические корни в уме, у меня нет паразитов и я не страдаю неофобией! Понятно вам!

-Успокойся, дорогой, - ласково улыбнулась изоформу Ася. - Ты бы видел себя со стороны, - сосиска раздулась, будто лопнуть готова, кетчуп аж багровым сделался, горчичка едва не кипит. Не ровен час, удар хватит.

-Удар не меня, а зворлоков хватит, - злодейски хохотнул Хот-Дог. - Вернее не удар, а чесотка на них нападет, как только они мою горчичку доедят!

-Я надеюсь, ты не добавил в горчицу никакой гадости? - строго посмотрела на изоформа Дина.

-Не-е-ет, - по-змеиному прошипел тот. - Я действовал хитрее и коварнее. Моя месть выдержана, как доброе домашнее вино, и бродит, как хлебная брага. Я не увижу, как это случится, но непременно почувствую, когда это произойдет. В тот миг, когда свершиться задуманное, по телу моему сначала пробежит дрожь, а затем его охватит блаженная истома. О, я уже сейчас предвкушаю...

-Короче, - прервала сладострастный поток Дина.

-Я приклеил на банку этикетку "Горчица классическая". А на самом деле... - Хот-Дог сделал паузу, замер на месте и, приподняв левую переднюю лапку, сделал стойку, как сеттер на рябчика. - На самом деле это "Горчица особая"!

-Ну и что? - пожала плечами Ася. - Зворлокам-то об этом не известно.

-Я указал это на обратной стороне этикетки, которая станет видна, когда банка опустеет, - небрежно бросил Хот-Дог и затрусил вперед. - Более того, там же я и состав горчички привел. Ох, попомнят меня эти коноеды!

Ася посмотрела на Дину. Дина посмотрела сначала на Асю, затем на Хот-Дога.

-Когда ты делал горчицу, мы еще не знали о том, что зворлоки страдают неофобией.

-Это вы не знали, - Хот-Дог гордо вкинул конец сосиски, - а я о них и прежде слышал. Неприятный народец. Мы, изоформы, с ними не дружим.

-А они с вами? - спросила Дина.

-Они про нас даже не знают, - Хот-Дог усмехнулся не без злорадства. - Если б знали, то, поди, все исчесались бы.

-И все же, я не пойму главного, - Ася на ходу обхватила себя за плечи. - Что все мы здесь делаем?

-Только мы втроем или же вообще МЫ? - уточнил Хот-Дог.

-Все мы, - Ася сделала широкий жест руками. - Зворлоки, Эйнштейн со своими партизанами, Безумный Монах. Почему все мы оказались в войде? Какой в этом смысл?

-А что если ты пытаешься отыскать смысл там, где его нет и в помине? - спросила Дина.

-Нет, - уверенно качнула головой Ася. - Смысл есть во всем, даже в войде. И мы не выберемся отсюда, пока не поймем его.

-Нам бы сначала из этих песков выбраться, - недовольно пробормотала Дина. - Идем уже... - Она задумалась. Потом спросила: - Долго уже идем? Или как?

-А никак, - ответил Хот-Дог. - Время обратилось в ничто. Как это не прискорбно.

Пораженная внезапно пришедшей в голову догадкой, Ася замерла на месте.

-Но, если так, то мы можем скитаться по войду не то, что до скончания дней своих, а...

Ася взмахнула рукой, пытаясь найти соответствующее определение.

-До полного одурения, - предложил свой вариант Хот-Дог.

-Можно и так сказать, - подумав, согласилась Ася. - Но я не то имела в виду.

-Я превосходно поняла, что ты имела в виду, - Дина сделала легкое кистевое движение, будто мячик теннисный кинула. - Если в войде не существует вектора времени, то нам даже смерть Вселенной не страшна. Мы просто ее не заметим.

-Ничего себе перспективка, - уныло протянул Хот-Дог. - А я ведь даже не успел выполнить свое главное предназначение.

-Предназначение? - удивленно подняла бровь Дина. - О чем ты?

-О главном предназначении всякого разумного существа, - объяснил Хот-Дог. - Иначе говоря, о смысле жизни.

-Да ну? - еще больше удивилась Дина. - Ты хочешь сказать, что тебе известен смысл жизни?

-А то! - Гордо вскинул конец сосиски Хот-Дог. - Смысл жизни всякого разумного существа заключается в том, чтобы спариться с представителем противоположного пола и оставить потомство, желательно не в единственном числе.

Какое-то время дамы озадаченно молчали, - простота суждения изоформа крепко сбила их с толку. Первой нашла, что сказать опять-таки Дина.

-Ты говорил, что изоформы размножаются почкованием, - напомнила она.

-Говорил, - не стал отрицать Хот-Дог. - Но почкование вовсе не исключает предшествующий ему процесс общения с представительницами противоположного пола.

-Так ты мужчина? - спросила Ася.

-Не совсем, - смущенно замялся Хот-Дог. - Видите ли, у нас взаимоотношения полов несколько сложнее, чем у людей.

-Ладно, - положила конец обсуждению пикантной темы Ася. - Надеюсь, всем нам еще представится случай выполнить своее главное предназначение.

Какое-то время они молча шли мимо скальных обломков красноватого цвета, мимо развалин каменных стен, мимо раскиданных повсюду конских черепов и ребер. До тех пор, пока Дина не положила молчанию конец, задав сакраментальный вопрос:

-Что мы тут делаем?

-Все МЫ? - уточнила на всякий случай Ася.

-Нет, только мы трое, - ответила Дина. - Что мы делаем среди этих костей и камней? И когда мы наконец отсюда выберемся?

-Мы ищем "Белого Кролика", - негромко, но убежденно произнесла Ася.

Наверное, ей и самой хотелось верить, что так оно и есть. Хотя на самом деле никаких следов "Белого Кролика" они до сих пор не обнаружили. И, более того, они не встретили никого, кто смог бы внятно объяснить, что вообще происходит в войде и ради чего они все здесь собрались?

Дина легко запрыгнула на полутораметровую стену и, подавшись вперед, приложила руку козырьком ко лбу.

-К нам кто-то приближается, - сообщила она.

-Кто? - насторожено спросила Ася.

-Зворлоки, - обреченно вздохнул Хот-Дог.

-Нет, - качнула головой Дина. - Кибитка, запряженная парой лошадей.

-У зворлоков сегодня будет праздник, - недобро усмехнулся Хот-Дог. - Пара лошадей, да с моей горчичкой...

-А кроме лошадей? - спросила Ася.

-На передке сидит человек... Во всяком случае, внешне он похож на человека. Биосканирование показывает наличие еще одного живого существа в кибитке.

-Может быть, спрячемся? - предложил Хот-Дог. - Пусть себе едут. А мы переждем и дальше пойдем.

-До сих пор мы не встречали никого, от кого стоило бы прятаться, - возразила Ася.

-Тем более, - стоял на своем изоформ. - Не может удача длиться вечно, пора бы и беде случиться.

-У тебя есть выбор.

-Серьезно?

-Можешь вернуться к зворлокам.

-Увольте.

-Тогда не нуди.

-Да что б я...

Хот-Дог умолк, не закончив фразу, - должно быть осознал, что общественное мнение складывается не в его пользу. Даже Дина, всегда его защищавшая, на этот раз промолчала.

Ждать пришлось недолго. Из-за груды камней показалась кибитка, запряженная парой гнедых лошадей. Лошадьми правил мужчина лет сорока пяти, ярко выраженный представитель гуманоидной расы. При этом вид у него был более чем экзотичный. На нем была малиновая рубаха с широкими рукавами, поверх которой надет канареечного цвета жилет, бесформенные штаны из черного, блестящего кожзаменителя, кирзовые сапоги, собранные в голенищах гармошкой, а на голове фетровая шляпа с помятыми, обвисшими краями и длинным петушиным пером, вставленным за ленточку. Лицо мужчины смахивало на рожицу вырезанной из дерева фигурки с острова Бали, - такие же резкие, заостренные черты, вытянутый подбородок и длинный, крючковатый нос. Довершали картину черный, волнистые волосы, достающие да плеч, широкие, будто углем нарисованные, брови и длинный, обвислые усы.

Заметив женщин, возница потянул на себя поводья.

-Добрый день, - помахала незнакомцу рукой Ася. - Как поживаете?

Мужчина смотрел на женщин не сказать, чтобы подозрительно, но все же с некоторым недоверием.

-А вы кто будете? - спросил он и провел согнутым пальцем по усам.

-Странницы, - первой ответила Дина. - Ищем путь к спасению.

-Да? - мужчина намотал кончик уса на палец. - И что же с вами приключилось?

-Мы потеряли корабль.

-Да? - мужчина заметно оживился. В черных, смолистых глазах мелькнули огоньки интереса. - И как же это случилось?

Дине не понравилось то, что возница только задает вопросы, но о себе ничего не рассказывает. Но все же она решила ответил на один, последний вопрос.

-Нас затянуло в войд. Мы вышли из корабля, после чего он исчез.

-Ха! - мужчина хлопнул ладонью по коленке. - С нами приключилось то же самое!

Он обмотал вожжи вокруг боковой стойки каркаса, на котором был растянут полотняный полог, и спрыгнул на землю. Дина обратила внимание, что из-за голенища правого сапога незнакомца высовывается рукоятка ножа, судя по размером, не перочинного.

-Мой корабль "Снетком" кличут. На нем еще мой дед летал. Движок, конечно, пришлось переделать под ти-топливо, но в остальном - зверь, а не корабль. А умница какой, - мужчина восторженно цокнул языком и покачал головой. - Все понимает с полуслова. Ну и я, само собой, за ним слежу. Два месяца, как новый отражатель поставил. За такого понимающий человек все отдаст. Но для меня "Снеток" родной, все равно, что член семьи. Как-то раз на ярмарке его у меня чуть было не угнали. Так, не поверите, "Снеток" сходу распознал, что за пульт не я сел, все системы заблокировал, люки задраил и не выпускал ворюгу до тех пор, пока я не вернулся. Ну, уж я ему задал!

При последних словах мужчина состроил такую зверскую гримасу, что Ася решила, сейчас он непременно выхватит из-за голенища ножик и примется им размахивать. Но, ничего, обошлось.

-И теперь вы ищите свой корабль? - задала наводящий вопрос Ася.

-А то! - ударил ладонью о ладонь мужчина. - Джипсу без корабля нельзя!

Ах вот он кто, догадалась Ася, космический цыган. Да уж, этот действительно за свой корабль горло перегрызет.

Когда во Вселенной появились космические цыгане, - сами-то они называли себя джипсами, но, все равно, цыган он цыган и есть, как его не назови, - точно неизвестно. Говорят, цыганами стали потомки незадачливых колонистов, которые, прибыв на место поселения, обнаружили, что планета не пригодна для жизни. А поскольку податься им было некуда, отправились они искать счастья на просторах вселенной. Летали туда-сюда, приторговывали редкими товарами из дальних колоний, случалось, нанимались на временную работу, - разовый фрахт со срочной доставкой груза. Так и жили они на своих кораблях, перелетая с место на место, - странники, не находящие пристанища. Должно быть, нравилась им такая жизнь, раз так нигде и не осели.

-Роман, - представился цыган. - Роман Бряха, джипс в пятом поколении.

Ася с Диной так же назвали свои имена. Когда очередь дошла до изоформа, оказалось, что тот куда-то убежал. Должно быть, снова решил, что цыган собрался вкусить его плоть.

-Из ваших слов я поняла, что вы здесь не один, - обратилась к цыгану Дина.

На ней была длинная темно-синяя юбка, голубая сорочка и шаль, вся в цветах, наброшенная на плечи. На шее, как и полагается, богатое монисто. Ну, просто не ИскИн, а загляденье, - мечта цыгана.

-Жена спит в кибитке, - махнул рукой за спину Роман. И прищурился. - У меня жена хорошая. Но поспать любит.

-И куда вы сейчас направляетесь? - спросила Ася.

-Да куда глаза глядят, - широко взмахнул руками цыган. - Войд большой, а я, пока своего "Снетка" не сыщу, не успокоюсь!

-Я бы не советовал вам продолжать путь в прежнем направлении, - раздался негромкий голос из-за камня. - Там вас ждет встреча со зворлоками. А они коней жрут.

Роман Бряха удивленно оглянулся на голос, наклонился и, заглянув за камень, увидел Хот-Дога, который в ответ приветливо помахал ему лапкой. Губы джипса изогнулись подковой. Что сие означало, легкое презрение или же крайнюю степень недоумения, понять было непросто. Изоформ на всякий случай струхнул и к земле прижался.

-Это кто еще? - спросил цыган, не отводя взгляд от булки с сосиской, выросшей до несвойственных ей размеров, вставшей на ножки, да еще и вздумавшей давать советы ему, Романе Бряхе, джипсу в пятом поколении.

Не вдаваясь в детали, Ася дала самое простое из всех возможных объяснений:

-Изоформ, прибился к нам по дороге.

Роман сморщил нос, как будто от изоформа исходило нестерпимое зловоние.

-Он похож на сосиску в тексте.

-Мы так и называем его, Хот-Дог, - улыбнулась джипсу цыганка Дина.

Глянув на Дину, Бряха одобрительно хмыкнул.

-То, что он, - джипс носком сапога указал на Хот-Дога, - сказал про тех, что лошадей жрут, правда?

-Истинная правда, - подтвердила Дина.

-Ну что ж, - даже и не подумал расстраиваться Бряха. - Когда ищешь наугад, нет никакой разницы, в какую сторону ехать. - Цыган щелкнул пальцами. - Ну, как, девоньки, вы с нами?

-Будем весьма признательны, если в вашем фургоне найдется для нас место, - церемонно ответила Ася. - Полагаю, нам есть, что обсудить, а стоять на месте нет никакого смысла.

-Точно, - одобрительно подмигнул Асе джипс. - Прошу всех на борт! - Палец направленный на изоформа. - Кроме тебя.

-Почему? - опешил Хот-Дог.

-Моя жена вегетарианка, - объяснил Роман. - Ей будет неприятно все время видеть рядом с собой здоровенную сосиску.

-Он может принять любую другую форму, - вступилась за Хот-Дога Дина. - Кочан капусты вас устроит?

-Вполне, - кивнул Бряха.

-Цветная, белокочанная, брюссельская, кольраби, - принялась перечислять Дина.

-Я не стану менять форму, - мрачно проговорил Хот-Дог.

-Ну так и оставайся тут, - махнул на изоформа рукой цыган. - За мной, девоньки, - и направился к кибитке.

-Постойте, Роман, - окликнула джипса Ася.

-Что еще? - глянул через плечо Бряха.

-Мы не можем оставить Хот-Дога.

-Это почему же?

Ася задумалась, и вместо нее ответила Дина:

-Мы через многое прошли вместе.

-А моя жена терпеть не может даже запаха мясного, - привел свой аргумент Бряха. - Как вам понравится, если она заблюет всю кибитку?

-Мне это совсем не понравится, - честно призналась Дина.

Ася присела на корточки возле Хот-Дога.

-Кончай выделываться, - произнесла она негромко. - Превратись во что-нибудь вегетарианское и дело с концом.

-Нет, - угрюмо ответил изоформ.

-Да что с тобой?

-Со мной все в порядке. Но я не желаю менять свой облик.

-Хочешь остаться здесь один? - подключилась к душеспасительной беседе Дина.

-Не хочу, - мотнул кончиком сосиски Хот-Дог. - Я к вам привязался.

-Так в чем же дело?

-Я останусь самим собой.

Ася посмотрела на Дину. Дина посмотрела на Асю. Затем они обе посмотрели на Романа, который уже забрался на козлы и взял в руки поводья.

-Что делать будем?

Выход нашел сам же Бряха.

-Эй, девчонки! - крикнул он, не слезая с козел, и, когда девчонки посмотрели на него, кинул им большой холщовый мешок. - Если этот тип вам так дорого, берите его с собой, только в мешок посадите. Чтобы жена не видела.

Мешок был старый, весь в пыли, покрытый пятнами подозрительного цвета, с круглой заплатой из ситчика в красный горошек. Ася приподняла край мешка и вопросительно посмотрела на изоформа. Хот-Дог обреченно вздохнул и полез в мешок.

-Не нравится мне наш сосискообразный, - тихо, так, чтобы Хот-Дог не услышал, проговорила Дина, с мешком в руке направляясь к цыганской кибитке.

-Да, что-то с ним не так, - согласилась Ася. - А, может быть, он врал, когда говорил, что может принять любой облик?

-Полагаешь, во Вселенной могут обитать разумные существа, как две капли воды похожих на земные хот-доги, только побольше ростом, с ножками и разговорчивые?

-А что, если он вовсе не изоформ?

-Кто же тогда?

-Одно из существ, созданных войдом? Вроде китайского болванчика или вещей вороны.

-И в чем его функция?

-В том, чтобы сопровождать нас.

-То есть, следить за нами? Или сбивать с верного пути?

На этот вопрос Ася ничего не ответила, потому что они подошли к кибитке. А джипсу совсем не обязательно было знать, о чем они говорят.

Ася устроилась рядом с Бряхой на козлах, а Дина закинула мешок под полог и сама забралась туда же.

Вещей в цыганской кибитке было немного. Пара узлов, брошенные в дальний угол, гирлянда золотых луковиц, подвешенная к растяжке, рядом - кольцо из чесночных головок, вязанка дров, помятый металлический чайник и большой закопченный казан.

-Это все досталось нам вместе с шарабаном и лошадьми, - объяснил, заглянув в кибитку, Бряха.

Дина только улыбнулась в ответ, - ей-то какое дело до того, как джипсы нажили свой скарб?

Больше всего места в кибитке занимала жена Бряхи, спавшая вповалку на дощатом полу. Цыганка с головой накрылась разноцветным лоскутным одеялом. Догадаться о том, что это все же человек, а не куча тряпья, можно было лишь по мощному, раскатистому, с переливами, точно песнь наклевавшегося стероидов соловья, храпу. Звук был, мягко говоря, не совсем приятный. Зато пахло в кибитке изумительно - чесноком и мятой.

-Налево или направо? - спросил у Ася цыган.

-Без разницы, - ответила Ася.

-Хей!

Джипс взмахнул вожжами. Повинуясь вознице, кони стали разворачивать кибитку в левую сторону.

Обогнув здоровенный валун со сколотым краем, кони уперлись в глухую каменную стену.

-Не угадал, - Бряха улыбнулся, извиняясь за ошибку, и потянул вожжи, разворачивая коней в другую сторону.

Ася улыбнулась в ответ, но про себя подумала, что джипс-то, оказывается, невезучий.

Переехав через россыпь мелких камней, кибитка выкатила на относительно ровное пространство. Пейзаж был все тот же, - бурый песок, из которого то там, то тут, точно гнилые зубы, торчали скальные обломки, да бог знает кем и когда построенные невысокие каменные стены, - скучная, одним словом картина, никакого простора для воображения.

-Интересно, здесь когда-нибудь наступает ночь? - просто так, не рассчитывая на ответ, спросила Ася.

-Гнилое место, - процедил сквозь зубы Бряха и сплюнул на песок. - Я даже понять не могу, сколько мы здесь находимся.

-Вы китайского болванчика видели? - поинтересовалась Ася.

-А то! - криво усмехнулся джипс. - Как только вышли из "Снетка", так сразу же на него и наткнулись. Болтает много, да все без толку. Роза, - жену мою так зовут, - хотела его с собой прихватить, она у меня страх как сувениры любит. Еле-еле отговорил. Мы здесь впервые, говорю, и, не дай бог, хозяева обидятся. Болванчик предложил нам дверь выбрать. Дверей там уйма, я даже считать не стал, и все разные. Как, спрашивается выбирать? Бред какой-то! - Джипс щелкнул вожжами, просто так, для порядка, - кони и без того бежали резво. - Меня на мякине не проведешь, я сразу чую, ежели меня нагреть пытаются. Но тут уж, вижу, ничего не поделаешь. "Снеток" исчез неизвестно куда, а китаец, что себя привратником именует, несет какую-то околесицу на счет права каждого сделать свой выбор. Одним словом, выбрал я дверь, на которой подкова была прибита, - у меня в командном отсеке "Снетка" тоже подкова висит, слева от пульта, еще дед приколотил. Открыл я дверь, Розу, как водится, вперед пропустил и только сам порог переступил, не успел увидеть еще, куда попал, как свет погас!..

Пользуясь тем, что вегетарианка Роза крепко спала, Дина раскрыла мешок, в котором сидел изоформ. Тихо сидел, не подавая голоса, - вот что странно.

-Эй, - шепотом позвала Дина. - Вылезай.

-А как же жена цыгана? - сдавленно прошептал в ответ Хот-Дог.

-Не слышишь что ли, спит.

Мешок зашевелился.

Высунув из мешка перемазанный горчицей конец сосиски Хот-Дог прислушался. А, может быть, принюхался, - кто его разберет. Удостоверившись, что все в порядке, изоформ направил сосиску в сторону Дины, сидевшей в медитационной позе, - скрестив ноги и разведя руки в стороны.

-Ну, так что у тебя за проблема? - спросила Дина, глядя в пустоту, которую в данный момент олицетворял собой изоформ.

Хот-Дог шумно вздохнул. Ну, кому бы после этого не стало ясно, что плохо живому существу. Так плохо, что хоть в омут головой. Благо что реки поблизости нет, а то бы непременно.

-Так, - Дина скрестила руки на груди. - Ежели ты будешь только вздыхать, то доверительной беседы у нас не получится. Я ясно выражаюсь?

-Да куда уж яснее, - Хот-Дог не удержался и снова вздохнул.

Но поскольку перед этим он все же произнес осмысленную фразу, Дина решила пока не приводить свою угрозу в исполнение. Она молча ждала продолжения.

-Мне неудобно об этом говорить с малознакомым человеком, - с трудом выдавил из себя изоформ. - К тому же, ты являешься представителем иной расы, поэтому тебе трудно будет понять мою проблему.

-У тебя есть на примете другой кандидат в психоаналитики?

Еще один безнадежно тяжелый вздох.

-Я не могу изменить свою форму.

Пауза.

-И что?

Как и предполагал изоформ, Дина ничего не поняла.

-Рано или поздно подобное происходит с каждым изоформом, - Хот-Дог говорил медленно, старательно подбирая слова, как будто боялся оказаться неверно понятым. - Скорее поздно, чем рано. Ну... Одним словом, это связано с определенными возрастными изменениями.

-Климакс, - догадалась Дина.

-Да, - через силу выдавил из себя Хот-Дог.

Дина готова была поклясться, что при этом он еще и покраснел, хотя никогда прежде ей не доводилось видеть, как краснеет сосиска.

-Ну, значит, пришло твое время, - попыталась успокоить она изоформа. - Нужно смириться с неизбежным и продолжать жить.

-Ты не поняла, - едва ли не с отчаянием замотал концом сосиски Хот-Дог. - Мне еще рано. Слишком рано.

-Тогда в чем дело?

-Не знаю, - еще один вздох, похожий на стон. - Может быть, усталость... Или непривычная обстановка... Неправильное питание... В любом случае, мне не по себе... Я ведь даже ни разу не почковался... Невыносимо чувствовать себя неполноценным.

Если бы у Хот-Дога были глаза, он бы непременно прослезился. А так, - только заскулил жалобно.

-Тише, - шикнула на него Дина. - Розу разбудишь.

Изоформ сдавленно всхлипнул и умолк.

-...Ну, что ты будешь делать! - Бряха в сердцах хлопнул себя ладонью по обтянутому кожзамом бедру. - Не войд, а притон бандюковский! Подстава на подставе! Ну, я-то допустим, не растерялся, а Роза визжать принялась. Я на голос кинулся, за руку ее поймал и поволок за собой, сам не знаю куда, только кричу без умолку, - Молчи, дура! Молчи! - Обычно-то я к жене ласково обращаясь, но здесь, чувствую, будет она и дальше визжать, так и у меня тоже нервы не выдержат, сотворю что-нибудь непотребное. И тут, - бац! - свет дали. Гляжу, - вокруг луг зеленый. И кибитка стоит, парой лошадей запряженная. А мы с женой выряжены, будто на карнавал! - правой рукой Бряха отвел в сторону край жилетки, так, что Асе стали видна шелковая подкладка с узором из мелких желтых цветочков. - Или на сходку дураков. Ну, а делать-то нечего, "Снетка" нужно искать. Тут уж я даже думать не стал, чьи это кони, чья кибитка, - жену посадил, сам на козлы забрался, вожжи в руки и покатил. Добрые, скажу я тебе, Ася, лошадки попались, да только до "Снетка" им все одно далеко...

-Выходит, у тебя ложный климакс, - поставила диагноз доктор Дина.

-Выходит, что так, - смиренно ответил изоформ.

-Лечение существует?

-Да, в общем, нет. Диета, отдых, психотерапия... Из лекарств только успокоительное и снотворное.

-У нас и этого нет, - задумавшись, Дина приложила палец к щеке. - Что же нам с тобой делать?

-А мне почем знать, - грустно и совсем уж как-то безнадежно вздохнул изоформ.

* * *

Глава 11. I Am The Walrus!

Точно заводные бежали лошадки, мерно выстукивая копытами знакомый каждому страннику ритм дороги. Сидевший на козлах джипс, как полагается, держал в руках вожжи, хотя смысла в это было не больше, чем в надежде увидеть вдруг на горизонте Капитолийский холм. Все происходило само собой. Кибитка катила по красно-коричневой песчаной равнине, сделавшейся еще более скучной, - скальные обломки встречались все реже, а каменные стены, неизвестно кем, когда и для чего выстроенные, и вовсе куда-то запропали. Цыганка Роза сочно храпела под пологом кибитки, Дина вела душеспасительную беседу с павшим духом Хот-Догом, а Ася не без интереса слушала рассказ Романа Бряхи о том, с чем ему довелось встретиться в войде. История Бряхи и та, что могла рассказать ему Ася, при всех своих различиях оказались схожи в главном, - они были абсолютно невероятными и, даже более того, неправдоподобными с точки зрения человека, знавшего о войдах только то, что было написано в учебнике космогонии для Училища младшего командного состава космофлота Земной Федерации.

-Красивое было место, - то, где мы кибитку с лошадьми нашли. Холмы невысокие, трава чуть не по пояс, зеленая да сочная, кругом деревья да кусты. Роза первым делом принялась цветы собирать и венки из них плести, - любит она это дело. Небо, как на картинке, - я в жизни не видел такой голубизны. Солнце светит, птицы поют. Одним словом - красота, да и только. На Дабл-Трондхейм очень похоже. Не приходилось бывать? - Ася отрицательно качнула головой. - Это планета джипсов, на ней старики наши жить остаются, которым уже невмоготу по вселенной из конца в конец мотаться. А раз в стандартный год на Дабл-Трондхейме проходит встреча всех джипсов. Ну, естественно, прилетают далеко не все, только те, кто кочует где-то неподалеку, но, все равно, народу собирается много. Шумим, песни поем, с родней встречаемся.

Да, так вот. Едем мы по дорожке накатанной. Справа - поле, слева - поле, впереди - рощица небольшая, светлая. Розу на солнышке разморила, она под полог забралась и задремала. А я лошадок погоняю, да напеваю тихонько. Как вдруг, - я так и не понял, что же произошло, - небо потемнела, фиолетовым сделалось, и трава - трава! - вокруг уже не зеленая, а голубая. Я за вожжи потянул, лошадок остановил. Нет, думаю, прежде, чем дальше ехать, сначала осмотреться нужно. Неспроста все это, что-нибудь да непременно случится. И точно! Не успел я о том подумать, как выскакивает из кустов человек виду странного. Худой, долговязый, с волосами длинными, на носу очки кругленькие. Одет вполне прилично - костюм песочного цвета, рубашка с кружевным воотником. Бегает с одной стороны дороги на другую, руками всполошено машет и вроде как кибитку нашу в упор не видит. И, ладно бы, просто бегал себе, так он же еще и орет во всю глотку:

- Я - морж! Я - морж!

Хотя на моржа ну ни капельки не похож. Скоре уж на дятла. На свихнувшегося дятла, как я его себе представляю.

Так вот, добежал он до лошадок, схватил одну из них под уздцы, прямо в глаза ей уставился и говорит:

-Киму сахиб бвана масса...

Что это значит, понятия не имею, но точно запомнил, слово в слово.

Я ему говорю:

-Послушай, уважаемый, оставь лошадок в покое. Ежели тебе куда нужно, так я подвезу.

Он на меня глянул, - глаза сумасшедшие.

-Мне к бару "Канабис", - говорит.

-Не знаю такого, - отвечаю я.

-А что ты вообще знаешь?

Спокойно так спрашивает, без вызова, не обидно. Как будто ему и взаправду интересно, что я отвечу. Ну, думаю, приехали. В смысле, - прилетели.

-Вы местный? - спрашиваю.

-Нет, - отвечает. - Сам не знаю, как тут оказался. Заблудился, должно быть.

Я начинаю понимать, в чем дело.

-Корабль свой потерял?

Волосатый этот прежде чем ответить, задумался, голову почесал, очочки на носу поправил.

-Лодку, - говорит. - Лодку, а не корабль.

Ну, ладно, думаю, лодку так лодку. Мне-то какая разница.

-Присаживайтесь, - говорю, - уважаемый.

И указываю на место рядом с собой на козлах.

Длинноволосый на козлы вскарабкался с трудом, едва не свалился, - сразу видно, не привычный к этому делу. Сел он, и мы поехали. Я назвал себя, отрекомендовался, представил и жену свою Розу, которая в это время, как я уже сказал, в кибитке спала. Пассажир мой все молчит и только головой кивает рассеяно, как будто думает о чем-то своем.

-А вы кто будете, уважаемый? - спросил я у попутчика.

Не то чтобы мне очень уж интересно было, но надо же узнать, как к человеку обращаться. А он снова за свое.

-Я - морж, - говорит.

Ну, что ж, морж так морж, мне-то без разницы.

-Как поживаете, - спрашиваю, - господин Уолрес? Давно ли в войде?

Он удивленно на меня смотрит, вроде как не понимает ничего.

-В войде? Это где же?

-Войд - это здесь.

Я рукой по сторонам провел, где голубая трава и синие деревья, а за моей рукой радуга потянулась. Странная такая радуга, будто акриловой краской нарисованная, цвета яркие, сочные. Я испугался даже, рукой тряхнул. Радуга с ладони сорвалась, в траву упала и по-змеиному в кусты уползла.

-Здорово у вас получается, - с уважением посмотрел на меня Уолрес.

-Да, какое там, - смущенно улыбнулся я.

Самому-то, конечно, приятно, хотя и понятия не имею, как это у меня вышло.

-А вы, - снова обращается ко мне попутчик, - часом, лодки моей не видела?

Лодки я никакой не видел, но на всякий случай поинтересовался, как она выглядит, как зовется.

-Желтая она, - отвечает Уолрес.

-Хорошо, - кивнул я в ответ. - Ежели где встречу, непременно поставлю вас в известность. Как с вами связаться?

-В Перечнице, - отвечает Уолрес, - меня всякий знает.

-Перечница, - я задумался. - Это что же такое? Планета? Или жилая космическая станция?

-Да нет, же, - смеется Уолрес. - Страна.

Я головой покачал.

-Не слыхал о такой.

-Странно, - говорит Уолрес. - Я думал, она каждому известна.

Мне и самому странно. И обидно даже немного. Я же джипс в пятом поколении, а ни разу, ни от отца своего, ни от деда, ни от родичей, облетевших, почитай что, всю Вселенную, про Перечницу не слышал. Дабы скрыть свое смущение, решил я разговор на другую тему перевести.

-Какое у вас впечатление от войда, господин Уолрес? - спрашиваю.

-Впечатление? - Уолрес вроде как в задумчивости двумя пальцами потеребил кончик носа. Но мне почему-то показалось, что ответ у него уже готов, а паузу он только для виду держит. - Впечатление впечатляющее. И даже более того - впечатывающееся в сознание и память.

Сказал - и подмигнул хитро так, заговорщицки, как будто это был пароль, с детства знакомая нам обоим.

Я снова растерялся, не знаю, что сказать.

Но Уолрес вроде как и не ждал от меня ответа.

-Пожалуй, это самое удивительное место из тех, где я побывал, - продолжил он, глядя по сторонам. - Как, вы говорите, оно называется?

-Войд.

-Да, войд, - кивнул мой попутчик. - Отличное название. Пожалуй, даже я не придумал бы лучшего. Здесь все так необычно, - Уолрес, как зачарованный, повел руками по сторонам. - И в то же время - просто и понятно.

-Просто? - удивленно уставился я на него. - У меня пропал корабль, у вас стащили лодку, - и все вот так запросто! А сейчас мы едем в чужой кибитке по фиолетово-голубой стране и у вас даже мысли не возникает о том, что что-то здесь не так?

Я по-настоящему распалился. Должно быть, нервное напряжение, которое я все это время сдерживал, - не мог же я показать Розе, что сомневаюсь в торжестве добра и справедливости! - наконец-то прорвалось наружу. И, честное слово, мне сразу легче стало. Правда ненадолго.

-А что, собственно, вам не нравится? - спрашивает Уолрес.

Спрашивает таким тоном, будто сам он не видит ничего необычного в том, что вокруг творится.

-Мне не нравится то, что трава не зеленая, а голубая, - ответил я первое, что пришло в голову.

Потому что, если бы я всерьез взялся перечислять все, что меня раздражает в вывернутой наизнанку реальности войда, на это ушла бы уйма времени.

Уолрес перегнулся через низкий поручень и с интересом посмотрел вниз. Как будто прежде не обращал внимания на странную расцветку травы.

-Да, - говорит, - действительно, голубая. Ну, так что ж с того?

Я так и опешил! Человек не видит ничего странного в том, что у него под ногами голубая трава, - что можно подумать о таком? Ну да, я именно это и подумал, - не в себе господин Уолрес. Но именно что только не в себе. Сумасшедшим его никак нельзя было назвать. Скорее всего, он все еще в себя не пришел после того, как лодку потерял, и чтобы не спятить окончательно, старался убедить себя в том, что ничего необычного не происходит. Все, мол, в порядке, все идет по плану и скоро я вернусь домой, в свою Перечницу, где на причале ждет меня желтая лодка.

-Простите, уважаемый Бряха, - снова обратился ко мне Уолрес. - Но неужели вы действительно не понимаете что тут происходит? - сказал и улыбнулся, перекладинку очков пальчиком поправил. - Честно говоря, мне трудно в это поверить.

-А уж как хотите, господин Уолрес, - я, признаться, начал терять терпение. - Можете верить или нет, но я не могу понять смысл того, что вокруг нас творится. В пачке лапши, скажу я вам, столько же смысла, сколько во всем этом войде.

Уолрес засмеялся, как будто я сказал что-то невообразимо остроумное.

-Замечательное сравнение! - он даже в ладоши захлопал. - Должен признать, я бы и сам не сказал лучше. Вы удивительно проницательный человек, господин Бряха, беда лишь в том, что сознание ваше замусорено общеупотребимыми штампами, опираясь на которые вы пытаетесь воссоздать картину привычного для вас мира. Вы непреднамеренно усложняете то, что на самом деле невообразимо просто. Просто, как пачка лапши, которую вы сами упомянули.

Мне такое сравнение не понравилось. Жизнь - это тебе не пачка лапши, которую всего-то и требуется что кипятком залить. И даже не фунт изюма. Жизнь нужно прожить так, чтобы всем, кого не было рядом с тобой, стало мучительно больно по причине упущенных возможностей. Впрочем, объяснять это Уолресу я не стал. И без того было ясно, что тесто на наше изготовление пошло разное. На мой взгляд, Уолрес являл собой классический тип неудачника, хотя сам он в это, скорее всего, никогда бы не поверил.

-Хорошо, - говорю я только потому, что скучно ехать молча. - Начнем с того, что с нами происходит нечто такое, чего мы не можем объяснить. Говоря иными словами, смысл происходящего в войде недоступен пониманию пришельца.

-Нет, нет и еще раз нет! - протестующе замахал руками Уолрес. - Все совершенно не так! Мы не должны стремиться к пониманию!

Я, признаться, ничего не понял, поэтому и спросил:

-А как же тогда?

-А никак, - улыбнувшись, развел руками Уолрес.

-Так не бывает, - уверенно заявил я, хотя, признаться, к этому моменту окончательно утратил нить рассуждений. Если, конечно, она была в самом начале, что так же начало вызывать у меня сомнения.

-Вы сначала очень легко делаете шаг вперед, господин Бряха, - с укоризной посмотрел на меня Уолрес. - Но затем поспешно отскакиваете на два шага назад. В результате вы все дальше удаляетесь от понимания.

-От понимания чего?

-От понимания того, что вы хотели бы понять.

-А если мне уже все равно?

-Если бы это было так, то я бы первый сказал, что вы все уже поняли. Однако, это не так. Вы, господин Бряха, с непонятным для меня упорством отказываетесь ступить на путь познания.

-Познания чего?

-Истины, друг мой, - Уолрес улыбнулся и, как добрый приятель, потрепал меня по плечу. - Истины, чего же еще!

-Ха! - только и смог я ответить на подобное заявление.

-Вот вам и "ха"! - вернул мне мое "ха" Уолрес.

-А вы-то сами знаете истину? - спросил я, будучи уверен, в том, что услышу утвердительный ответ.

Но я ошибся.

-Для того, кто знает истину, я слишком много говорю, - сказал Уолрес. - Это моя беда, но ничего не могу с собой поделать.

-А, может, ну ее, эту истину? - это я так пошутить решил.

-Может быть, - согласился Уолрес. - Только кому от этого станет хуже?

-Хуже? - переспросил я, решив, что ослышался.

-Конечно, хуже, - кивнул Уолрес. - Потому что лучше уже не может быть.

После такого заявления я понял, что пора кончать разговор, иначе мозги мои окончательно заклинит. А Уолрес, похоже, догадался, о чем я подумал. Улыбнувшись, он потрепал меня по коленке и сказал:

-Не беспокойтесь, дружище, в конечном итоге все будет хорошо.

-Хотелось бы в это верить, - буркнул я в ответ.

-А вы поверьте! - Уолрес взмахнул рукой, как будто вознамерился ребром ладони оттяпать мне кончик носа. - Ну, подумайте сами, что в этом может быть плохого?

Я задумался. Было в этом Уолресе нечто такое, что не позволяло просто так взять да и выбросить его слова из головы. Ты вроде бы и стараешься не обращать на них внимание, а они все равно вертятся, будто навязчивая мелодия. И пока я так думал, мир вокруг снова изменился. Блеклые фиолетов-голубые тона сменила неестественно яркая раскраска. Цветов вокруг было невообразимое множество, и каждый старался занять любое свободное место. Весь мир сделался похожим на ту радугу, что выросла у меня из ладони, - красивый и ненастоящий.

Мне, скажу прямо, это не понравилось.

-Вы слышите? - поднял палец Уолрес. - Мы уже близко!

Я хотел было спросить, к чему мы близко, но потом подумал, что вразумительного ответа Уолрес все равно не даст, и просто прислушался. Из-за недалекого перелеска, - листва на деревьях цвета шарлах, что само по себе уже дико, - доносились протяжные, заунывные звуки какого-то струнного инструмента.

-Это ситар, - полушепотом сообщил мне Уолрес.

-Ну, конечно ситар, - согласился я. Название было знакомым, но слышал ли я хоть раз в жизни, как звучит ситар, не помню. - А кто на нем играет?

-Это имеет какое-то значение? - прищурился Уолрес.

Уже в который раз вопрос попутчика поставил меня в тупик. Не потому, что я не знал, как на него ответить, а потому, что любой ответ казался бессмысленным. Настолько бессмысленным, что не возникало ни малейшего желания произносить его вслух.

Краем глаза я заметил справа от дороги какое-то движение. Из кустов с листьями в желто-фиолетовую крапину выбралось существо, которое мне даже не с чем сравнить. Это было нечто округлое, покрытое густым синим мехом, с крошечной, едва заметно выступающей головкой, с огромным, похожим на баклажан, сизым носом, с выпученными глазами, ослиными ушами и ртом до ушей. В довершении всего сзади у него имелся похожий на помпон розовый хвостик.

-Остановитесь! - схватил меня за руку Уолрес.

-С чего бы вдруг? - насторожился я.

Странное существо двигалось нам наперерез, а мне, признаться, совершенно не хотелось с ним встречаться.

-Это же Человек Ниоткуда! - радостно сообщил Уолрес.

-Человек?

Существо хотя и передвигалось на задних конечностях, с человеком имело мало чего общего. Я бы даже к гуманоидам его не причислил.

-Остановитесь! - снова дернул меня за рук Уолрес. - Мы должны взять его с собой!

-Ну уж нет!

Я хлестнул лошадок вожжами, и лошадки побежали резвее.

-Послушайте, - Уолрес обращался ко мне, но смотрел при этом на мохнатого уродца, неуклюже бегущего параллельным с нами курсом. - Так он нас никогда не догонит.

-Отлично, - ответил я и еще разок подбодрил лошадок.

-Я вас не понимаю, - взгляд Уолреса был не удивленным, а скорее растерянным. - Почему вы не хотите взять кго с собой?

-Потому что нам с ним не по пути, - ответил я. - Раз он ниоткуда, пусть никуда и убирается.

-В таком случае, я буду вынужден покинуть вашу повозку, - прозвучало это едва ли не как угроза. Нет, не угроза, а предупреждение.

Ну, а мне-то какое дело?

-Скатертью дорожка, - отвечаю.

-Что ж, прощайте, - говорит Уолрес.

-Всего хорошего, - отвечаю я и вожжи натягиваю.

Лошади остановили, Уолрес спрыгнул в траву, достававшую ему почти до пояса, и зашагал навстречу Человеку Ниоткуда. На ходу он то и дело раскидывал руки в стороны, словно восхищаясь окружавшим его пейзажем, и что-то напевал, вторя доносящимся из-за перелеска звукам ситара.

А я сидел на козлах и ждал непонятно чего. Человек Ниоткуда не казался мне опасным существом, но я все равно не хотел сажать его в кибитку. Может быть, я чувствовал, что с ним все пойдет по-иному? Да нет же! Просто не хотел, и все тут! Предчувствие у меня было, - не следует это делать. А я своей интуиции привык доверять. Честно говоря, проку мне от нее пока еще не было. Если, конечно не считать того, что я до сих пор жив и здоров, хотя побывал в передрягах. Да и в семье порядок и согласие. Чего еще может желать человек? Я имею в виду человека, который отсюда.

Когда Уолрес и Человек Ниоткуда встретились, они остановились и о чем-то заговорили. Странным мне показалось то, что я их слышал, но не мог разобрать ни слова. Нет, они говорили не на чужом, неизвестном мне языке. Я просто их не понимал. Знаете, наверное, есть такое заболевание, при котором человек умеющий читать не понимает смысл прочитанного. Со мной происходило примерно то же самое. Я слышал знакомые слова, но не мог вспомнить их значение. Как будто у меня в мозгу отключился центр осмысленного восприятия речи. Или Уолрес и Человек Ниоткуда употребляли всем известные слова в понятных только им двоим значениях? Не знаю.

Но дальше произошло еще более удивительная вещь. Человек Ниоткуда достал откуда-то большой черный круг. Круг колыхался в его руке, как будто был вырезан из тонкой резины. Человек Ниоткуда взмахнул рукой, как делают, когда хотят зашвырнуть что-нибудь подальше. Но круг не пролетел и полметра. Он повис в воздухе, словно прилип к ровной вертикальной плоскости. Человек Ниоткуда сделал приглашающий жест рукой, и Уолрес головой вперед нырнул в черный круг. Нырнул и исчез! Человек Ниоткуда посмотрел в мою сторону, махнул рукой и что-то крикнул. Мне показалось, он приглашает меня последовать за Уолресом.

Черт возьми, порой я бываю способен на безрассудные поступки. Но то, что предлагал Человек Ниоткуда казалось чистейшим безумием. Я взмахнул вожжами, и лошадки потянули кибитку вперед. Все равно куда, лишь бы подальше от места, где творятся странные, не имеющие объяснения дела.

Глянув назад я увидел, как Человек Ниоткуда повторил безумный прыжок Уолреса и, так же, как он, исчез в черной дыре. Сразу после этого черный круг сжался в точку и исчез.

Ну и славненько, подумал я. И еще порадовался, что Роза спала и ничего не видела.

* * *

Глава 12. Идиотизм, как апофеоз политкорректности / Политкорректность, как апофеоз идиотизма.

-Как вы отыскали переход? - спросила Ася.

-Понятия не имею, - пожал плечами Роман. - Я услышал, что Роза проснулась, обернулся, чтобы улыбнуться ей, а когда снова глянул на дорогу, обнаружил, что мы уже в другом месте. Мы оказались на улице Вошин-Тауна.

-Город мойщиков стекол и политкорректных адвокатов, - улыбнулась, вспомнив Красного Альберта, Ася.

-Пожалуй, что так, - согласился Бряха. - Мойщиков я, правда, не видели, но дома в городе все многоэтажные, и окна в них блестят, будто только что вымытые. А вот адвокатов понабежало столько, что мы прямо не знали, куда от них деваться. Я поначалу толком и не понял, что они от нас хотели. Каждый уверял, что он лучше других сможет защитить наши интересы. А какие у нас интересы? Спрашиваю:

-"Снетка" моего отыскать сумеете?

Самый бойкий адвокатишка, - маленький такой, пухлый, носик - пуговка, глазки - точечки, если бы не очочки, так и вовсе бы их видно не было, а всех локтями растолкал и вперед вылез. Ну, вот, запрыгнул он на приступочек моей кибитки, в поручень мертвой хваткой вцепился и диктофон мне под нос сует.

-Расскажите мне все, уважаемый: что такое есть "Снеток", что со "Снетком" сиим приключилось, кому вы намерены предъявить претензии, - ну, а я уж решу, на кого иск подать и найду способ компенсировать вашу потерю в десятикратном размере.

Рассказал я адвокату про "Снетка". Хотел еще и про Уолреса рассказать, чтобы у него полная, так сказать, картина произошедшего перед глазами встала. Но он меня и слушать не стал.

-Так, - диктофон выключает, в карман сует. - Мне все ясно. Немедля мы подаем судебный иск против мэра города, главы службы государственной безопасности и гражданина Патрикевича.

-Они-то тут при чем? - удивился я.

-Ну, а как же, - отвечает адвокат. - Мэр - он всегда во всем виноват, потому как мэр. Глава службы безопасности повинен в том, что не может обеспечить безопасность граждан и сохранность их имущества, а, следовательно, пренебрежительно относится к своим обязанностям.

В этот момент Роза из кибитки выглянула.

-Простите, - увидел ее адвокат, - эта дама вам кем приходится?

-Жена она мне, - отвечаю.

-А, скажите-ка мне уважаемый, - хитро прищурился адвокатишка. - В тот момент, когда у вас был похищен корабль, не подвергалась ли ваша супруга насилию?

-Какому такому насилию? - не понял я.

-Известно какому, - гнусненько так ухмыльнулся адвокат. - Грубому физическому насилию со стороны одного из преступных элементов.

Роза первой догадалась, к чему он клонит. Крикнула:

-Я тебе ща такое насилие устрою! - схватила здоровенную луковицу и непременно бы запустила ею адвокату в лоб, если б я ее за руку не схватил.

-Зачем же остановил? - спросила Ася.

-Я не сторонник насилия, - ответил Бряха. - По мне, так лучше все проблемы решать мирным путем.

-Жаль, очень жаль, - разочарованно протянул адвокат. - Наличие жертвы насилия значительно повысило бы общую сумму иска. Ну, да ничего, обойдемся тем, что есть, - адвокат ободряюще улыбнулся потенциальным клиентам. - Возмещение ущерба в трехкратном размере, - это я вам обещаю по самому минимуму.

-Там был еще третий, - напомнила Ася.

-Где? - не понял Роман.

-Адвокат собирался выдвигать иски против мэра, главы службы безопасности и некого Патрикевича. Этот-то кто такой?

-Я тоже спросил, кто такой этот Патрикевич, и какое он имеет отношение к пропаже "Снетка"?

-Да, собственно, никакого, - глазом не моргнув, отвечает адвокат. - Приходится принимать в расчет то, что один из исков судья обычно отклоняет. Вот и пусть отклонит иск против Патрикевича, который не имеет никакого отношение к исчезновению вашего корабля.

-В чем же тогда вы собираетесь его обвинить?

-Патрикевич - фамилия исконно русская. А раз так, следовательно имеются все основания подозревать, что Патрикевич связан с чеченской мафией. Вот пусть генеральный прокурор и проведет всестороннее расследование.

-Ну, это совсем уж как-то некрасиво, - покачал я головой. - Как можно обвинять человека в том, что он никогда не делал? К тому же, я уверен, что ни русская, ни чеченская мафия не имеет отношения к исчезновению "Снетка".

-Да вы не беспокойтесь, - ободряюще улыбнулся адвокат. - Обвинения против господина Патрикевича выдвигаются регулярно, три-четыре раза в неделю. Он к этому уже привык, к тому же свой гешефт имеет. Судебные разбирательства широко освещаются в средствах массовой информации, и у господин Патрикевича на два года вперед заключены договоры с фирмами, товары которых он рекламирует в ходе судебных слушаний.

Я хотел вежливо объяснить адвокату, что никакая денежная компенсация не сможет заменить мне "Снетка", а потому в его услугах я не нуждаюсь, но не получилась. Из-под полога кибитки снова показалась Роза.

-Ща я этого пустобреха утихомирю, - заявила очень решительно.

К тому же, на этот раз в руке у нее была не луковица, а сковородка с тефлоновым покрытием.

Адвокатишка быстро смекнул что к чему и проворно ретировался, скрывшись в толпе сотоварищей. Видно, посчитал, что голова дороже возможности заработать на чужой беде.

Не дожидаясь, когда на козлы вскочит следующий представитель дрейнейшей из профессий, я взмахнул вожжами, приказывая лошадкам покинуть сие срамное место.

Вообще-то, скажу я тебе, Ася, Вошин-Таун городок вполне приятный. Чистый, зеленый, обихоженный. Людей на улицах много и движение плотное. Но правил никто не нарушает.

Роза предложила перекусить, и я остановил кибитку возле соответствующего заведения с большой стеклянной витриной: "Завтраки, обеды и ужины на любой вкус. Эксклюзивное обслуживание с полным соблюдением правил политкорректности".

Остановил я кибитку перед светофором, привязал лошадок к турникету, помог Розе выбраться на тротуар и направились мы рука об руку в закусочную, сулившую политкорректный обед.

В зале на десять столиков посетителей оказалось всего трое. Двое сидели в углу, - один с кислым лицом язвенника уныло хлебал жиденький супчик из мелкой тарелки, другой с сосредоточенным видом ковырял что-то, издалека смахивающее на заветревшееся картофельное пюре. Третий посетитель выглядел куда веселее прочих. Он сидел, развалившись, на стуле и, как нам показалась, договаривался о чем-то со стоявшим перед ним навытяжку человеком в черном смокинге. Посетитель явно выступал в роли обвинителя, а представитель заведения с обреченным видом выслушивал претензии.

Мы с Розой подошли к стойке заказов, за которой стояли два очень грустных человека в ослепительно-белых фартуках и высоких, накрахмаленных поварских колпаках. Оба были розовощекие, с большими круглыми глазами и немного оттопыренными ушами. У одного из них на правой щеке размещалась большая, черная родинка. У другого точно такая же отметина находилась на левой щеке. С первого взгляда их можно было принять за братьев, но со второго становилось ясно, что если что-то их и связывает, то только не кровное родство. Скорее уж долгая работа руку об руку сделала их похожими.

-Добрый день, - обратился я к парням за столиком. - Мы с женой хотим пообедать.

Парни сначала посмотрели друг на друга, потом один уставился на Розу, другой - на меня.

-Пообедать, конечно можно, - сказал тот, что смотрел на меня.

-У нас не дорого и вкусно, - добавил любовавшийся моей Розой.

-Пища с пониженным содержанием холестерина.

-Все напитки диетические.

-И политкорректность во всем.

-Последнее меня интересует в наименьшей степени, - вставил я свое веское слово. - Можно посмотреть меню?

Парни в поварских колпаках снова уставились друг на друга. У одного на лице выражение растерянности, у другого - едва ли не испуг.

-Эй! - пощелкала пальцами Роза. - Нас кто-нибудь обслужит?

-Заранее извините за возможную бестактность, - обратился к ней тот, что с родинкой на левой щеке. - Вы впервые в нашем городе?

-Совершенно верно, - подтвердила догадку Роза. - А что, чужаков у вас не кормят?

-Ну, что вы, что вы! - протестующе замахал руками тот, что с родинкой на правой щеке. - Мы незамедлительно вас обслужим! Выбирайте любой свободный столик! Через минуту все будет готово!

-Но мы еще ничего не заказали, - напомнил я услужливому буфетчику.

-Не извольте беспокоиться, - парень с родинкой на правой щеке бросил быстрый взгляд на своего коллегу, и того точно ветром сдуло. - Прошу вас, прошу! - парень выбежал из-за стойки и, согнувшись подобострастно, повел нас к столику.

Я не имел ничего против того, что буфетчик помог сесть Розе, но когда то же самое он попытался проделать со мной, я решительно отказался. Я мужчина и сам могу о себе позаботиться! К тому же считаю, что предупредительность, не знающая пределов, граничит с бестактностью.

Я полагал, что как только мы с Розой займем места за столом, нам тотчас же будет предложено меню. Как принято во всех приличны заведениях. Ни чуть не бывало! Буфетчик принялся бегать вокруг стола, то поправляя скатерть, то меняя местами вазочку с цветами и подсвечник, то смахивая салфеткой несуществующие пылинки. Чтобы положить этому конец, мне пришлось выразительно кашлянуть в кулак.

-Что изволите? - тут же вопросительным знаком изогнулся передо мной буфетчик.

-Для начала - меню, - произнеся я ледяным голосом.

-Не извольте беспокоиться, - расплылся в улыбке парень в белом колпаке. - Мой коллега уже готовит все необходимые бумаги.

Я посмотрел на Розу. Терпением моей женушки явно подходило к концу, а это означала, что в скором времени от нее можно было ожидать действий, предсказать последствия которых можно с той же точностью, что и результат попытки развести костер на ящике с "Ти-Эн-Ти". Дабы снять напряжение я изобразил ироничную улыбку и сказал:

-Должно быть, у них меню в нескольких томах.

Шутка не прошла. Роза все больше мрачнела, а парень в поварском колпаке по-прежнему кружил рядом, не подозревая о нависшей над ним угрозе, по сравнению с которой дамоклов меч - сущая игрушка.

Ситуацию усугубляло и то, что забавный парень в белом колпаке, ради которого я, собственно, и старался, иронии моей тоже не понял.

-Прошу меня извинить, но, поскольку вы впервые в нашем городе, вам, должно быть, не известно, что в заведениях такого уровня, как наше, клиент вначале должен подписать ряд документов, которые обезопасят хозяев от возможных судебных преследований с его стороны.

Все это парень в колпаке проговорил с таким серьезным видом, будто давал присягу перед судом, - правду, только правду и ничего кроме правды.

-Что за бред! - презрительно фыркнула Роза.

-Простите, - повинно склонил голову буфетчик, - но таковы правила.

-Присядь, - я указал парню на свободны стул.

-Простите? - буфетчик по-птичьи наклонил голову к плечу.

-Сядь, пожалуйста, - я похлопал по спинке стула. - Сядь и объясни нам все по порядку. Как ты верно отметил, сами мы не местные, а потому никак не можем взять в толк, почему нас нельзя просто накормить обедом. Кстати, дорогая, - обратился я к жене, - а чем мы будем расплачиваться? Боюсь, у меня нет местной валюты, а заскочить в обменный пункт мы не подумали.

Розочка, золотце мое, - сама предусмотрительность, с ней впросак не попадешь, - развела в стороны концы накинутой на плечи шали, и на груди у нее заблистало монисто из золотых луидоров.

-Такая валюта пойдет? - строго посмотрела женушка моя на буфетчика.

-О, да! Конечно!

Парень с родинкой снова засуетился. Для того, чтобы привести его в чувства, мне пришлось не только еще раз постучать по спинке стула, но и добавить многозначительно:

-Ты ведь понимаешь, что одним обменом валюты дело не закончится.

Буфетчик сделался бледнее своего накрахмаленного колпак, - признаться, я даже струхнул, что перестарался, - судорожно глотнул воздуха и, едва не теряя сознание, упал на стул.

-Если вы хотите высказать свои претензии, - едва слышно пролепетал парень с родинкой, - я должен пригласить нашего адвоката.

Вот кого я меньше всего хотел сейчас видеть, так это адвоката! Все еще жива была память о том пройдохе, что хотел заставить меня судиться с невинным Патрикевичем.

-Ну-ну, успокойся, - ободряюще потрепал я буфетчика по плечу. - Какие могут быть претензии, если мы ничего еще даже не попробовали.

-У меня имеется претензия к скорости обслуживания, - Роза посмотрела на буфетчика из-под смоляных бровей.

О, что это был за взгляд! Слава богу, дырку он в парне не прожег, но заставил его скукожиться, как кальмара, брошенного в кипяток. Глядя на бедолагу, я потихоньку начал понимать, в чем тут дело.

-Слушай, - прищурившись, говорю я ему. - Выходит, вас здесь политкорректность заела?

Парень сглотнул судорожно и молчит, смотрит на меня, как Галилей на брата-иезуита, ехидно поинтересовавшегося, - ну, как, все еще вертится? А накрахмаленный колпак его на сторону съезжать начал.

-Не тушуйся, - ободряюще подмигну я буфетчику. - Мы же не местные. Нам эта ваша политкорректность, что ежику шуба.

Гляжу, в глазах у парня вроде как надежда появилась.

-Честно? - спрашивает он меня полушепотом, со слезой в голосе.

Я руку на грудь положил.

-Да что б мне всю жизнь пить одну "Кока-Колу".

На губах у парня бледная тень улыбки.

-Это - шутка?

-Точно, - кивнул я. - И, заметь, совершенно неполиткорректная.

Тут и Роза за дело взялась, всплеснула руками.

-Да как вы тут только живете с этой своей политкорректностью...

-Роза! - я загодя поднял руку в предостерегающем жесте, поскольку представлял, какое определение может дать моя женушка тому, что ей не по душе. - А этот? - спросил я у буфетчика, поведя бровью в сторону человека во фраке, стоявшего навытяжку перед самодовольно развалившимся на стуле клиентом. - Адвокат ваш, что ли?

-Он самый, - кивнул угрюмо парень с родинкой на правой щеке.

-А что приключилось?

-Посетитель обнаружил в поданном ему салате "Цезарь" осколки стекла, - лицо у сердешного сморщилось так, будто он вот прямо сейчас и расплачется. - Ну скажите мне, люди добрые, откуда в салате стеклу взяться? Мы что же, спрашивается, полные идиоты? Не понимаем, что творим? Нам ведь за это стекло с ним теперь по гроб жизни не рассчитаться!

-Так если нет никакого стекла... - начала было Роза.

-Есть! - с отчаянием перебил ее парень в колпаке. - В том-то и дело, что есть!

-Не понимаю, - покачал я головой. - Только что ты сказал уверенно, что стекла в салате не было и быть не могло.

-Не было, когда салат подавали на стол, - обреченно вздохнул буфетчик. - А теперь - есть. И ведь следили за ним, следили! - парень хотел было в сердцах хлопнуть ладонью по столу, но все же сдержался и лишь тихонько пальцами стукнул. - А так никто и не заметил, когда он в салат осколки всыпал.

Я ушам своим не поверил.

-То есть, ты хочешь сказать, что посетитель сам заправил свой салат битым стеклом?

-Ну, да, - парень усмехнулся криво. - Обычный способ выколачивания денег из хозяев заведений. Бывает, что еще тараканов подкидывают, но этих чаще в суп. В салат лучше стекло идет.

Я посмотрел на Розочку. Надо же, даже она выглядела растерянной.

-А те двое, - кивнул я в сторону пары за соседним столиком. - Тоже что-то замышляют.

-А то, - болезненно поморщился буфетчик. - Тот, что супчик хлебает, как пришел, так сразу медицинскую справку предъявил, о том, что у него целый букет хронических заболеваний желудочно-кишечного тракта. Потребовал для себя диетическое блюдо. А тот, что напротив него сидит, это его врач и по совместительству адвокат. Ждет, когда клиента приступ хватит, чтобы засвидетельствовать, что причиной обострения стала несоответствующая пища.

-А не проще было бы сразу посылать таких клиентов? - предложила свой вариант решения проблемы Роза.

-Куда? - не понял буфетчик.

-Ну, известно куда, - Роза сделала красноречивый жест рукой. - Да так, чтобы не повадно было снова заходить.

-Да что вы, - грустно улыбнулся парень. - Тогда уж нас точно по судам затаскают. Как, вы думаете, эта парочка, язвенник и адвокат, дело повернут, если их здесь обслужить откажутся?

-Как? - спросила Роза.

-Мы отказались обслужить больного человека. А это есть ни что иное, как дискриминация на почве физической неполноценности.

-И часто на вас в суд подают? - спросил я, вновь вспомнив адвоката-пройдоху, повисшего на подножке кибитки.

-Дня без этого не проходит, - понуро ответил парень.

-Я бы на вашем месте давно бы бросила такой бизнес, - со знанием дела дала совет Роза.

-А какая разница, - развел руками буфетчик. - Чем не займись, везде одно и то же. Готовить я, по крайней мере, умею и люблю.

-Как же вы еще на плаву держитесь? - поинтересовался я с искреннем сочувствием.

Ну, подумай сама, Ася, ежели на тебя каждый день в суд подают, какая уж тут работа? Да и деньги на оплату адвокатов и прочие судебные издержки, как я понимаю, уходят немалые.

-У нас тоже есть свои маленькие хитрости, - впервые за все время нашей беседы на лице парня с родинкой появилось выражение, лишенное примеси глубокой тоски. Хотя охарактеризовать его в точности я не берусь. Это было что-то среднее между лукавством, легким злорадством и привычным воодушевлением, охватывающим ветерана при воспоминания о былых подвигах. - Кроме того, мы сами регулярно подаем судебные иски. На поставщиков товаров, на службу городского транспорта, на мойщиков окон...

Буфетчику умолк, - должно быть, по выражению моего лица понял, что я его энтузиазм не разделяю.

-А что? - он как будто обиделся даже. - Здесь все так живут. Я каждый день прохожу мимо банка, у входа в который нищий милостыню просит. И каждый раз думаю, кинуть ему в стакан монетку или нет? Кину - он подаст на меня в суд за то, что своим подаянием я оскорбил его человеческое достоинство. Не кину - снова иск; я сделал вид, что не заметил его, а, следовательно, унизил, как личность. А адвокатов вокруг полно, только свистни, за такое беспроигрышное дело они еще и подерутся между собой.

-Да-а-а, - удивленно и немного растерянно протянула Ася.

-Вот и я сказал то же самое, - кивнул Роман Бряха. - Да. А больше ничего и не скажешь. Да и говорить, собственно, ни о чем не хотелось. Не привычны мы, джипсы, к такой казуистике.

И повисло бы над столом напряженное молчание, да подоспел, по счастью, второй буфетчик. Только вместо полагающейся в подобных случаях легкой закуски, за которой мы с Розой должны скоротать время в ожидании основных блюда, парень в поварском колпаке выложил перед нами пачку разноцветных бумаг.

-Прошу! - сделал он приглашающий жест рукой и протянул мне желтую авторучку. - Это - сувенир. После заполнения всех необходимых бумаг, можете оставить авторучку себе.

Дрянь была авторучка, пластмассовая, одноразовая, таких на марку десяток дают.

-Слушайте-ка, - я кинул авторучку на бумаги, которые почему-то должен был заполнять. - Мы с женой зашли сюда для того, чтобы просто пообедать. Если у вас проблемы...

-Никаких проблем! - заверил меня буфетчик, сидевший с нами за столом. - Стандартная процедура, которая будет вам предложена в любой приличном заведении, дорожащем своей репутацией. С моей помощью у вас уйдет на это, - парень глянул на часы, - минут двадцать. От силы - полчаса.

-Что? - взметнулась Роза. - Полчаса заполнят бумаги?

-Если торопитесь, - холодно глянул на нее буфетчик с родинкой на левой щеке, - отправляйтесь в забегаловку, где вам будет предложено подписать только один документ, в соответствии с которым вы отказываетесь от каких бы то ни было претензий к хозяевам и обслуживающему персонала заведения на все время его посещений. Не знаю только, чем вас там накормят.

-Идем отсюда, Ромчик!

Роза решительно поднялась и кинула на стол салфетку.

-Одну минуту, дорогая, - я сделал успокаивающий жест рукой.

Мне вдруг стало интересно, что за анкеты нам предлагают заполнить.

-Перво-наперво вам надлежит заполнить форму, в которой следует указать свою расовую принадлежность и полную форму вежливого обращения как лично к вам, так и к вашей жене, которой в строгости будут следовать наши служащие.

Буфетчик с родинкой на правой щеке взял в руку авторучку, пододвинул к себе стандартный синий бланк и вопросительно посмотрел на меня.

-Мы с женой джипсы, - ответил я. - И я буду вполне удовлетворен, если ко мне станут обращаться "уважаемый" или "господин Бряха".

Парень пробежал взглядом бланк, в некоторой растерянности прикусил зубами кончик авторучки и перевернул бумагу на другую сторону.

-Странно, - сказал он, закончив чтение. - Но такой национальности в списке нет.

-По-видимому, прежде джипсы обходили ваше заведение стороной, предпочитая дешевые забегаловки, - язвительно заметила Роза.

-Возможно, - не стал спорить буфетчик. - В таком случае, используем одну из стандартных форм. Либо - "вошин-джипс", либо - "лицо джипсовой национальности".

-Не пойдет, - отказался я. - Хочу остаться просто джипсом.

Буфетчик посмотрел на меня с осуждением.

-Если я напишу в анкете "просто джипс", любой адвокат на пальцах докажет в суде, что это издевательство над представителями национального меньшинства, причем в особо циничной форме.

-Я не собираюсь подавать на вас в суд, - сказал я.

-Все так говорят, - грустно вздохнул парень.

-Хорошо, - я взял бланк из его рук и отложил в сторону. - Допустим, эту бумагу мы заполнили. Что дальше?

Парень взял из стопки розовый бланк.

-Теперь вам предстоит сообщить нам информацию о состоянии своего здоровья, о хронических заболеваниях и незалеченных зубах. Так же, - он взял следующий бланк салатового цвета, - вы должны сообщить нет ли у вас аллергии на какие-либо продукты питания, специи или напитки. Здесь, - меленький серый бланк, - вы указываете предельно допустимую норму алкоголя, которую вы можете принять без ущерба для состояния здоровья. Здесь, - кипельно белая, глянцевая бумажка, - вы подтверждаете, что отказываетесь от предварительного медицинского обследования, которое мы предлагаем вам пройти за половину номинальной стоимости. А так же подтверждаете, что вам в свое время были сделаны прививки от ботулизма, холеры, птичьего гриппа и коровьего бешенства. Далее, - бордовая бумажка, - вы подписываете соглашение переобуться в предоставленные нами тапочки, если вознамеритесь посетить туалетную комнату.

-С чего бы вдруг? - удивился я.

-Подошвы тапочек сделаны из особого синтетического материала, который сводит к минимуму риск поскользнуться, - ответил обстоятельный буфетчик. - После этого вам останется только...

Это его "только" как-то совершенно не вязалось со стопкой бумаг, о назначение которых я пока еще ничего не знал. Поэтому я сказал:

-Хватит! - и поднялся из-за стола.

-Что-то не так? - вопрос задал тот, что с родинкой на левой щеке, но удивленно посмотрели на меня оба буфетчика.

-Нет, все в порядке, - натянуто улыбнулся я. - Просто у меня вдруг пропал аппетит.

-Бывает, - невыразительным голосом произнес буфетчик с родинкой на правой щеке.

-Заходите, - добавил его коллега. - Мы всегда рады вас видеть.

-Непременно, - пообещал я, подхватил Розу под руки и потащил ее к выходу.

Потащил, потому что понял, что она-то, в отличии от меня, готова высказать буфетчикам все, что думает о них, о их заведении, о политкорректности в целом, а заодно уж и обо всем их городе.

Ты, должно быть, думаешь, что на этом все закончилось?

-Неужели Роза все же успела высказаться? И что, на вас напустили адвокатов?

-Нет, - качнул головой Бряха. - Роза сдержалась и обеденный зал мы покинули без проблем.

-А вот Дина точно бы что-нибудь брякнула, - Ася обернулась и приподняла край полотняного полога.

Дина сидела у задней стенки кибитки, обхватив обеими руками мешок, в котором сидел Хот-Дог. О чем-то секретничают, подумала Ася и не стала мешать.

-Едва я помог Розе забраться в кибитку, - продолжил свою историю Бряха, - как ко мне подскочил мужчина лет пятидесяти и вцепился в мой локоть с такой силой, будто от этого зависела его жизнь. Одет он был весьма неплохо, - почти новый, серый в мелкую клеточку деловой костюм, белоснежная рубашка, черный галстук, завязанный большим квадратным узлом, на ногах коричневые полуботинки из мягкой кожи. Он даже на конторского служащего не был похож, скорее уж владелец небольшого частного предприятия, приносящего скромный, но стабильный доход. Так чего же ему было от меня нужно?

-Глубочайше извиняюсь, милейший друг, - во как начал! - Я слышал, что вы не местный?

-И где же вы это слышали? - спрашиваю.

-Мойщики окон, - смущенно улыбается мужчина. - Они пока окна-то моют, друг другу все городские новости пересказывают.

-Понятно, - киваю я. - Ну, значит, так оно и есть.

-Простите мою бестактность, - мужчина принялся мять пальцами лацкан своего пиджака, видно нервничал очень. - Но, говорят, и национальность у вас очень редкая.

-Верно говорят, - улыбнулся я. - Джипсы мы. И, насколько я могу судить, первые джипсы в Вошин-Тауне.

-Так, так, - быстро закивал мужчина. - Лично я о джипсах никогда прежде не слышал. - И взгляд на меня поднимет. А в глазах - отчаяние. - У меня к вам просьба, - говорит, а сам чуть не плачет. - Возьмите мою дочь в жены.

Я так и сел на подножку кибитки.

-Какую еще дочь?

-Мою дочь, Жанночку, - говорит мужчина, а сам кому-то быстро-быстро рукой машет.

Смотрю, из-за угла, и правда, выходит девушка лет девятнадцати. Натуральная блондинка, с волосами до плеч, фигур стройненькая, ножки точененькие. И, что мне особо глянулась, взгляд скромно опускает. Одним словом, в моем вкусе куколка. Но, - Бряха едва ли не с досадой хлопнул ладонью о ладонь, - у меня ж в кибитке Розочка моя драгоценная!

-Вот, - говорит мужчина, взяв девушку за руку. - Берите, какая есть, а я вам за это еще и деньжат подкину.

Я совсем обалдел. Ты что ж, думаю, старый хрыч! Совсем ума лишился? У тебя же не дочь, а писаная красавица, а ты ее первому встречному отдаешь!

А девушка, между тем, стоит, скромно в землю смотрит и вроде как ничего против не имеет.

-Вообще-то, - говорю, - я женат, - и большим пальцев вглубь кибитки указываю.

Мужчина досадливо подбородком дернул, но тут же другой вариант предложил:

-Ну, тогда удочерите ее. Я за это вдвое больше заплачу.

-Ничего не понимаю, - покачал я головой. - Деньги у вас, как я погляжу, имеются. Дочка у вас - раскрасавица. Так что же вы для нее жениха хорошего подыскать не можете?

Отец дочку за плечи обнимает, по волосам гладит, а сам едва слезы сдерживает.

-Не будет моей Жанночке жизни, ежели вы ее к себе не возьмете.

-Да почему же? - в недоумении полнейшем развел я руками.

-Вы только посмотрите на нее, - мужчина взял дочку за подбородок, чтобы заставить лицо поднять. - На ней же клейма некуда ставить!

У меня так челюсть и отвалилась. По мне, так девушка все равно, что ангел. Но, думаю, отцу, конечно, виднее.

-Ну, если она у вас...

-ВАСП, - с отчаянием кивает отец. - Чистейшей воды ВАСП. Никто даже документы не спрашивает, - и без того видно.

Я ничего не понял.

-ВАСП? - переспрашиваю. - Это что ж такое? Болезнь неизлечимая?

-Это значит Белая-Англо-Сакс-Протестантка, - делает крайне необходимое для меня разъяснение отец девушки.

Я в недоумении затылок чешу.

-И что с того?

-А то, что не будет моей Жанночке жизни... - снова завел свою песню мужчина в сером костюме.

-Ну, это я уже слышал, - перебил я его. - Суть в чем?

Отец носом шмыгнул, провел согнутым пальцем по губе.

-Жанночка, будучи самой умной девочкой в классе, с трудом закончила школу, - видимо, он заметил сомнение в моем взгляде, потому что сразу, не дожидаясь вопроса, объяснил: - Все дело в предвзятом отношении к ней педагогов. Их, конечно, можно понять. Если бы Жанночка стало лучшей ученицей в классе, школа была бы засыпана судебными исками родителей учеников, относящихся к национальным меньшинствам.

Не зная, что сказать, я только головой покачал сочувственно.

-Скажите, уважаемый, положа руку на сердце, ну разве не красавица моя дочка?

-Красавица, - согласился я, ни чуть не покривив душой.

Девушка, действительно, была удивительной, я бы даже сказал, сказочной красоты. И, если бы не Роза, заснувшая к этом времени в кибитке... Нет, конечно же, мне больше по душе брюнетки... И все же... Одним словом, хороша была Жанна.

-На выпускной бал Жанночка не смогла пойти, потому что для нее не нашлось кавалера, - признался несчастный отец.

-Не может быть! - искренне не поверил я.

-И тем не менее, - мужчина развел руками. - Одноклассники боялись запятнать себя проявлением неполиткорректности, а потому нарасхват шли хронически больные, калеки, умственно неполноценные, ученицы с нетрадиционной сексуальной ориентацией, представительницы редких и вымирающих национальностей. Дело обычное, и Жанночка, как умная девочка, могла бы с этим смириться. Окончательно добило нас то, что Жанночка не смогла поступить в колледж. У нее был едва ли не самый высокий балл среди всех поступающих в этом году, но квоты на представителей ВАСП оказались срезаны.

-Простите, - деликатно прервал я мужчину, который собирался еще что-то сказать. - Но, как я понял, ваша дочь постоянно становится жертвой несправедливости потому, что принадлежит к белому англо-саксонскому большинству.

-Еще мы протестанты, - добавил отец.

-Так почему же только ваша дочь подвергается этим чертовым политкорректным преследованиям? Как же остальные ВАСП?

-Остальные, - горько усмехнулся мужчина. - Остальные позаботились о том, чтобы обезопасить себя тем или иным способом. Одни сумели отыскать среди своих далеких предков представителей национальных меньшинств. Другие успели обзавестись каким либо физическим недостатком. Иные даже на преступление идут, чтобы попасть в разряд малолетних правонарушителей, пользующихся особыми льготам при поступлении в учебные заведения.

-Алекс пьет таблетки, понижающие интеллектуальный уровень, - тихо, ни на кого не глядя, почти прошептала Жанна. - Их ему приносит отец, работающий в фармацевтической фирме.

-Вот видите, - обреченно вздохнул Жаннин отец.

-Ну, а что же вы для дочери не постарались? - укорил я нерадивого родителя.

Ситуация казалась мне настолько глупой, даже более того - ненормальной, что я просто не знал, как на нее реагировать. Если бы не знакомство с двумя крайне предусмотрительными совладельцами обеденного зала, в котором нас с Розой так и не накормили, я, скорее всего, вообще не поверил бы тому, что рассказывал отец несчастной девушки.

-Ну, не смог, - повинно склонил голову Жаннин отец. - Родословная, что у меня, что у жены, чистая, как слеза младенца. А делать из дочки урода - рука не поднялась. Да - моя вина. Поэтому и прошу вас сейчас униженно, - спасите дочь! Ей ведь иначе никакого житья в Вошин-Тауне не будет.

-Так что же, вы ее на ком-нибудь местном женить не можете? - спросил я, потому что мне и в самом деле жалко было девушку. - Нашли бы китайца какого или индейца.

-Шутите? - уголки губ мужчины дернулись, как будто он не мог решить, улыбнуться или обидеться. - Какой же представитель национального меньшинства согласится на такой брак? У него ж тогда дети полукровками будут.

-А не пробовали заплатить кому надо, чтобы документы подправить? - предложил я другой вариант.

Сам-то я такими методами никогда не пользуюсь, но здесь, вижу, иного выхода нет.

-Конечно же пробовал, - мужчина продемонстрировал мне еще один безнадежный взмах рукой. - Но вы посмотрите на Жанночку, - разве можно допустить мысль, что кто-то из ее предком был китайцем или негром?

На это возразить был нечего, - с внешностью девушке, действительно, не повезло. Стоило мне так подумать, как я понял, что не только окончательно запутался, но и начинаю потихоньку перенимать извращенную систему ценностей жителей Вошин-Тауна. Это ж надо, передо мной стоит писаная красавица, а я готов ей соболезнования по этому поводу высказывать! Заразная, оказывается, штука эта политкорректность. Ну, думаю, пора валить отсюда, пока окончательно не спятил. Но и бедную Жанну с ее несчастным отцом оставить просто так тоже жалко.

-А насчет славянских корней не думали? - спрашиваю.

-Ну, а как же, - вздохнул тяжело отец. - Да только для того, чтобы доказать свои славянские корни, требуется одним махом выпить стакан водки и закусит соленым огурцом, а после этого высказать председателю комитета по межнациональным отношениям все, что ты о нем думаешь. А моя Жанночка алкоголь на дух не переносит. Я даже инструктора из русской диаспоры приглашал, так он от нее после третьего занятия отказался, сказал, пустой номер, нет у Жанночки способностей. После мне один знающий человек, ирландец по национальности, объяснил, что умение напиваться в стельку вообще невозможно развить, не имея на то природных задатков, а проще всего, оказывается, всосать его с молоком матери.

Поскольку у меня самого не было больше никаких мыслей на счет того, как помочь попавшему в беду семейству, решил я разбудить Розу, - уж она-то непременно что-нибудь придумает. И, что ты думаешь, - придумала! Розочки и пяти минут не потребовалось на то, чтобы уяснить суть проблемы. После чего она толкнула меня локтем в бок и спросила:

-А, собственно, что нам мешает удочерить девочку?

Я озадаченно почесал затылок.

-Да, вроде как, ничего.

Ну, и взяла Розочка инициативу в свои хорошенькие ручки.

Первым делом она у отца Жанниного спросила, что требуется для того, чтобы мы могли официально все оформить? Тот, как выяснилось, все уже подготовил. Во внутреннем кармане пиджака у него лежали необходимые документы, которые оставалось только подписать.

Вот так и получилось, что осталась у нас с Розочкой в Вошин-Тауне, городе мойщиков стекол и политкорректных адвокатов, дочка приемная.

Что во всей этой истории удивило меня больше всего, так это то, что для оформления опекунства в Вошин-Тауне требуется заполнять меньше документов, чем перед обедом на двоих в заведении, которое там называют приличным. * *

Глава 13. Метаморфозы, или Цыганское счастье.

-Печальная история, - вздохнула Ася.

Хотя, сказать по-чести, особой грусти она не испытывала. Ситуация в Вошин-Тауне выглядела дико только при взгляде со стороны. Само же население города, судя по рассказу Бряхи, не видело ничего необычного в тех граничащих с экстримом проявления политкорректности, среди которых им приходилось жить. Быть может, они даже находили некое удовольствие в четком и неукоснительном следовании всем правилам политкорректности, которые сами же для себя и придумали. Почему бы и нет? В конце концов, каждый рано или поздно задумывается о смысле жизни и, если не находит удовлетворительный ответ на сей извечный вопрос, то обычно заменяет его суррогатом. Одни начинают строить коммунизм, другие придумывают политкорректность, третьи становятся вегетарианцами. Увы, глупость человеческая границ не имеет. Во всяком случае, Ася не слышала, чтобы кому-то удалось их очертить. Ведь даже Красный Альберт, - мужик, что и говорить, с головой! - не нашел иного способа изничтожить политкорректность, как только начать с ней непримиримую партизанскую войну.

Ася слушала Бряху, почти не перебивая, в надежде, что джипс скажет что-то дельное, даст какую-нибудь подсказку или хотя бы намек, где искать сгинувшего без следа "Белого Кролика"? Но единственное, что вынесла Ася из рассказа Роман, это то, что в Вошин-Тауне им с Диной не место. В связи с этим с прежней определенностью встал вопрос: что делать? В смысле, куда податься и где продолжать поиски исчезнувших кораблей?

А Бряха, как начал, так все не мог остановиться, - несла его эпическая волна вперед, точно слепого старца, вспомнившего о днях былой славы, о боевых товарищах, полегших на поле брани, да о кутерьме всяческой, случающейся каждый раз после знатной победы.

-И катила наша кибитка по широченной штрассе, и обгоняли нас "кадиллаки" да "гольфы" разные. Но, зазря говорить не стану, никто не подрезал и к обочине прижать не пытался. Большой город, я бы даже сказал, красивый, хотя сам я ни за что бы в нем жить не согласился. Тесно душе джипса среди высотных домов из стали и бетон. Мне бы на простор космический, да пару лишних капсул ти-топлива в ускоритель загнать, чтобы у корабля аж переборки завибрировали! Э-эх!

Бряха взмахнул над головой рукой, как будто коней кнутом погонял. Да только не было у него кнута. Даже странно как-то, - нож есть, а кнута нет.

-Начал я искать выезд из Вошин-Тауна. Сначала прохожих расспрашивал, но те только плечами пожимали, знать, мол, не знаем никакого выезда. Да и куда ехать, спрашивали они меня. Зачем? Что есть в других местах такого, чего не сыскать в Вошин-Тауне? Люди, с которыми я разговаривал, похоже, на полном серьезе считали свой город пупком мироздания. Выезд я нашел так же случайно, как и въезд. Заехав под высокую эстакаду, я повернул налево и оказался в транспортном узле, завязанном столь хитроумно, что даже понатыканные всюду указатели не сулили надежды выбраться из него без потерь. Еще раз повернув налево, заехал я в длиннющий туннель. Странное это было место, - по три полосы движения в каждую сторону, яркое освещение, громадные рекламные транспаранты по стенам и - никого. То есть, вообще никого. Ни одной машины. Только моя кибитка катит себе не спеша. Въехав под свод туннеля, я словно провалился в мир вечного безмолвие, - даже стука лошадиных копыт о мостовую не слышно. Не поверишь, Ася, но не по себе мне сделалось. Чувствую, холодок по спине ползет, а пальцы сами собой в кулаки сжимаются. Понимаю, крикнуть нужно, чтобы развеять наваждение, - а не решаюсь. Что, думаю, если я и голос свой не услышу? Знаешь, я нисколько бы не удивился, если бы на выходе из туннеля увидел дорожный указатель с надписью: "Оставь надежду всяк сюда входящий". Я даже начал обдумать, как бы поделикатнее сообщить Розе, когда она проснется, что события начали развиваться по самому неблагоприятному сценарию. Тут-то туннель и закончился. Именно так, - кибитка не выехала из туннеля, а закончился сам туннель. Был - и нет его. Над головой - небо фиолетовое, под копытами лошадей - песок красно-коричневый, по сторонам - скальные обломки да стены каменные, непонятно кем и зачем понастроенные.

Сказав это, Бряха умолк. Устремив взгляд на мерно помахивающие из стороны в сторону лошадиные хвосты, джипс задумался о чем-то своем, недоступном пониманию человека с иным менталитетом. Ася подождала какое-то время, надеясь, что Роман все-таки подведет итог своей истории, но так ничего и не услышав, спросила сама:

-И это все?

Бряха в задумчивости посмотрел на фиолетовое небо.

-Да как сказать...

Что он имел в виду, Ася не поняла, поэтому задала наводящий вопрос:

-Ты говорил с жителями города о войде?

-Нет, - качнул головой Роман. - Убогие они все там какие-то.

-И что с того?

-Ну, не знаю, - Бряха запрокинул голову и ногтями шею почесал. - Представь себе, Ася, что выходишь ты в поле, а в поле полным-полно кроликов.

Роман сделал паузу и посмотрел на Асю.

-Представила, - кивнула Ася.

-Ну и о чем ты с ними станешь разговаривать?

-С кем? - не поняла Ася.

-С кроликами.

Теперь пришла пора Аси задуматься. Но сколько она не думала, так и не поняла, что за хитрую метафору развернул перед ней джипс.

-Хорошо, - Ася подняла руку с открытой ладонью и медленно опустила ее на колено. - Допустим, кролики разбежались.

-Нет, - хитро улыбнулся Бряха. - Кролики сидят, поджав лапки, и все, как один на тебя смотрят. Ждут, что ты им скажешь.

Асе не нравилась затеянная Бряхой игра и все же она ответила:

-Я бы спросила, что они тут делают?

Бряха поджал руки к груди, прищурился и растянул губы, чтобы обнажить резцы.

-Мы здесь травку кушаем, - проверещал он тоненьким голоском.

Джипс очень старался, но все равно кролик из него получился никудышный.

-А травка, между прочим, отравлена гербицидом, - в тон ему просюсюкала Ася.

Бряха закатил глаза, захрипел, схватился руками за живот и начал заваливаться на бок.

Взгляд, которым одарила его при этом Ася:

-Кончай, а? - иначе как тоскливым и не назовешь.

Не было ей никакого дела до придуманных Бряхой кроликов и их массовой гибели в созданном воображением джипса виртуальном пространстве.

Роман сел прямо, подобрал вожжи и посмотрел на Асю осуждающе.

-Тебе не жалко бедных кроликов?

-Нет, - честно призналась Ася.

-У тебя нет души? - задал новый вопрос Бряха.

-Что ты несешь? - недовольно поморщилась Ася.

-Хочешь получить честный ответ?

-Нет.

Бряха улыбнулся.

-Мне нравится ход твоих мыслей.

-Я польщена, - буркнула в ответ Ася.

Она посмотрела по сторонам, надеясь заметить признак того, что надоевшая ей до "не могу" каменная пустыня скоро закончится. Но путевых указателей видно не было, на что еще нужно было обращать внимание, Ася не знала, а в способностях джипса интуитивно выбирать нужное направление она как-то очень уж сильно сомневалась. Дорога казалась бесконечной. Что вовсе не удивительно, если принять во внимание то, что время в войде не имело значения. Или все наоборот? Если нет ощущения времени, то и путь не должен казаться долгим?

Дилемма представлялась интересной, поскольку принципиально не имела решения. Вопросы можно было повторять раз за разом, замыкая в кольцо, на манер мантры, дающей прямой выход на подсознание.

Конец медитативному молчанию положил раздавшийся из кибитки истошный женский крик.

-Роза!

Бросив вожжи, Бряха нырнул в кибитку.

Ася оказалась куда более рассудительней, нежели джипс, - прежде, чем последовать за Романом, она подхватила брошенные вожжи и намотала их на поручень.

Жена Бряхи - дородная, черноволосая цыганка с необъятным бюстом, украшенным монисто из золотых луидоров, - сидела на куче разноцветного тряпья, прижавшись спиной к дощатой стенке повозке, и с первозданным ужасом взирала на Дину.

Надо сказать Ася не сразу поняла, что же так напугала Розу. Сам по себе внешний вид Дины не мог внушать ужаса, следовательно причина была в том, что лежало у нее на коленях. В кочане цветной капусты? Да, но откуда взялся этот кочан? И почему Дина ласково поглаживает его, приговаривая, - не бойся, маленький, я тебя в обиду не дам?

Пока Ася пыталась сопоставить все известные ей факты, Роза заметила мужа и пронзительно заорала:

-Ромчик! Что за мерзость тут творится?

-Все в порядке, дорогая, - Бряха пробрался к жене, присел рядом на корточки, обнял за плечи.

-Я так испугалась, - плаксивым голосом пожаловалась Роза.

-Ну что ты, дорогая, - Роман нежно погладил жену по щеке. - С этими милыми дамами приключилась та же беда, что и с нами. Они потеряли свой корабль, заблудились в войде...

-При чем тут дамы! - отпрянула от мужа Роза. - Я видела здесь хот-дог! Огромный, безумно огромной хот-дог!

Бряха бросил недобрый взгляд в сторону Дину, но осторожно, чтобы жена не заметила. Что и говорить, в деликатности джипсу отказать было нельзя. Дина так же почти незаметно отрицательно качнула головой.

-Розочка, дорогая моя, - Роман попытался вновь привлечь к себе жену, но та решительно воспротивилась. - Тебе это просто приснилось.

-Приснилось? А она? - Роза нервно ткнула пальцем в Дину. - Она мне тоже снится?

Бряха сова посмотрел на Дину.

-При чем здесь наша гостья?

-При том, что хот-дог сидел у нее на коленях! Точно так же, как сейчас кочан капусты!

-Кстати, - обратилась к подруге Ася. - Откуда у тебя капуста?

Дина улыбнулась и погладила кочан, как свернувшуюся калачиком кошку.

-Не узнаешь?

У Аси в душе зародилось недоброе предчувствие.

-Это то самое, о чем я думаю?

Кочан спрыгнул на пол и поднялся на тонкие, рахитичные ножки, похожие на прожорливых червяков, поедающих капусту изнутри и время от времени выглядывающих наружу, дабы удостовериться, что зима еще не наступила.

Роза прижалась к мужу и тихонечко запищала.

-Произошедшее со мной, есть ни что иное, как следствие нервного шока, - произнесла капуста голосом Хот-Дога.

-Что это за тварь? - Розина рука потянулась за сковородкой.

-Простите, - галантно обратился к ней бывший Хот-Дог. - Я не тварь, а представитель разумной расы изоформов.

-Кто тебе разрешил вылезти из мешка? - строгим голосом обратилась к изоформу Ася. - И почему ты превратился в капусту?

-Честно говоря, я и сам не понял, как это случилось, - упавшим голосом ответил похожий на капусту Хот-Дог. - На медицинском языке это называется спонтанной реакцией формообразования.

-А из мешка его выпустила я, - призналась Дина. - Так даже с кошкой не обращаются. А Хот-Дог, как-никак, брат по разуму. - Сказав это, Дина ненадолго задумалась, после чего добавила: - Хотя, с другой стороны, назвать его разумным существом можно разве что только из сострадания.

-Из сострадания к кому? - спросила Ася.

-Ко мне, конечно!

Роза широко взмахнула руками. Сковородка ударилась о деревянную стенку кибитки в нескольких сантиметрах от головы Бряхи. Джипс даже бровью не повел.

-Успокойся, родная, - Роман осторожно забрал из руки жены сковородку и отложил ее подальше. - Ты же знаешь, тебе вредно волноваться.

-Я проснулась и увидела омерзительный хот-дог, - при одном лишь воспоминании о том, как выглядел напугавший ее продукт, Розу передернуло от омерзения.

-А потом она заорала, как будто ей под юбку змея забралась, - продолжила Дина.

-Я насмерть перепугался, - Хот-Дог, принявший форму кочана цветной капусты, сначала присел на тонких лапках, а затем неожиданно подпрыгнул. - Внутри у меня что-то оборвалось. И - вот результат. Я превратился в овощ!

-Теперь, я полагаю, конфликт исчерпан? - обратилась Ася к Розе.

Мадам Бряха выпрямилась, поправила ладонью растрепавшуюся прическу и улыбнулась вполне благосклонно.

-Как истинный джипс, ксенофобией я не страдаю, а потому не имею ничего против болтливого кочана капусты. Но, если он снова обернется хот-догом или каким другим мясным продуктом, я его пришибу.

Роза взглядом поискала сковородку.

-Очень мило с вашей стороны, - недовольно буркнул в ответ Хот-Дог. - Откуда такая нетерпимость в отношении белков животного происхождения?

-Могу объяснить, - загадочно улыбнулась Дина.

Все посмотрели на нее. Ася - с интересом, Роман - подозрительно, Роза - насмешливо. Качан капусты от нетерпения начал подпрыгивать на месте, - адреналин сбрасывал. Если, конечно, превратившись в капусту, изоформ не утратил способность вырабатывать адреналин.

-Роза, - обратилась к полнотелой мадам Бряхе Дина. - Вы ведь ИскИн?

-Ну и что? - гордо вскинула подбородок Роза.

-Да, - поддержал жену Роман. - Что вы хотите этим сказать?

-Да, собственно, ничего особенного, - растерялась Дина, явно ожидавшая не такой реакции на свои слова. - Только то, что мадам Бряха по природе своей белковый ИскИн-андроид одиннадцатого поколения. Я это поняла, как только мадам Роза проснулась.

-А я знаю об этом всю свою сознательную жизнь, - с вызовом заявила Роза. - И должна заметить, мне это ни чуть не мешает.

-И мне тоже, - вновь поддержал жену Бряха.

-Брак между человеком и ИскИном не такое уж распространенное явление, - как бы между прочим заметила Ася.

-Хотите сказать, что это противоестественно? - не вопрос, а перчатка, брошенная в лицо.

-Я сказала только то, что хотела сказать, - сухо ответила Ася.

-По-моему, противоестественным является только брак между представителями одного пола, - высказала свое мнение Дина. - И то лишь в том случае, если мы имеем дело с цивилизацией двуполых существ. Я хотела сказать, что понимаю причину отвращений, которое испытывает Роза к мясным продуктам, и то, почему она почти все время спит.

-Серьезно? - во взгляде Романа появился интерес. - Честно говоря, меня в последнее время здорово начало беспокоить то, что жена спит так подолгу. Хотя Роза уверяет, что чувствует себя хорошо...

-Со мной все в порядке! - перебила мужа цыганка, да при этом еще и как следует ткнула его локтем в бок.

-Все дело в том, что ваше программное обеспечение крепко устарело, - обратилась Дина к самой мадам Бряхе. - Вам просто необходимо заглянуть в сервисный центр, где вам установят новые версии базовых программ и загрузят новый комплект драйверов, необходимых для корректной работы периферийных устройств. Вся процедура займет не более получаса. После этого, - Дина посмотрела на Романа, - ты свою жену не узнаешь.

-Именно этого я и боюсь, - джипс даже не улыбнулся. - Я не хочу, чтобы личность Розы подвергалась коррекции.

-В каком веке ты живешь, Рома? - насмешливо фыркнула Дина. - Ты еще скажи, что искусственную печень или поджелудочная железа определяют новый характер того, кому их пересадили.

-Печень - это печень, - Роман поднял руку, собираясь серьезно поспорить. - А программное обеспечение...

-Это те же самые печень, почки и селезенка для ИскИна, - не дала ему договорить Дина. - Уж мне-то можешь поверить, я точно знаю, чем определяется мой характер.

-Чем? - тут же спросила Ася, которую давно интересовал этот вопрос.

-А вот тебе я это не скажу, - хитро улыбнулась Дина. - Если хотите, - снова обратилась она к джипсам, - я могу прямо сейчас переписать для Розы имеющиеся у меня обновленные драйверы.

Роман посмотрел на жену.

-Я хочу спать, - капризно просюсюкала Роза.

Бряха перевел взгляд на Дину.

-Характер твоей жены, Рома, останется таким же вздорным, - ответила на его немой вопрос Дина. - Но сонливость ее как рукой снимет, это я тебе гарантирую.

-Давай, - решительно кивнул джипс и крепко обнял жену за плечи.

-Рома! - возмущенно взвизгнула Роза.

-Все в порядке, золотце, - Роман еще крепче прижал жену к себе. - Никто не желает тебе зла.

Переместившись поближе к джипсам, Дина подняла левую руку с растопыренной пятерней и осторожно ввела раскинутые веером пальцы Розе в затылок. Взгляд Розы остановился, глаза сделались стеклянными, из чуть приоткрытого рта высунулся кончик языка, как будто цыганка дразнила кого-то.

-Все в порядке, - успокоила Романа Дина. - Я временно отключила двигательные функции... Так... - Дина сосредоточенно прикусила губу. - Ага, нашла...

Ася присела на корточки и пальцем поманила к себе изоформа. Кочан капусты, бегающий на тоненьких ножках, выглядел еще более странно, нежели бродячий хот-дог. Или Ася уже успела привыкнуть к экзотическому виду сводного братца по разуму?

-Рассказывай, - приказала Ася шепотом.

-Что именно? - не понял Хот-Дог.

-С чего ты вдруг решил кочаном прикинуться? Думаешь, так меньше найдется желающих попробовать тебя на вкус?

-Да что б меня тля пожрала! - Хот-Дог клятвенно прижал переднюю лапку к желтоватому соцветию. - Даже и в мыслях не было! Все получилось само собой! Спонтанная реакция!

-Про спонтанную реакцию я уже слышала, - кивнула Ася. - Скажи лучше, о чем вы тут с Диной секретничали?

Не будь Хот-Дог капустой, он бы точно залился румянцем. А так ему в листья только хлорофилл ударил. Поэтому Ася и не заметила, насколько изоформ смущен.

-Ну, что молчишь?

-То, что произошло между мной и Диной, касается только нас двоих, - слегка запинаясь, но все равно решительно ответил Хот-Дог.

-Да ну? - Вскинув брови, изобразила удивление Ася. - Имей в виду, Дина мне все равно обо всем расскажет.

-Ну и пусть! - голос изоформа сорвался на фальцет.

Кочан капусты затравленно метнулся в одну сторону, в другую и скрылся за казаном.

Что это с ним, подумала Ася, обычно такой спокойный...

-Вот так, - аккуратно, даже прическу не повредив, Дина извлекла виртуальные пальцы из головы Розы. - Принимай жену, Рома.

Роза сверкнула глазами и влепила Роману звонкую пощечину.

-Как ты посмел!

-Дорогая!..

-Кому ты позволил!

-Золотце мое!..

-Негодяй!

От второй пощечины Роман ловко увернулся.

Дина поймала за запястье вновь занесенную для удара руку цыганки и очень тихо, на ухо, так, чтобы никто другой не услышал, прошептала:

-Сама на психокоррекцию напрашиваешься.

Роза сначала замерла, затем медленно опустила руку и наконец, до конца осознав потенциальную угрозу, ласково улыбнулась мужу.

-Прости, Ромик, я, кажется погорячилась.

-Да что ты, золотко, - потирая ушибленную щеку, вымученно улыбнулся Роман. - Я все понимаю, тебе было нелегко.

-Ну как, подруга, - игриво подмигнула цыганке Дина. - Больше в сон не клонит?

Роза посмотрела на связку лука, висевшую на растяжке, прислушалась к собственным ощущениям.

-Нет.

Лицо Романа расплылось в улыбке.

-И это только начало, - пообещала цыгану Дина.

-А мне теперь можно снова стать хот-догом? - спросил, выглянув из-за казана, изоформ.

Все, кроме Дины, посмотрели на Розу, поскольку подразумевалось, что на вопрос Хот-Дога ответить должна она.

-Тебе идет быть капустой, - сказала Дина. - Да и горчица с кетчупом не текут.

-Простите, - холодно отозвался Хот-Дог. - Но, полагаю, я сам могу решить, что для меня хорошо.

-Сосиска меня более не смущает, - Роза улыбнулась, продемонстрировав набор золотых коронок, - что поделаешь, дань моде, - обхватила Романа за шею, притянула голову мужа к своей необъятной груди и звонко чмокнула в ухо.

-А ты бы мог принять форму музыкального мини-блока? - спросила у изоформа Ася.

-Зачем? - подозрительно покосился на нее кочан капусты.

-Во-первых, дизайн хороший, во-вторых, мы могли бы музыку слушать.

-Боюсь, мой репертуар вас не устроит, - в голосе изоформа звякнула расколовшаяся льдинка.

-Есть еще пара интересных вариантов, - подал голос Бряха.

-Слушайте! - подпрыгнул на месте кочан капусты. - Я хочу быть хот-догом! Понятно? Хот-догом! Просто хот-догом и больше никем!

-Чего ж тут не понять, - повела плечами Роза. - Фаллический символ.

-У изоформов нет фаллосов! - с отчаянием взвопил Хот-Дог.

-Тем более обидно, - сочувственно вздохнул Бряха.

-Да, какого черта, обидно! Они нам просто ни к чему!

-И как же ты сублимируешь? - интерес, проявленный Романом к этому вопросу, явно был неподдельный.

-Я не сублимирую, - зло прошипел кочан капусты. - Я почкуюсь!

-Ха, - Роман снял шляпу и задумчиво почесал кудлатую голову. - Это ты к чему?

Дина попыталась выправить ситуацию:

-Есть предложение сменить тему.

Но Бряха, похоже, всерьез заинтересовался проблемой и останавливаться, не докопавшись до истин, которая все еще была где-то там, не собирался.

-Мне не ясны некоторые моменты, - джипс поднял руку с растопыренной пятерней, готовясь загибать пальцы. - Например, каким образом соотносится длинна сосиски в хот-доге, который изображал из себя наш многоликий друг, с величиной...

Кибитку, которая все это время тащили незнамо куда брошенные на произвол судьбы лошади, тряхнуло так, что Бряха устоял на ногах только благодаря тому, что успел ухватиться за растяжку тента. Конечно, настоящий цыган никогда бы не бросил лошадей без присмотра, но не нужно забывать, что Роман Бряха был космическим джипсом, больше понимающим в ти-топливном двигателе, нежели в непарнокопытных четвероногих. Кибитка еще раз как следует качнулась из стороны в сторону и замерла, накренившись на левый край.

-Приехали, - сообщила Ася.

Что, собственно, было понятно и без ее комментария. Гораздо интереснее было узнать, куда же они прибыли?

* * *

Глава 14. Библиотекарь в замкнутом круге.

Как и полагается мужчине, Бряха первым выбрался из кибитки, чтобы ознакомиться с обстановкой и оценить степень потенциальной опасности. Для этого он надвинул шляпу на брови и вытянул из-за голенища нож, так что вид у него был самый что ни на есть угрожающий. Спрыгнув на траву, Роман выставил нож перед собой, быстро глянул сначала налево, затем направо, посмотрел на небо и с досадой плюнул. Опасности не было никакой. Да еще и кочан цветной капусты, каким-то образом ухитрившийся выбраться из повозки раньше джипса, суетился под ногами.

Сунув нож на его обычное место, Роман помог дамам выбраться из кибитки.

-Интересно, как мы сюда попали? - задумчиво произнесла Ася, хотя и не рассчитывала получить ответ.

Ответа и не последовало.

Кибитка стояла на узкой гравиевой дорожке, тянущейся вдоль высокой, никак не меньше трех метров, стены, казавшейся монолитной, хотя на самом деле это была живая изгородь. Должно быть, внутри изгороди находился каркас, по которому взбирались на верх гибкие, похожие на плющ растения с мелкими красно-коричневыми листьями. Ни одна веточка не торчала в сторону от пути, предусмотренного для нее дизайнером, а это значило, что где-то неподалеку должен был находится домик садовника, в чьи обязанности входила регулярная прогулка вдоль изгороди с садовым секатором в руке. Если конечно, все это, - и стена, и гаревая дорожка, - не были иллюзией. Причина, заставлявшая усомниться в реальности происходящего, была очевидна. Зеленая стена плавно изгибалась, описывала широкий круг и в конечном итоге замыкалась в кольцо. Тот же путь проделывала и тянущаяся вдоль стены дорожка.

Любопытно, что мысль о нереальности места, в котором они оказались, посетила каждого, но никто не решился ее озвучить.

-И где это мы оказались? - подбоченясь, более удачно сформулировала вопрос Роза.

-Мы сходим на разведку, - предложил Хот-Дог, все еще остававшийся в образе капустного кочана. - Я и Роман.

-Куда ты собираешься идти? - насмешливо поинтересовалась Дина.

В отличии от остальных, Дина не чувствовала растерянности и даже не была удивлена. Если бы она впадала в панику всякий раз, когда оказывалась в безвыходной ситуации, то, наверное, уже давно израсходовала бы весь свой базовый ресурс нервной активности. А, между тем, Дина еще не разу его не обновляла! Хотя, если честно, до сих пор у Дины не было особых причин паниковать. Она и волновалась-то не часто. А все потому, что никогда не требовала от жизни невозможного. Если кто-то создал замкнутый круг, в котором они оказались, - а тот факт, что окружавшая их стена имела искусственное происхождение, не вызывал ни малейшего сомнения, - значит в этом заключен какой-то смысл. Оставалось только его отыскать. Смысл. Или того, кто загнал сей смысл в центр круга.

-Если Роман воспользуется ножом, он сможет прорубить для нас проход.

Типичная для Хот-Дога логика, - кто-то непременно должен прокладывать для него путь. Еще изоформу нравилось, когда его носили на руках.

-А может быть ты превратишься в длинную-предлинную макаронину и проскользнешь между веток? - предложил альтернативный вариант Бряха.

Изоформ сразу как-то стушевался, пробормотал что-то не очень внятное, - мне, мол, нужно отойти по естественной нужде, сейчас вернусь, ждите, - и нырнул под кибитку. Всем стало ясно, что требовалось новое, нетрадиционное решение проблемы, - как выбраться за пределы круга, используя минимум подручных средств и, по возможности, не повредив изгородь? Последнее почему-то всем казалось очень важным. Наверное, потому что нетрудно было предложить, как поведут себя хозяева, увидев, что названные гости безжалостно и цинично осквернили то, чему они так стремились придать вид законченного совершенства.

-Постойте-ка! - Асе пришла в голову мысль, едва не заставившая ее захлопать в ладоши. - Стена ухожена с наше стороны! Значит кто-то непременно бывает в центре круга!

-Да!.. Да!..

-Верно!

-Конечно!

И снова - молчание. Все задумались.

-А не прилетают ли садовники по воздуху? - высказала робкое предположение Роза.

-Какой в этом смысл? - пожал плечами Роман. - Проще было сделать проход.

-А что, если мы имеем дело с крылатыми существами? - эта идея принадлежала Дине.

-Вполне возможно, - подумав, согласилась Ася. - Мы ведь все еще в войде.

-Крылатые люди спрятали это место от всех остальных, потому что оно имеет для них сакральное значение, - таинственным голосом произнесла Роза. - Они прилетают сюда в день летнего солнцестояния, чтобы возблагодарит богов за то... - Роза задумалась. - Ну, например, за то, что боги подарили им способность летать.

-Они могут слетаться сюда и в ночь полнолуния, - продолжила мысль цыганки Дина, - чтобы творить сатанинские мессы, прыгать через костер и пить кровь девственниц.

-Здесь нет кострища, - возразила ей Роза.

-Алтаря здесь тоже нет, - парировала Дина.

-Тогда что же получается?

-Девочки, у меня родилась мысль! - радостно возвестил Роман. - Изоформ может отрастить крылья, подняться в воздух, и посмотреть, что находится за стеной!

-Не может, - ответил из-под кибитки Хот-Дог.

Бряха наклонился и заглянул под повозку. Капустный кочан прятался за колесом.

-Почему? - спросил Роман.

-Изоформы не созданы для полета, - гордо ответил Хот-Дог.

-А если попробовать?

-Я что, похож на самоубийцу? Ни один изоформ не пытался подняться в небо!

-Ты будешь первым.

-Ты хитрый, джипс, - прошипел, как змея, изоформ. - Но меня тебе не провести.

-А ты, изя, ведешь себя, как законченный эгоист, - решила укорить изоформа цыганка.

-Ну и пусть эгоист, - противненько усмехнулся в ответ Хот-Дог. - Зато жив останусь.

-Ну, ща я его достану!

Роман встал на четвереньки, пригнул голову и полез под кибитку. Хот-Дог выскочил с другой ее стороны и понесся по кругу. Джипс оказался не столь проворен. Пока он выползал из-под кибитки и поднимался на ноги, изоформ заработал солидную фору. Не учел он только одного, - бежать было некуда, кроме как по кругу, и рано или поздно Бряха непременно бы его догнал, уже хотя бы потому, что ноги у джипса длиннее.

В тот момент, когда Хот-Дог с Бряхой пошли наворачивать третий круг вдоль живой изгороди, в двух шагах от кибитки и стоявших возле нее женщин в стене открылся узкий проход. Если бы кто-то удосужился внимательно осмотреть изгородь, проход непременно был бы обнаружен. Однако, как чаще всего случается, вместо того, чтобы заняться делом, люди и ИскИны предпочли стоять на месте и строить умозрительные догадки.

На дорожку вышел человек. Чуть полноватый, с покатыми плечами и большой головой, он был похож на старого, мудрого филина, который так долго сидел на суку неподвижно, что и сам начал сомневаться, жив ли он или давно уже превратился в чучело. Старик был слеп, это было видно по тому, как он шел, - не ставил всю ступню на землю, а сначала проверял ее носком. Одной рукой он нес, держа за изогнутую спинку, плетеный венский стул. В другой руке у него была толстая книга в кожаном переплете с большой металлической застежкой. Поставив стул слева от прохода, старик сел на него, положил на колени книгу, а сверху возложил руки, прикрыв правую ладонь левой. Какое-то время он сидел и смотрел перед собой невидящим взглядом. Старик как будто прислушивался к тому, что происходило вокруг. Женщины замерли, затаив дыхание. Хотя, какая тому была причина? Какую опасность мог представлять слепой старик?

Заметив старика, Бряха остановился.

Воспользовавшись благоприятным моментом, изоформ снова юркнул под кибитку.

Старик расстегнул застежку на книге, открыл ее на том месте, где между страниц была проложена желтая шелковая ленточка и наклонил голову.

-Что он делает? - едва слышно прошептала Роза.

-Читает, - так же тихо ответила Дина.

-Он же слепой.

-Ну и что?

Старик поднял седую голову и повернул ее ухом к шепчущимся женщинам.

-Тс-с-с, - предостерегающе подняла палец Ася.

-Почему? - удивилась Дина.

Ася и сама этого не знала почему, но все же считала важным сохранять тишину.

Старик усмехнулся и махну рукой.

-Идите сюда! Я все равно вас слышу!

Дина посмотрела на Асю, как будто хотела спросить, ну, что, так и будем стоять? Но вслух иначе сформулировала вопрос:

-Мне снова идти первой?

-Я не боюсь этого старика, - сказала Ася не очень увереннно.

-А я боюсь, - честно призналась Роза.

-И я тоже, - поддержал ее прячущийся под телегой Хот-Дог.

Роман этого разговора не слышал, а потому, внимательно изучив старика с расстояния в несколько шагов, пришел к выводу, что слепец не представляет никакой угрозы.

-Добрый день, уважаемый!

-А! - старик обратил ухо в сторону джипса. - Здесь еще кто-то есть! Замечательно!

-Вы, должно быть, местный смотритель? - спросил, подойдя к старику, Бряха.

-Вообще-то я библиотекарь, - с недовольным видом старик пожевал сморщенные губы. - Но заодно и за садом приглядываю.

Удостоверившись, что с Романом ничего не произошло, женщины тоже начали потихоньку перемещаться в сторону прохода в живой изгороди. Первой, как всегда, шла Дина, за ней, чуть поотстав, следовала Ася. Роза шла последней. Пальцы ее нервно перебирали золотые луидоры монисто, а полные губы беззвучно шептали слова древних, как мир, цыганских заговоров, призванных отвести недобрый глаз. Хот-Дог безопасности ради остался под телегой.

-Странный у вас сад, - сказал, обращаясь к библиотекарю, Роман. - Одна только изгородь.

-Ну, что вы, - улыбнулся смотритель. - Сад там, за стеной, - он указал рукой себе за спину. - А мы находимся снаружи.

-Снаружи чего? - не понял Бряха.

-Снаружи - это значит, за пределами сада, - объяснил библиотекарь. Судя по вашим вопросам, вы здесь впервые, поэтому я настоятельно рекомендую вам посетить наш сад эпизодов. Поверьте, оно того стоит.

-А что за книгу вы читаете? - спросил невпопад Бряха.

Про себя Ася подумала, что нужно быть полным идиотом, чтобы задать такой вопрос слепому. Но вслух ничего не сказала.

-Это, - старик положил морщинистую руку на открытую страницу. - Сводный каталог Вавилонской библиотеки.

Бряха посмотрел на страницы книги и озадаченно приподнял левую бровь.

Сейчас снова какую-нибудь глупость ляпнет, догадалась Ася.

-Страницы-то в книге чистые, - должно быть, Бряха решил, что только он один может открыть слепцу истину.

Букинист улыбнулся:

-А я, если вы еще не заметили, слепой.

-А-а-а...

Джипс открыл рот и умолк.

-Ему не нужны слова, - объяснила цыгану Дина.

-Совершенно верно, - подтвердил, наклонив голову, библиотекарь. - Я помню наизусть все книги.

-Помнится, никто так и не смог отыскать в Вавилонской библиотеке самую главную книгу, - обратилась к старику Дина.

-Верно, - кивнул тот. - Потому что это как раз и есть сводный каталог.

-Какой смысл в каталоге, в котором ничего нет, - Бряха засунул руки в карманы штанов и недоуменно пожал плечами.

-Никакого, - согласился с ним слепец. И, улыбнувшись лукаво, добавил: - Для того, кто не умеет читать.

У Бряхи лицо перекосило, как будто он раскусил кислую сливу.

-Как отсюда выбраться? - спросил он. - Через сад? - джипс с сомнением посмотрел на проход, который явно был мал для кибитки.

-А как вы сюда попали? - вопросом на вопрос ответил библиотекарь.

-Если б я знал, - Роман усмехнулся, дернул головой из стороны в сторону. - Случайно заехали.

-Вы допустили непростительную ошибку, молодой человек, - с укоризной покачал головой смотритель сада эпизодов. - Нужно было внимательно следить за дорогой. Эдак можно знаете куда заехать?

-Куда? - опередив Романа, спросила Ася, которую в первую очередь интересовало именно это.

-Куда угодно, - библиотекарь солидно кашлянул в кулак. - Места вокруг необычные, я бы даже сказал, странные. А вот гиблых, пожалуй что, и нет.

-Вам, наверное, известно, как найти в войде нужную дорогу? - с надеждой спросила Ася.

-Не то, чтобы известно, но... - слепец перелистнул несколько чистых страниц лежавшей у него на коленях книги, сверху вниз провел по открытой странице пальцем и остановил его почти в самом конце страницы. - Да, конечно. В библиотеке Вавилона имеется подробный атлас войда.

-Так, все же, как нам отсюда выбраться? - повторил свой вопрос Бряха.

-Как попасть в библиотеку? - спросила Ася.

-Мы могли бы осмотреть сад? - этот вопрос интересовал Дину.

Роза не спросила библиотекаря ни о чем. Вообще-то, у нее имелись вопросы, но она решила, что для начала и трех достаточно.

Изоформу же было не до того. Он сидел под телегой и сосредоточено пыжился, стараясь вернуть себе форму хот-дога.

-На какой из вопросов я должен ответить вначале? - улыбнулся слепец.

Вскинув руку, Дина остановила Романа, который, конечно же, считал, что его вопрос самый важный.

-Вам выбирать.

-Хорошо, - наклонил голову библиотекарь. - Для того, чтобы покинуть это место, вам следует проделать путь, которым вы сюда пришли, в обратном направлении. В Вавилонскую библиотеку я вас проводить могу, только, поверьте мне, в этом нет никакого смысла. То, что атлас Войда существует, вовсе не означает того, что вам удастся его найти. На моей памяти еще никому не удалось отыскать в библиотеке нужную ему книгу. Сад осмотреть вы, конечно, можете. Более того, как я уже сказал, я настоятельно рекомендую вам сделать это. Прогулка по саду эпизодов многим помогла разобраться в том, что с ними происходит. К тому же, это намного интереснее, чем лазать по пыльным полкам библиотеки в тщетной надежде отыскать нужный вам атлас. Но есть одно небольшое условие, которое вы непременно должны выполнить прежде, чем войдете в сад. Каждый должен принести мне три кубика счастья. Согласитесь, плата не такая уж высокая.

-Плата вполне приемлемая, - дабы подчеркнуть сарказм, заключенный в его словах, Бряха еще и мимикой решил поиграть, - забыл, что перед ним слепец. - Вот только у меня, к сожалению, нет ни одного кубика счастья. И с шариками тоже проблема.

Дина бросила на Романа неприязненный взгляд. При случае нужно будет объяснить ему, что остроумие и глупость - это не одно и тоже.

-Кубики счастья вы можете выменять у Траттора, - объяснил слепой библиотекарь. - У него их сколько угодно.

-И где же он их достает? - поинтересовалась Роза.

-А вам не все равно? - улыбнулся в ответ смотритель сада. - Главное, они у него есть.

-Что Траттор берет в обмен на кубики счастья? - спросила Дина.

-Да практически все. Но каждый раз он непременно хочет получить что-то новое, чего у него еще нет.

-Как нам его найти?

Вопрос, заданный Бряхой, на этот раз угодил в цель. Но ответ снова разочаровал джипса.

-Траттор всегда оказывается рядом, когда в нем возникает нужда.

-Кто он такой этот Траттор? - спросила Роза, опередив Романа, который уже собирался спросить, каким образом Траттор узнает о том, что он кому-то нужен.

-Я уже ответил на ваш вопрос: Траттор продает кубики счастья.

Ненадолго, на минуту, не больше, повисла тишина. Никто не задавал слепому старику вопросов, сам же библиотекарь не проявлял желания рассказать еще что-нибудь интересное о Тратторе или о кубиках счастья, которыми он торгует. Быть может, смотритель сада полагал, что уже сказал гостям все, что им следует знать?

-Я все равно хочу узнать, как нам отсюда выбраться? - снова принялся за свое Бряха.

Хотя, наверное, пора бы было понять, что прямого и ясного ответа на сей вопрос он не получит. И вовсе не потому, что слепой библиотекарь пытался что-то утаить, а потому, что не принято здесь было давать прямые ответы.

Старик проявлял чудеса выдержи и терпения. Другой бы на его месте давно бы уже взорвался и по порядку объяснил Бряхе кто он такой, чего он стоит и насколько высоко ценится здесь его мнение, а после непременно бы напомнил, что следует сделать с метлой перед тем, как зайти в чужой монастырь. Библиотекарь же только и сделал, что протянул Роману свою книгу со словами:

-Здесь все написано.

У Бряхи уже сложилось вполне определенное мнение о смотрителе сада эпизодов. Но джипс считал правильным держать его при себе. До поры, до времени.

-В вашей книге нет ни единой буквы, - выдал Бряха с превеликим чувством собственного превосходства.

Старик улыбнулся и положил книгу на колени.

-Научись читать, - по-отечески посоветовал он джипсу. - А для начала сходи вместе с остальными к Траттору. Тебе что, несколько лишних кубиков счастья карман оттянут?

Хорошо, что прежде, чем еще что-то сказать, Роман обратил внимание на то, какими глазами смотрят на него Дина с Асей. Да и у Розы взгляд был неодобрительный.

-Ладно, - Роман натянул шляпу почти до самых глаз. - Где он, этот ваш Траттор!

Старик лукаво прищурился.

-Быть может, он позади вас?

Библиотекарь только высказал предположение, но почему-то все разом обернулись и посмотрели назад. А там все, как и прежде, - полукруг живой изгороди, гравиевая дорожка, кибитка, запряженная парой лошадей.

-Не люблю дурацкие шутки, - Бряха презрительно цыкнул слюной сквозь зубы.

-Вы смотрите не в ту сторону, - услышал он у себя за спиной голос, принадлежавший не библиотекарю.

* * *

Глава 15. Траттор, торговец счастьем.

Странный был голос. Похожий одновременно на многократно усиленное аудифером змеиное шипение и бряцание гаек в пустой консервной банке.

Бряха вынул руки из карманов, - случись что, нужно успеть до ножа дотянуться, - и медленно обернулся.

Мир изменился. Настолько неожиданно и кардинально, что это не просто пугало, но внушало серьезное опасение в целостности воспринимающего его сознания. Солнце, - чужое, призрачное - жарило так, что и чертям из Ада сделалось бы тошно. Что уж говорить о путешественниках, не привыкших к подобным вывертам.

Но самым странным, самым удивительным, самым неожиданным было даже не это, а то, что в трех шагах от наших героев, чуть дальше того места, где минуту назад восседал на плетеном венском стульчике слепой библиотекарь, теперь стоял неловкий, кособокий прилавок, кое-как сколоченный из наструганных досок и выкрашенный в грязно-зеленый цвет. Прилавок был пуст, если не считать розовой пластмассовой вазочки с тремя искусственными цветками, потерявшими цвет под лучами ослепительного солнца. Странно было, как они вообще не расплавились при такой-то жаре. За прилавком стоял робот-андроид, похожий на тех типовых роботов, что были сняты с производства лет пятьдеся тому назад, когда появились первый белковые ИскИны. Бочкообразный никелированный корпус восторженно блистал на солнце, передние манипуляторы на сервоприводах уверенно опирались о прилавок, придавая всему корпусу основательный, почти монументальный вид, похожую на тыкву голову с парой телескопических объективов, круглым динамиком, врезанным на месте носа, и притороченной на двух шарнирах нижней челюстью, функции которой сводились исключительно к тому, чтобы усилить антропоморфность жестяного лица робота, почему-то украшал белый судейский парик с буклями, несколько потрепанный, но все равно внушающий уважение почти на подсознательном уровне.

-У меня сейчас термокомпенсаторы выйдут из строя, - пожаловалась Роза.

-Переведи систему терморегуляции в щадящий режим, - посоветовала Дина. - Температура тела поднимется градусов на десять, но общее самочувствие улучшится. Час-другой протянешь.

-А потом?

-Потом мы отсюда уберемся, - Дина глянула по сторонам и не очень уверенно добавила: - Я так думаю.

Вокруг был только белый, сожженный солнцем песок. Дюны, подобно застывшим волнам, плавно перетекали одна в другую. Если кто и пытался когда-то пересечь эти пески, то следы их канули в вечность. Что может быть более вечным и неизменным, чем безжизненные пески пустыни? Разве что только бездонный космический мрак.

Дина была единственной, кому жара не причиняла ни малейшего беспокойство. В некоторых ситуациях виртуальный образ имеет несомненное преимущество перед бренным телом из плоти и крови. Но, дабы не отрываться от реальности, Дина в очередной раз сменила костюм. Белые полотняные шорты до колен и рубашку с открытым воротом и короткими рукавами из того же материала дополняли парусиновые мокасины и пробковый колониальный шлем. Завершенность ансамблю придавали каплевидные солнцезащитные очки Ray-Ban.

Ася медленно втянула воздух сквозь стиснутые зубы. Ощущение сродни тому, как если попытаться проглотить комок ваты, пропитанный растопленным жиром.

Робот за прилавком клацнул железной челюстью, - будто капкан защелкнул.

-Неприятные ощущения скоро пройдут, - прошипел-пробряцал он. - Погодные условия соответствуют предельно допустимым кондициям, которые способен выдержать человеческий организм.

На гребень ближайшей дюны запрыгнуло невиданное создание, похожее на дикую помесь живого существа и механизма. Круглый металлический шар, покрытый местами пятнами ржавчины, заменял ему туловище. Нижние конечности были похожи на лягушачьи лапки с гипертрофированной мускулатурой бедер. Верхние, сделанные из плотной резины, смахивали на клешни омара, левую клешню покрывали красно-белые полоски, правую украшали звезды на синем фоне. Между клешнями располагался четырнадцатидюймовый монитор с огромной трубкой. По экрану бежала черно-белая рябь, сквозь которую время от времени мелькали кадры какого-то старого вестерна. Вывернув коленки, существо поднялось на полусогнутых лягушачьих лапах, раскинуло в стороны разноцветные клешни и нараспев продекламировало:

-Человек такое существо, что способен приспособиться к любым, даже самым нечеловеческим условиям.

Глубокий, насыщенный обертонами баритон диковинного существа приятно отличался от металлического бряцания охранявшего прилавок робота.

Робот сунул манипулятор под прилавок, вытащил оттуда бутылку кефира и, не глядя, но очень точно, запусти ее в оседлавшее дюну чудище. От летящей в него бутылки гибрид увернулся без труда, но, видимо, счел за лучшее не провоцировать новых актов агрессии со стороны недружелюбного андроида. Подпрыгнув, как кузнечик, уродец подхватил клешней бутылку и нырнул за дюну, - и как только не боится голову-монитор разбить, подумала Ася, - но напоследок все же выкрикнул:

-Течет вода Куры-реки, куда велят большевики!

Что это должно было означать, никто не понял. Разве что только робот-андроид, судя по всему, хорошо знакомый с повадками того, кто прятался среди дюн.

-Кто это был? - спросил у робота Бряха.

Роман до пояса расстегнул рубашку, но не снял ее, боясь обгореть. Пытаясь создать иллюзию прохлады, джипс обмахивался шляпой, что, впрочем, не давало ожидаемого эффекта.

-Перекати-поле, - лязгнул челюстью робот.

-Надо ж, - озадаченно качнула головой Ася. - Я его себе совершенно иначе представляла.

-Кого? - спросила Роза.

-Перекати-поле.

-Ну, значит, теперь у вас верное представление о нем, - философски изрек робот.

-И много здесь таких, как он? - Бряха махнул шляпой в ту сторону, где скрылся за гребнем дюны диковинный уродец.

-Да кто ж их знает, - робот со скрежетом сместил плечевые пластины. - Они ж дикие совсем. Бегают, где вздумается. Я им порой кефир подкидываю, вот они и крутятся поблизости.

-Ромчик! - плаксиво позвала мужа Роза. - А где ж наша кибитка?

Бряха дернулся, глянул через плечо на то место, где по его расчетам должна была стоять повозка, и в сердцах кинул шляпу на песок.

-Да что ж тут делается, в это войде проклятущем, тудыть его разтудыть! На минуту вещь без присмотра оставить нельзя, грязь марсианская! Сперва корабль увели, а теперь и коней с кибиткой умыкнули, метеор им в глоту! Да какой я после этого джипс! Меня же в таборе засмеют!

-Тебе до табора еще добраться надо, - охладило цыганский пыл Ася.

Бряха на удивление быстро пришел в себя. Смущенно кашлянул в кулак, поднял шляпу, отряхнул о колено.

-Верно, - сказал.

-С кибиткой и Хот-Дог пропал, - грустно заметила Дина.

-Не угадали, - из-за прилавка, за которым обосновался робот, выглянул конец толстой сосиски, уложенной меж двух половинок сдобной булочки. - Я тоже хочу немного счастья.

-Хот-Дог! - радостно всплеснула руками Дина. - Ты снова стал самим собой!

Хот-Дог понял, что зла на него никто не держит, а потому вышел из-за прилавка и гордо прошелся из стороны в сторону, демонстрируя себя во всей красе. Сосиска и в самом деле стала толще, булка так и дышала сдобной свежестью, а кетчуп с горчицей радовали глаз веселенькими оттенками. Дамы готовы были аплодировать. Даже Роза, которая уже не испытывала острой неприязни к мясным продуктам.

Бряха понял, что один только он пока еще помнит, зачем они сюда прибыли, и решил взять инициативу в свои руки. Облокотившись на прилавок, джипс небрежно кинул на него шляпу и лениво, из-под приспущенных век посмотрел на андроида.

-Слушай, приятель, - произнес он, почти не раздвигая губ. - Мы Траттора ищем. Не слыхал про такого?

-Траттор всегда к вашим услугам!

Робот щелкнул челюстью-капканом и как следует ударил себя манипулятором по животу. На груди андроида загорелась надпись: ТРАТТОР.

Бряха никак не ожидал, что торговец счастьем, к которому отправил их слепой библиотекарь, окажется допотопным роботом, а потому в первый момент растерялся и не нашел ничего лучшего, как спросить:

-Ты что же, так и стоишь здесь все время?

-Нет, не все, - отрицательно качнул головой Траттор. - Иногда отхожу, чтобы пополнить запас кефира.

-Ага, - кивнул Бряха. - Выходит, ты еще и кефиром приторговываешь?

-Нет, - снова качнул головой робот. - Кефир для перекатишек.

-Ага, - кивнул Бряха и понял, что начал повторяться. Дабы сменить стиль общения, Роман выпрямился, взял с прилавка шляпу и раз-другой взмахнул ей. Разгоряченную кожу лица обдало сухим жаром, так что глаза заслезились. Джипс чертыхнулся вполголоса и снова кинул шляпу на неумело выкрашенные зеленым доски. - А счастье у тебя почем?

-Цена договорная, - ответил Траттор.

Заметив надпись на груди робота, женщины позабыли о Хот-Доге и тоже быстренько переместились к прилавку. Роман с грустью понял, что его мелкий торг закончился, потому что пришла пора тотального шоппинга. Мысленно пожелав Траттору удачу, Бряха ретировался на два шага в сторону, - отсюда было удобно наблюдать за происходящим, чувствуя себя при этом в полной безопасности.

-Покажите товар!

-Кто поставщик?

-У вас имеется сертификат качества?

-Я хочу увидеть товар!

-Скажите, а он, часом, не проходил тестирования на животных? Я не являюсь активной сторонницей партии "зеленых", но мне все равно жаль несчастных кроликов и кисок...

-Здесь такая жара, а у вас, как я вижу, нет холодильной камеры. Вы уверены, что условия хранения товара не нарушены?

-Вы делаете скидки оптовым покупателям?

-Дамы! Дамы! Дамы! - жестом отчаяния Траттор вскинул манипуляторы над головой. Тому, кто наблюдал за происходящим со стороны, к примеру, тому же Бряхе, могло показаться, что робот сдается в плен безжалостным захватчикам. - Попрошу минутку внимания!

Женщины умолкли, ожидая, что сейчас они услышат нечто чрезвычайно важное. Например, полный текст Закона о правах потребителя.

Траттор выдержал театральную паузу, - и где он только этому научился, подумал Бряха, - после чего негромко протрендел:

-Я не намерен отвечать на ваши дурацкие вопросы.

Он помолчал, ожидая возражений, которых, как не странно, не последовало. Тогда Траттор продолжил:

-Я предлагаю вам товар, не имеющий аналогов. Товар, который нужен вам, - он сделал нажим на слова "вам". - Товар, за которым вы, - робот снова выделил местоимение "вы", - пришли ко мне. Ко мне, а не к кому-то другому.

Пауза.

-И что все это значит? - спросила Роза.

-Это значит, что я предлагаю вам товар, а вы решаете, берете его или нет. И - все!

Робот провел манипулятором над прилавком, сим красноречивым жестом заранее отсекая все возможные возражения.

-Хорошо, - согласилась Ася. - Показывайте, что у вас есть.

Траттор удовлетворенно щелкнул уродливой челюстью и достал из-под прилавка большой пластиковый лоток. Лоток был наполовину заполнен темно-коричневыми, почти черными кубиками, размером с игральную кость.

-Вы позволите? - Дина протянула руку к лотку.

-Прошу вас, - сделал приглашающий жест манипулятором Траттор.

Дина двумя пальцами взяла один из кубиков. Следом за ней взяли по кубику Роза с Асей. Кубики имели волокнистую структуру и были упругими на ощупь.

-Это и есть кубики счастья? - спросила на всякий случай Роза.

Хотя, что же еще это могло быть?

-Конечно, - заверил ее Траттор.

-Те самые, за которые слепой библиотекарь пропустит нас в сад эпизодов?

-Совершенно верно, - подтвердил робот.

-Странные они какие-то, - Ася поднесла кубик к носу и осторожно понюхала.

Запах, не сказать, чтобы неприятный. Скорее уж, непривычный.

Ася приподняла бровь, чтобы бросить вопросительный взгляд на Дину, которая должна была уже провести стандартный физико-химический анализ вещества, из которого состоял кубик.

Дина не отвела взгляд в сторону лишь потому, что глаза ее закрывали солнцезащитные очки. Но ей было по-настоящему стыдно, быть может впервые в жизни. Она почти ничего не могла сказать о так называемом кубике счастья.

-По всей видимости, вещество имеет органическую структуру.

Асе показалось, что она ослышалась.

-И это все?

Дина помяла кубик, кинула его в стоявший на прилавке лоток и вытерла пальцы о шорты.

-Все.

-Дамы, вы меня удивляете! - Траттор развел манипуляторы в стороны. - Вы что, на полном серьезе пытаетесь установить природу счастья?

-А в чем загвоздка? - искоса глянула на андроида Ася.

-В том, что величайшие умы Вселенной свихнулись, пытаясь найти ответ на этот вопрос! - Робот гулко ударил себя манипуляторами по бокам. - Счастье не поддается анализу! Оно просто есть или его нет!

-Судя по тому, сколько у вас этого добра, - Роза взглядом указала на лоток с темными кубиками, - вы должны быть очень счастливым роботом.

-А разве это не заметно? - Траттор, похоже, был искренне удивлен.

Хотя, с другой стороны, при полном отсутствии мимики андроид мог говорить все, что угодно. Замерить дистанционно коэффициент сопротивления эмоционального чипа робота было невозможно, поэтому оставалось только верить, что он не кривит душой. Но, есть ли у робота душа? Этот вопрос давно уже занимал Асю, но она так и не смогла получить на него однозначный ответ. Проблема отчасти упиралась в то, что до сих пор никто не смог опытным путем подтвердить факт наличия души у человека.

Судя по выражениям лиц Розы и Дины, счастье, переполняющее металлический корпус Траттора и бьющее фонтанчиками невидимых для глаз флюидов через вентиляционные отверстия, для них так же было далеко не очевидно. Впрочем, кто их, железных, разберет. Может быть, для них счастье, - это когда ржавчины на боку нет и суставы не скрипят.

Ася еще раз понюхала кубик счастья, который держала в руке.

-И что я должна сделать для того, чтобы преисполниться радости? - спросила она у Траттора.

-Ничего, - ответил робот. - Достаточно просто иметь при себе кубик счастья. Лучше не один, а несколько. Впрочем, если хотите, можете кубик проглотить, - эффект будет тот же, зато вы его наверняка не потеряете.

Познания андроида в физиологи человеческого организма были явно не на высоте, но Ася не стала акцентировать на этом внимание. Она не верила в дарующую счастье таинственную силу, заключенную в странных кубиках, которые были нужны ей лишь для того, чтобы оплатить экскурсию по саду эпизодов. Ася была уже готова прицениться к кубикам, когда на вершине дюны, расположенной по правую руку от торговца счастья, выскочил перекати-поле. Тот ли это был, что уже получил свою бутылку кефира, или пока еще неудовлетворенный обитатель раскаленных песков, только выглядел он так же уродливо, как и первый.

-Славьте меня! - патетически вскинув разноцветные клешни, проорал, или проорало перекати-поле. - Я великим не чета! Я над всем, что сделано, ставлю nihil!

-Чего это он? - удивился Бряха.

По одному ему известной причине джипс совершеннно конкретно определил перекати-поле, как существо мужского рода.

-А, не обращайте внимания, - махнул манипулятором Траттор. - Это он так, дуркует.

Достав из-под прилавка бутылку кефира, робот запустил ею в уродца на дюне.

Перекати-поле от бутылки увернулся, подхватил ее клешней, но вместо того, чтобы тотчас же скрыться за горой песка, запрыгал на месте, - не иначе, как внимание к себе привлечь хотел.

-Я знаю! Я знаю! Я знаю! - кричал он при этом.

-Что он знает? - спросила у Траттора Роза.

Не говоря ни слова, андроид запустил в сторону не в меру болтливого аборигена еще одну бутылку кефира, которая очень скоро оказалась во второй клешне перекати-поле. Но и после этого уродец не угомонился.

-Все знаю! Всем расскажу! Все знаю! Всем расскажу!..

Манипулятор Траттора в третий раз нырнул под прилавок, и вернулся уже не с бутылкой кефира, а с помповым ружьем.

-Хана перекатишке, - зловеще проскрипел робот и передернул затвор.

-Эй, постой! - Бряха перепрыгнул через прилавок и обеими руками ухватился за ружейный ствол. - Ты чего такое задумал? Зверушек безобидных стрелять? Мы так не договаривались!

-Пусти! - потянул ружье на себя Траттор. - Это моя пустыня! Мой песок! Мои перектишки! Я тут хозяин, а потому что хочу, то и ворочу!

-Э, нет! - пригнул ствол к земле Бряха. - Давай-ка сначала во всем разберемся! То ты перекатишек кефиром поишь, то из ружья в них стреляешь.

-Что хочу, то и ворочу! - стоял на своем робот.

-Что они тебе сделали?

-Не твое дело!

-Нет, мое!

-Чего это?

-А так!

Пока Траттор препирался с джипсом, который не понятно с чего вдруг решил встать на защиту железного лобстера с монитором вместо головы, Дина растаяла в воздухе и вновь материализовалась уже рядом с перекатишкой. Заметив измену, уродец хотел было скрыться, но Дина успела поймать его за разукрашенную звездочками клешню.

-Постой, приятель, нам с тобой поговорить нужно.

Бросив бутылку кефира, которую он держал в другой клешне, перекатишка попытался ухватить Дину за ногу. Потерпев неудачу, чудовищный гибрид омара с компьютером, растерялся. На всякий случай, он еще разок-другой щелкнул клешней, не добился никакого результата и окончательно сник. Подхватив брошенную бутылку, перекатишка покорно поплелся за Диной, которая повела его к прилавку.

Увидев такое, Траттор оставил ружье Бряхе и всполошено замахал манипуляторами.

-Брось его! Брось!

На экране монитора, заменявшем перекати-поле голову, появилась и вновь исчезла широкая белая полоса.

-Боится, - удовлетворенно пропищал уродец.

-Оставь его! Он, того, бешеный!..

-Почему? - спросила перекатишку Дина.

-Потому что я про него все знаю.

-Дамочка! Перекатишка ядовитый! Если ущипнет только, хана тебе!

-Хорош орать-то, - неодобрительно посмотрел на Траттора джипс. - Веди себя, как мужику подобает.

Ко всеобщему удивление замечание Бряхи возымело то самое действие, на которое рассчитывал джипс. Траттор проскрипел что-то невнятное, после чего успокоился и чинно возложил манипуляторы на прилавок.

Ася присела на корточки перед перекати-поле.

-Ну, так что ты хочешь нам рассказать?

Перекатишка поставил бутылку на песок и робко потянулся клешней к Асиной коленке.

-А, ну-ка, прекрати! - одернула его Дина.

Спрятав клешню за спину, перекатишка потребовал:

-Дай кефиру!

-У тебя уже есть две бутылки, - улыбнулась монстрику Ася.

Перекатишка ухватил клешней стоявшую перед ним бутылку и спрятал ее за спину.

-Дай кефиру!

-Зачем тебе столько? - изобразила удивление Ася.

-Дай кефиру!

-Запасливый он, - неприязненно изрек Траттор.

-Дай кефиру!

-Да дай ты ему кефиру! - не выдержал Бряха.

-Мой кефир! - отрубил робот. - Захочу - дам, не захочу - извиняйте.

-Жмот! - презрительно бросил Роман.

-Ну и что? - с вызовом посмотрел на джипса Траттор. - Зато жив-здоров и на плохое настроение не жалуюсь!

-А без кефира ничего рассказать не хочешь? - спросила у перекати-поле Роза.

По экрану монитора пробежала красноватая рябь, отображающая серьезный мыслительный процесс, происходивший внутри маленького уродца. И как только рябь исчезла, перекатишка радостно сообщил:

-Я знаю, где Траттор берет кубики!

-Сдохнешь без кефира, - пообещал аборигену робот.

Перекатишка обратил свой монитор на Дину.

-Слыхала?

-Да, - кивнула Дина.

-Ну, и что скажешь?

Дина посмотрела на грозно защелкнувшего челюсть-капкан андроида.

-По-моему, Траттор робот - отходчивый, хотя и суровый на вид.

-Точно! - Согласился с ней перекатишка.

-Да подумаешь! - Стукнул манипулятором по прилавку Траттор. - Он всем моим клиентам эту байку травит! Да только умные люди не слушают!

-Так где же Траттор берет кубики счастья? - Спросила у перекати-поле Ася.

-Э-эх! - С досадой стукнул манипуляторами по прилавку робот, да так, что щепки полетели. - Я же сказал, нефиг его слушать! Не поняла, что ли, дамочка?

-Кубики счастья, - по экрану перекатишки рассыпались веселые золотистые искорки, - это фекалии.

Ася рассчитывала услышать все, что угодно, только не это.

-Какие еще фекалии? - растерянно спросила она, не у перекатишки даже, а у тех, с кем пришла к Траттору за счастьем.

-Это ж каким законченным циником нужно быть, чтобы продавать фекалии под видом кубиков счастья, - с укоризной покачала головой Роза.

-Одно другому не мешает, - лязгнул в ответ Траттор.

-Это как же так? - не понял Роман.

-Про гуано слышал? - робот осторожно скосил взгляд на Бряху, державшего в руках ружье. - А про мумие? По сути, и то и другое - птичье дерьмо.

-Не трепись, - недоверчиво наморщил нос Бряха.

-Точно тебе говорю! - Заверил джипса андроид. - Самое настоящее дерьмо, только видоизменившееся.

-А это чье дерьмо? - указала на лоток с коричневыми кубиками Дина.

-Это испражнения снаркубуса, - ответил робот. - Между прочим, добываю я их с риском для жизни!

-Врет, - уверенно заявил перекати-поле. - Это мы ему испражнения снаркубуса приносим!

-Ну и что? - с гордым, независимым видом вскинул металлическую голову Траттор. - Процесс-то я организовал. Думаете, просто в пустыне кефир доставать? А перекатишки без кефира работать отказываются!

-Кто такой снаркубус? - спросила Ася.

-И почему его испражнения даруют счастья? - поинтересовалась Дина.

-Снаркубус - это зверь, стоящий на краю войда, - робот поднял манипуляторы над головой и стал медленно разводить их стороны, обрисовывая круг. - Он пожирает время. Полагаю, вы заметили, что со временем в Войде серьезные проблемы? Так это все из-за него, из-за снаркубуса клятого! Он ведь только и делает, что жрет да гадит.

-Ну а фекалии? - напомнила про свой вопрос Дина.

-А что фекалии? - развел манипуляторами андроид. - Вот они! - Робот подцепил горстку темно коричневых кубиков, поднял и снова высыпал их в лоток. - Поскольку еда у снаркубуса весьма специфическая, то и испражнения его не смердят.

-Счастье-то тут при чем?

-Ну, как же? - удивился, а, может быть, только сделал вид, что удивился Траттор. - Это ж, если можно так сказать, переработанное и законсервированное время. В каждом кубике его немного, обычно три-четыре минуты, но они аккумулируют самые счастливые моменты вашей жизни.

Ася посмотрела на Дину. Привыкшая к невербальному стилю общения, Дина без труда поняла, что Ася хочет спросить ее, можно ли верить тому, что рассказывает Траттор. История про пожирающего время снаркубуса, и в самом деле, звучала в высшей степени неправдоподобно, и тем не менее:

-Я склонна ему поверить, - сказала Дина.

-Основания? - спросила Ася.

-Я не смогла определить состав кубика, - ответила Дина. Назвать продукт, которым торговал Траттор, дерьмом, испражнениями или хотя бы фекалиями, у нее язык не поворачивался. - А это о чем-то говорит. Кроме того, и перекатишка видел снаркубуса.

-Видел! Видел! - с готовностью подтвердил перекати-поле. И сразу же потребовал: - Дай кефиру!

-Бог подаст! - одернула надоедливого уродца Роза.

-Я вас попрошу, дамочка! - в предостерегающем жесте поднял манипулятор Траттор. - Не забивайте моим служащим мониторы всякой теологической чушью!

Роза обиженно дернула плечом, но ничего не сказала.

Ася взяла из лотка кубик законсервированного снаркубусом времени и зажала его в кулаке. На лице ее появилось выражение глубокой сосредоточенности. Прошла минута. Другая.

-Я ничего не чувствую, - разочарованно покачал головой Ася.

-Естественно, - проскрипел робот. - Вы же еще не купили кубик счастья, поэтому он и не действует.

-А, по-моему, ты просто пытаешься нас обдурить, - произнес за спиной у Траттора Бряха.

Джипс постарался насытить голос зловещими обертонами. Отчасти ему это удалось, но Траттор не придал усилиям Романа большого значения.

-Слушайте, мне становится скучно, - помахал манипуляторами Траттор. - Я предлагаю вам эксклюзивный товар по более чем доступной цене. Вы же начинаете приставать ко мне со всякими мелочными придирками.

-Не принимай это на свой счет, - посоветовала роботу Дина.

-Я и не принимаю, - ответил тот. - Но все равно обидно. Я ж для вас стараюсь!

-Хорошо, - припечатала ладони к прилавку Ася. - Ты уверен, что за эти кубики счастья, - Ася ткнула пальцем в лоток с эксклюзивным дерьмом, - библиотекарь пустит нас в сад эпизодов?

-Вне всяких сомнений! - заверил ее робот, который сразу повеселел, как только почувствовал, что дело сдвинулось с мертвой точки. - Я даже знаю, что экскурсия по саду обойдется каждому из вас ровно в три кубика.

-В таком случае, три кубика мне и три - моей подруге, - Ася указала на Дину.

-И мне тоже! - запрыгнул на прилавок Хот-Дог. - Я тоже хочу в сад!

-Ну, а вы господа? - Траттор посмотрел на чету джипсов.

Роман хмыкнул неопределенно и взглядом переадресовал вопрос жене.

-Поштучно отпускаешь или на вес? - по-деловому поинтересовалась у продавца Роза.

-А как хотите! - изображая радушную улыбку, торговец отвалил нижнюю челюсть. - Для меня главное, чтобы клиент остался доволен!

-Имей в виду, кефира у нас нет, - предупредила Траттора Ася.

-Кефир я и сам достать могу, - махнул манипулятором робот. - Меня другое интересует.

Сказав это, Траттор умолк и в течении пяти секунд держал драматическую паузу. На большее его не хватило.

-Вы не хотите узнать, что я беру в обмен на кубики счастья?

-А ты сам не хочешь нам об этом сказать? - вопросом на вопрос ответила Ася.

Траттор медленно поднял и развел в стороны манипуляторы, - в такой позе обычно изображают святых, грезящих о рае.

-Я беру все, что может удовлетворить мою страсть коллекционера.

-Да? - Бряха заглянул роботу в фотоэлементы. - И что же ты собираешь?

-Все! - ответил Траттор.

При этом андроид столь решительно мотнул головой, что локоны украшавшего ее парика хлестнули джипса по лицу. Трудно сказать, было ли это сделано намеренно или по чистой случайности, но Бряха на робота обиделся и новых вопросов задавать не стал. Пришлось за него это сделать Розе.

-В каком смысле "все"? - спросила цыганка.

-Абсолютно все, - Траттор положил согнутые в локтевых шарнирах манипуляторы на прилавок и всем тяжелым корпусом подался вперед, как будто хотел сообщить Розе некую конфиденциальную информацию. - Я возьму все, что вы сможете мне предложить, при условии, что этого еще нет в моем собрании. К примеру, после того, как я обзавелся "Большим вавилонским словарем", нет смысла предлагать мне новые слова.

-Возьмешь мое монисто? - Роза тряхнула плечами так, что украшавшую ее грудь золотые монеты призывно зазвенели.

-Увы, - развел манипуляторами робот. - У меня самая полная во Вселенной коллекция монет.

Бряха поймал случайно пробегавшего мимо Хот-Дога и поставил изоформа на прилавок.

-А как на счет говорящей сосиски?

-Хм, - андроид в задумчивости постучал манипулятором по нижней челюсти. - С одной стороны, это представитель разумной расы изоформов, о которых мне известно все. С другой стороны, мне еще не попадался изоформ, принявший вид хот-дога.

-Я не хочу, чтобы меня меняли на фекалии! - изоформ дернулся, пытаясь вырваться, но джипс только крепче прижал его к доске. Тогда Хот-Дог обратился к Траттору: - Имей в виду! Я в любой момент могу изменить форму и принять самый заурядный вид!

-Верно, - со скрипом кивнул робот. - Говорящая сосиска мне не нужна.

Бряха расстроено чертыхнулся и отпустил изоформа, который тотчас же спрыгнул с прилавка и спрятался за Диной, уверенный, что она-то точно не даст его в обиду.

Дина решила подойти к вопросу с другой стороны. Она спросила:

-Можно взглянуть на твою коллекцию?

Чем повергла робота в полнейший восторг.

-Вам, действительно, интересно? - с затаенным скрежетом надежды спросил Траттор.

-Ну, конечно, - глазом не моргнув, солгала Дина. - Где еще увидишь коллекцию, в которой есть все?

-Пока еще не все, - деликатно поправил ее Траттор.

-И, тем не менее, - обворожительно улыбнулась Дина.

-И, тем не менее, - точно скрипучее эхо повторил следом за ней робот.

-Где вы прячете свои раритеты? - улыбка Дины незаметно для глаз людей и фотоэлементов робота трансформировалась в игривую.

-О! - сообразив в чем дело, махнул манипулятором Траттор. Так махнул, что едва прилавок не разломал. - Моя коллекция - это весь мир!

-Не поняла, - озадаченно сдвинула брови Дина.

-В отличии от других коллекционеров, я не стремлюсь к тому, чтобы все экспонаты моего собрания находились в пределах досягания. Я только делаю подробные описания экспонатов и заношу их в каталог, - робот коснулся манипулятором своей металлической головы. - Мне достаточно знать, что они есть.

Лицо Бряхи приобрело лисье выражение.

-Сколько кубиков дашь за трисичуху? - спросил джипс у Траттора.

-А во сколько ты ее оцениваешь? - задал встречный вопрос андроид.

Роман на секунд задумался, - с одной стороны, не хотел продешевить, с другой, боялся заломить непомерную цену.

-Двенадцать, - сказал он, решив, что так и ему, и жене на посещение сада хватит, да еще и про запас останется.

-Идет, - сходу согласился Траттор. - Опиши мне трисичуху.

На этот раз джипс задумался надолго. Слово-то он придумал легко, а вот с образом оказалось куда сложнее.

-Ну? - поторопил его Траттор.

-Понимаешь... - Бряха неуверенно развел руки в стороны. - Это такая штука... Ну... - посмотрев на пустое пространство между ладонями, Роман решил, что слишком широко их развел, и несколько сблизил. - Она ни на что не похожа... Ты арбуз когда-нибудь видел?

-Да, - утвердительно наклонил голову Траттор.

-Ну так трисичиха на арбуз совсем не похожа! - джипс радостно хлопнул в ладоши. - Понял?

-Нет, - качнул головой андроид.

-Да что ж ты такой непонятливый! - с досадой хлопнул по прилавку Роман. - Ну, смотри, - раскрытой ладонью джипс провел в воздухе длинную горизонтальную черту. - Низ у нее плоский.

-Так, - кивнул Траттор.

-Потом - выпуклость такая, - ладонь джипса очертила нечто куполообразное. - А на самом верху - три штыря! - Роман показал роботу три пальца - указательный, средний и безымянный. - Вот такая интересная штуковина!

-И для чего же такая штуковина предназначена?

Дребезжание и жуткий скрежет делали голос робота абсолютно невыразительным. Но Ася поклясться была готова, что будучи пропущенным через фильтры, отсеивающие все посторонние шумы, голос Траттора сохранил бы ироничную интонацию.

-Вещь универсальная, - не задумываясь, ляпнул Бряха. - Годится почти для всего. Можно кофе "эспрессо" готовить, можно "капуччино". Один мой знакомый в ней поп-корн жарит...

-Это все функции универсального кухонного агрегата, - заметил Траттор.

-Ну, что ты говоришь! - замахал на него руками Бряха. Джипс все еще старался держаться уверенно, но по всему было видно, он начинает паниковать. - Трисечуха годится вообще для всего... Ее можно использовать, как искусственную почку!.. И-и-и... Да, у нее еще имеется функция караоке!

Какая скудность воображения, подумала про себя Дина. Вслух она ничего не сказала. Более того, на лице Дины застыло выражение сосредоточенного внимания, как будто та дикая околесицу, что нес самозабвенно Бряха, представляла для нее чрезвычайный интерес. Таким образом Дина проявляла гуманоидную солидарность.

Взмахом манипулятора Траттор подозвал к себе перекати-поле. Уродец с головой-монитором послушно запрыгнул на прилавок. Робот выставил перед перекатишкой бутылку кефира.

-Ты понял, о чем говорит джипс?

По экрану монитора пустынного жителя побежали зеленые пятна.

-Еп.. Еп... Епстественно!

Видно, занервничал, бедолага.

-Покажи, - скрипнул андроид.

Полосатой клешней перекатишка коснулся бутылки.

-Кефир после получишь, - Траттор прикрыл бутылку манипулятором. - Покажи, тебе говорят.

Перекатишка развернул экран монитора в сторону безжизненной пустыне. Вообще-то, пустыня, куда ни глянь, везде была безжизненной, но только в той стороне, куда обратил свой экран перекатишка, не было ничего, кроме песка, аккуратно, как нотная тетрадь, расчерченного невысокими, ветром надутыми гребешками. По экрану пробежала серебристая рябь, перемежающаяся черными, крестообразными вкраплениями, и словно в ответ на это метрах в двадцати пяти от прилавка, за которым Траттор счастьем торговал, песок закрутился воронкой мини-смерча и взлетел вверх. Выстрелив в стороны три изломанные, синеватые молнии, воронка превратилась в уродливое подобие установленного на треноге кубка.

Но, нет, это был не кубок.

-Рог изобилия, - неслышно, одними губами прошептала Дина.

Траттор глянул в ее сторону и в знак согласия прикрыл шторками фотоэлементы.

Серебристая рябь на экране перекатишкиного монитора внезапно погасла. Упал смерчем поднятый вверх песок. Исчез рог изобилия. На его месте осталась странное пирамидальное образование.

-Это что еще такое? - озадаченно почесал затылок Бряха.

-Твоя трисичуха, - ответил Траттор.

-Да?.. - джипс был удивлен.

-Не похоже?

-Да, как сказать... - Бряха в растерянности прикусил язык.

-Рома, - с тоской посмотрела на мужа Роза. - Это же дерьмо.

-В каком смысле? - обиделся джипс, решив, что замечание жены относится к виртуальному изобретению, которое он собирался продать Траттору.

-Дерьмо в самом прямом и непосредственном значении этого слова, - усмехнулась Ася.

Перекати-поле снова запрыгнул на прилавок и протянул клешню к бутылке кефира. Но прежде его бутылку схватил Траттор.

-Сначала убери за собой, - велел перекатишке андроид.

Уродец что-то недовольно заверещал, но все же развернул монитор в ту сторону, где не так давно рог изобилия изверг из себя кучу дерьма. Песок невысоким фонтанчиком взметнулся вверх, убирая с глаз долой весьма своеобразный продукт, произведенный на свет в результате мучительно тяжелого мыслительного процесса, заклинившего в мозгу Романа Бряхи.

Проворно схватив бутылку кефира, перекатишка прыгнул под прилавок.

Посмотрев на Бряху, Траттор укоризненно покачал головой.

-Стыдно, уважаемый!

Роман что-то буркнул невнятно и отвернулся.

-Итак, дамы, - возложив манипуляторы на прилавок, обратился к женщинам Траттор. - Надеюсь, всем понятно, что нечестная игра здесь не проходит. Вы все еще хотите приобрести кубики счастья?

* * *

Глава 16. Даже торговцы порой бывает честными.

-Даже торговцы порой бывают честными, - проскрежетал Траттор и, щелкнув челюстью, добавил: - В отличии от политиков.

-Я так понимаю, политиков тебе можно не предлагать? - уточнила на всякий случай Ася.

-Меня интересуют не отдельные личности, а оригинальные типажи, - объяснил робот. - Среди политиков их не так уж много. Я насчитал всего пять. Клоун-практик, дурак-теоретик, жополиз, прожженный циник и вдохновенный враль. Возможны комбинации, например, клоун-дурак, или жополиз-циник, или даже дурак-жополиз-враль, но это несущественно, поскольку один из типов всегда является доминирующим.

-И это все? - удивилась Ася.

-Назовите мне политика, выходящего за рамки моего списка, и я отсыплю вам две, нет - три пригоршни кубиков счастья.

Дина задействовала имеющуюся в ее распоряжении базу данных, и через двадцать две секунды поняла, что ей нечего предложить Траттору. Немного больше времени потребовалось остальным для того, чтобы прийти к тому же выводу.

Один только Бряха сделал попытку отыграться за свой предыдущий провал. Джипс назвал с десяток ныне действующих политиков, претендующих по его мнению на звание оригинала. Вновь призванный коллекционером на помощь перекатишка тут же иллюстрировал имя каждого из кандидатов видеоматериалом, после просмотра которого не оставалось никаких сомнений в том, что использованная Траттором классификация, хотя и проста, зато - универсальна.

-Давайте закончим с политикой, - предложил Траттор, опередив Романа, который явно собирался предложить еще парочку.

-Давай, - с готовностью согласилась Ася. - Что еще мы можем сразу же отбросить?

-Даже и не знаю, - озадаченно постучал манипулятором по металлической голове робот.

-Как на счет египетских пирамид? - не задумываясь особенно, предложил Бряха.

Траттор даже не удостоил джипса взгляда. А Роза смущенно кашлянула в кулак, давая понять, что она, в отличии от мужа, мыслит более реалистично.

-Рок-н-ролл? - осторожно спросила Ася.

-Имею полное собрание, - ответил робот. - От истоков до наших дней.

-Единая теория поля, - предложила Дина.

-Если вы сумеете ее внятно изложить, - внес уточнение андроид.

Дина улыбнулась и с сожалением развела руками: попытка - не пытка.

Ася, спокойно:

-Словарь Даля.

Траттор, с ржавой усмешкой:

-Загляните в Вавилонскую библиотеку.

Бряха агрессивно:

-Смит и Вессон!

Траттор, холодно:

-Спасибо, имеется.

Роза, с надеждой:

-Мачу-Пикчу.

Траттор, со скрипучим вздохом:

-Увы, уже есть.

Роза, все еще с надеждой:

-Чичен-Ица?

Траттор:

-Есть.

Роза:

-Паленка?

Траттор, уважительно:

-Извините, дамочка, но я не думаю, что вам удастся найти что-то, что могло бы заинтересовать меня, в доколумбовой Америке.

Ася, вдохновенно:

-Кивер офицера двенадцатого лейб-гвардейского полка Ее императорского величества...

Траттор, не дав ей договорить:

-Вы напрасно тратите время.

Бряха, с придыханием:

-Люби меня нежно!

Траттор, суха:

-Простите, это не ко мне.

Бряха, обиженно:

-Я предлагаю бессмертный хит Элвиса!

Траттор, с усмешкой знатока:

-Содранный вчистую со старой шотландской баллады "Aura Lee". Спасибо, но я собираю оригиналы.

Ася, просто вспомнив неожиданно:

-Шенский конфликт?

Траттор, наконец-то заинтересованно:

-Что именно имеющее отношение к Шенскому конфликту вы хотите предложить?

Ася, растерянно:

-Ну... Например, план генерального сражения.

Траттор, щелкнув челюстью:

-Отпадает. Шенский конфликт удалось разрешить... Впрочем, если вы об этом ничего не знаете, следовательно, мне надлежит хранит молчание.

Дина подошла к прилавку, наклонилась, поставила локоток на зеленую доску, ладошкой подбородок подперла и проникновенно так посмотрела роботу в фотоэлементы. Андроид доблестно выдерживал взгляд обворожительного ИскИна в течении сорока пяти секунд, после чего занервничал, что стало проявляться в подергиваниях головы и манипуляторов.

-Простите, мадам, - сказал он, глядя на Дину краем фотоэлемента, - но скидок я не делаю никому!

-Да брось ты, глупенький, - Дина улыбнулась игриво и так махнула ладошкой. - Я не о том.

-В таком случае... - голос Траттора перешел в надсадный хрип. Робот поднес манипулятор к щелкающей нижней челюсти и несколько раз как следует прозвонил голосовой модулятор. - Прошу меня простить... Итак, чем могу служить?

-Позволь мне заглянуть в каталог твоей коллекции, - попросила Дина голосом, однозначно не позволяющим дать отрицательный ответ.

Траттор снова заскрипел. Не в силах сказать "Нет", он не мог выдавить из себя "Да". Когда же андроид очень постарался, у него получилось только:

-Видите ли, Дина...

И все. Ну, что тут скажешь?

Дина сказала:

-Да будет тебе, Траттор. Ты что, боишься, я найду в твоей коллекции что-нибудь непристойное?

-Нет, это меня не смущает, - Траттор стукнул манипулятором по прилавку, раз, затем еще раз. - Если уж я взялся собирать все, значит у меня должно быть все. Абсолютно ВСЕ. К тому же, мы, роботы, по большей части относимся совершенно индифферентно к тому, что вы, люди, можете счесть непристойным. Например...

-Примеров не надо! - вовремя остановила робота Ася.

Потому что роботы, и в самом деле, не понимали, почему тот или иной предмет, часть тела, движение, а то и просто слово, люди считают неприличным, и, если бы Траттор принялся демонстрировать свои познания в области порнографии и ненормативной лексики, краснеть пришлось бы не одной Асе.

-Между прочим, - Дина прищурилась, придав взгляду потаенную многозначительность, - я не человек, а ИскИн.

-Да, я слышал про ИскИнов, - довольно-таки безразлично пророкотал Траттор. - По моему разумению, они все же ближе к людям, нежели к настоящим роботам.

-Какое интересное наблюдение, - с придыханием произнесла Дина.

Глядя на подругу, Ася только диву давалась. Если Дине удастся заморочить железную голову Траттора, придется признать, что многие из ее талантов Ася недооценивала.

-Ну... - Траттор смущенно опустил фотоэлементы долу. - В принципе, я не против, чтобы вы заглянули в мой каталог...

-Тогда, в чем проблема?

-Вы, должно быть, уже заметили, что в войде со временем нелады?

-Да, и виноват в этом, как выяснилось, некий снаркубус. И что с того? Мы, как будто уже привыкли жить в условиях, когда время стоит на месте.

Дина посмотрела на своих друзей, прося поддержки, и все они дружно закивали:

-Да! Да! Конечно!

-Дело в том, что время не просто стоит на месте, - с сожалением как бы развел манипуляторами Траттор. - Оно еще и постоянно смещается.

-Как это? - не поняла Ася.

-То в одну сторону, то в другую, - робот плавно провел манипуляторами слева направо. - В результате чего возникают временные петли. Как известно, в соответствии с пятой поправкой Фенгуса к Общей теории относительности, минимальный разрыв между прошлым и будущим должен составлять девять лет, одиннадцать месяцев и три дня. По земному, естественно, календарю.

-Первый раз об этом Фенгусе слышу, - покачала головой Ася.

-Ах ты, незадача! - Траттор с опозданием прикрыл манипулятором динамик. - Ну, вот, уже проговорился.

-Ну, а раз проговорился...

-Одним словом, в моей коллекции содержится немало фактов, имеющих отношение к будущему, о котором вам знать не положено! Все! - сказал, как отрубил, Траттор.

Отрубил, как оказалось, не до конца.

-Да будет тебе, - когда Дина провела кончиками пальцев по металлической шее Траттора, Ася готова была поспорить, что андроид запросто мог замурлыкать, и только отсутствие соответствующих обертонов в голосовом модуляторе не позволяло ему сделать это. - Мы же здесь все свои.

-В каком смысле? - прохрипел Траттор.

Дина подалась вперед и тихонько прошептала:

-Я никому не раскрою твои секреты. Клянусь.

-Но это вовсе не мои секреты! - едва ли не с ужасом отшатнулся от нее Траттор.

-Поэтому я и не прошу меня в них посвящать, - Дина как будто завершила начатую андроидом фразу.

Причем так ловко, что Траттор поначалу и сам не понял, в чем дело, а потому сердечно стукнул манипулятором по прилавку:

-Вот именно!

-Значит, договорились? - немедля закрепила успех Дина.

-О чем? - не понял Траттор.

Дина тяжело вздохнула.

-Ты хотел показать мне свой каталог.

-Да? - робот растерянно посмотрел по сторонам.

-Точно, - подтвердил Бряха.

Все еще проявляя непонятную нерешительность, Траттор спросил:

-А почему?

-Потому что ты проникся ко мне доверием, - объяснила Дина.

-Да?

-Ты начал повторяться.

-Да?

-Да.

-Да-а...

Нижняя челюсть робота отвалилась вниз, и Траттору пришлось манипулятором поставить ее на место.

-У тебя еще остались какие-то сомнения? - спросила Дина.

-Ну-у... - Робот в задумчивости посмотрел на ослепительное небо цвета голубого пламени. - Сказать по-чести, я все еще колеблюсь... Хотя... Нет, все же, я никак не могу...

Дина положила руку на раскаленный солнцем манипулятор андроида.

-И слышать этого не желаю, - вдохновенно произнесла она. - Ты не какой-нибудь мягкотелый хлюпик. Ты - могучий Траттор. Ты - железный герой. Ты все можешь!

Что она несет, подумала Ася. Не пора ли вмешаться?

По-счастью, вмешаться она не успела.

-Да! - гордо вскинул похожую на котелок голову Траттор. - Я все могу!

-Этот мир принадлежит тебе, - подзадорила его Дина.

-Да! - манипулятор Траттора едва не расколол прилавок. - Это мой мир!

-Ну же!

-Ну!

-Я не могу больше ждать, Траттор!

-Да!

-Ты уверен!

-Возьми мое сердце, darling!

-Тоже мне, Железный Дровосек, - презрительно, но очень-очень тихо фыркнул Бряха.

Дина, времени не тратя даром, пальчиком оттянула вниз похожую на медвежий капкан металлическую челюсть Траттора и по самое предплечье запустила руку андроиду в рот. Робот блажено закатил фотоэлементы. Он еще что-то пытался сказать, но Дина предусмотрительно прижала большим пальцем голосовой модулятор. Лицо Дины приобрело сосредоточенное выражение, точно у дантиста, прикидывающего, как бы половчее ухватить щипцами-зубодерами глубоко засевший в десне гнилой корень. Не дергайтесь, больной!.. Так.. Все, готово!

Процедура заняла не более минуты. Ася извлекла ладонь изо рта Траттора и дважды сильно тряхнула ею, как будто хотела избавиться от налипшей паутины.

-Траттор, с разинутой пастью у тебя очень глупый вид, - как бы между прочим сообщила она роботу.

Траттор щелкнул челюстью, затем двинул ею из стороны в сторону, как будто пытаясь вставить на место вывихнутый сустав.

-Все в порядке? - спросила Дина.

-Пока не знаю, - Траттор еще раз щелкнул челюстью, поднял манипулятор и поправил на голове парик.

-Ну-ка! - звонко хлопнула у него перед носом в ладоши Дина. - Приходи в себя, быстренько! Ничего ужасного не произошло!

-У меня такое чувство, - слабым голосом умирающего робота просипел Траттор, - будто меня выпотрошили... Нет, - вывернули наизнанку... Нет, - меня осквернили!

-И сколько мне за это полагается? - быстро спросила Дина.

-Чего? - не понял робот.

-Я подарило тебе новое, прежде незнакомое ощущение. Неужели это не стоит нескольких кубиков счастья?

Траттор задумчиво хмыкнул и постучал манипулятором по подбородку.

-Пожалуй, ощущение оскверненности может занять место в моей коллекции, - робот указал манипулятором на лоток с темно-коричневыми кубиками. - Бери!

-Сколько? - Дина пододвинула лоток к себе поближе и приготовилась выбирать кубики покрупнее.

-А, сколько хочешь, - по-купечески лихо махнул манипулятором робот.

Дина удивленно посмотрела на Асю. Затем перевела не менее удивленный взгляд на Траттора.

-Выходит, я могу взять столько кубиков, сколько нужно для того, чтобы провести всю нашу компанию в сад эпизодов?

-В принципе, можешь, - кивнул благосклонно Траттор. - Только есть одно "но".

-Большое "НО" или "но" маленькое? - спросил Бряха.

Хотя и сам не знал, зачем спросил.

-"Но" - оно "но" и есть, - нравоучительно изрек Траттор. - Маленькое оно или большое, дела не меняет.

-Ну, это как сказать, - неторопливым, ленивым движением Бряха надвинул шляпу на глаза.

Джипса понесло. Не видя никакого смысла в препирательстве, он все равно готов был спорить. Просто так, чтобы доказать Траттору, что джипс не глупее робота. Роза знала вздорный характер мужа, а потому сочла нужным вмешаться.

-Иди-ка сюда, Ромчик, - поманила она мужа пальцем. - Я тебе все расскажу, и про большое "но", и про маленькое.

Чуя недоброе, Бряха закусил губу. Но с места не двинулся.

-Иди-иди, - снова поманила его Роза.

Ася тронула ее за запястье, давая понять, что палку перегибать все же не следует, - достаточно, чтобы Бряха не лез со своими никчемными замечаниями. И без того Траттор вел себя странно. Хотя, может быть, это только с точки зрения человека так казалось. Роботы, они ведь такие, помнят Три закона роботехники, как дьячок "Отче наше", но то и дело норовят сделать вид, будто знать не знают, что это такое, и кто это все придумал.

-Прошу, продолжай, - улыбнулась роботу Ася.

-Благодарю вас, - церемонно поклонился Траттор. При этом парик его чуть было не соскользнул с металлической головы, но андроид успел вовремя его подхватить. - Итак, как я уже сказал, имеется одно весьма существенное "но". Для того, чтобы покинуть это сожженное солнцем место, в котором обитают только перекатишки, да снаркубус обосновался где-то неподалеку, - себя я в расчет не беру, поскольку все же считаю свое пребывание здесь временным, и как только время обретет более или менее нормальный ход, я тут же отправлюсь в местечко пусть менее экзотичное, но зато с более умеренным климатом, да, и чтобы поблизости непременно находилась станция технического обслуживания моей родной компании "Ю.С.Роботс", - Траттор стянул с головы парик, провел манипулятором по блестящей жестянке, как будто пот стер, и вновь водрузил парик на прежнее место. - Короче, каждый должен иметь свой кубик счастья, иначе отсюда не выбраться.

-Но, если я дам каждому по кубику... - начала Дина.

-Не получится, - махнул манипулятором Траттор. - Каждый должен сам выбрать себе кубик из лотка.

-Так пусть выберут!

-Нет! - сделал короткий, но резко отрицательный жест манипулятором Траттор. - Запустить свою руку в лоток может только тот, кто заслужил это право.

-А, может быть, все это только сказки? - Бряха высказал предположение, родившееся в нагретой солнышком голове.

-Помолчи, Рома, - недовольно поморщилась Роза.

-Я бы на вашем месте прислушался к совету жены, - подмигнул джипсу андроид. - Иначе ведь я могу обидеться и вообще отказаться иметь с вами дело. Тогда вам придется самому идти к снаркубусу.

Бряха недовольно шмыгнул носом и отвернулся. Всем своим видом он как бы говорил, ну и что, нужно будет, так и к снаркубусу схожу! Эка невидаль! Но на самом деле идти он никуда не хотел, поэтому и помалкивал. Хотя оставался при своем мнении, - задурил робот дамочкам головы, а те и рады, слушают, рты разинув. Кубики счастья, коллекция, каталог, снаркубус сраный, - да бред все это собачий!

-Хорошо, - Дина зачерпнула пригоршню кубиков из лотка и ссыпала их в карман шорт. - Я свою долю получила. - Дина повернулась к Траттору спиной и оперлась руками о прилавка. - Теперь ваша очередь, дорогуши, - обратилась она к Асе с Розой. - Полагаю, вам не сложно будет справиться с задачкой, что поставил перед нами Траттор, если я скажу, что в его каталоге имеются огромные пробелы в разделе кулинарии.

-И это не удивительно, - прокомментировал слова Дины робот. - Поскольку я полностью лишен вкусовых рецепторов, а моя обонятельная система действует по принципу химического анализатора, мне сложно оценить достоинство того или иного блюда. Зачастую я просто не вижу между ними разницы. Поэтому для того, чтобы кулинарное изделие оказалось в моем каталоге, оно должно поразить меня каким-то особым образом, без участия обоняния и вкуса.

-Не такая уж сложная задача, - закончила Дина.

-Ты так считаешь? - озадаченно наклонила головой Ася.

-Перестань, подруга, - Дина легко подпрыгнула и уселась на край прилавка. - Люди придумали множество блюд, рассчитанных только на внешний эффект. Например, мозги живых обезьян.

-Нет! Нет! Нет! - протестующе замахал манипуляторами Траттор. - Никакого насилия над животными! Я целиком и полностью одобряю и поддерживаю Третью Галактическую конвенцию...

-Молчи, а то снова проболтаешься, - предостерегла робота Дина. - Я не призываю никого заняться вивисекцией с последующим поеданием расчлененки, просто пример привела.

-Не слишком удачный пример, - мрачно заметил Траттор.

Роза щелкнула пальцами и направила указательный на робота:

-Я с ним согласна.

А Ася спросила:

-Я должна описать блюдо?

-Не просто описать, а продемонстрировать нам весь процесс приготовления, - Траттор сделал широкий жест манипулятором, предлагая даме подойти к прилавку.

-Спорим, Ася удивит тебя? - улыбнулась роботу Дина.

В ответа андроид щелкнул челюстью и выставил на прилавок бутылку кефира. Тотчас же радом с бутылкой появился невесть откуда выпрыгнувший перекатишка.

-Все к вашим услугам, - вновь обратился к Асе Траттор. - И, поверьте мне, я искренне заинтересован в том, чтобы вы получили свои кубики счастья. Перекатишка, - робот похлопал манипулятором по монитору маленького уродца с клешнями, - поможет вам смоделировать процесс.

-Ну, что ж...

Ася трижды хлопнула в ладоши, точно Золушкина крестная, задумавшая создать из подручного материала карету для праздничного выезда и обслуживающий персонал из мерзких тварей, как ползающих, так и бегающих, и посмотрела на перекатишку. Чудик в ответ помахал ей клешней, разукрашенной россыпью белых звезд на синем фоне.

-Начнем, пожалуй!

Ася загадочно улыбнулась и вскинула руки, точно начинающий фокусник, делающий ставку не столько на мастерство, сколько на внешние эффекты. И словно по мановению ее руки, на прилавке появились глубокая миска из прозрачного огнеупорного стекла и пузатый электрочайник, в котором уже закипала вода.

-Интересно, - негромко прожужжал Траттор. - Что можно приготовить, использовав только кипяток?

-Историю про кашу из топора слышал? - спросила Дина.

-Да, но то сказка, - Траттор задумчиво покрутил манипулятором буклю на парике, после чего добавил: - Я даже топора не вижу.

Ася протянула руку. Перекатишка выложил ей на ладонь небольшой, ярко раскрашенный пластиковый пакетик. Ася оторвала от края пакета полоску, достала из него нечто странное, чуть желтоватое и волокнистое, и кинула это в миску. Перекатишка тут же подхватил бурчащий вовсю чайник и плеснул в миску кипятку. Ася достала из опустевшего пакетика другой, совсем крошечный, вскрыла его так же легко, как и первый, и всыпала порошкообразное содержимое в миску. Перекатишка накрыл миску стеклянной крышкой и прижал ее сверху клешней. На экране головы-монитора появились цифры запущенного таймера, начавшего отсчет с тридцати секунд.

-То, что получится, можно будет есть? - с сомнением спросил Траттор.

Вместо ответа Ася сняла крышку, взяла протянутые перекатишкой палочки из слоновой кости и достала из миски комок тонкой рисовой лапши.

-Хм, - Траттор в задумчивости постучал манипулятором по нижней челюсти. - И что дальше?

-Можно добавить в лапшу масло, свежую зелень, любые специи и соусы по вкусу, прекрасно если под рукой имеется немного готового мяса, лучше всего курицы или индейки, которое нужно только мелко накрошить и добавить к готовому блюда. Если же вы считаете себя вегетарианцем... - Ася осеклась, сообразив, что уже сказала слишком много. - Но, в принципе, лапша и без того готова к употреблению, - закончила она бодрым голосом.

-Понятно, - Траттор подцепил миску манипулятором и поднес ее к лицу, как будто собирался понюхать. - Не вижу в этом блюде ничего необычного, - робот поставил миску на прилавок, жестом велел перекатишке убрать ее и перевел на Асю пристальный взгляд фотоэлементов. - С другой стороны, я могу расценить это, как наглядную демонстрацию принципа "Каша из топора". Прошу! - Андроид указал манипулятором на лоток с кубиками счастья. - Не более десяти штук.

Ася быстро отсчитала причитающееся ей число кубиков и отошла в сторону.

-Кто следующий? - спросил Траттор.

-Можно я? - подняла руку Роза.

-Конечно! Могу я поинтересоваться, что вы собираетесь готовить?

Роза щелкнула ногтем по экрану перекатишкина монитора. На экране появилась надпись.

-Джамбалайя, - прочитал Траттор.

-Пойдет? - прищурилась Роза.

-Не знаю, - развел манипуляторами робот. - Важен результат.

-Ну, тогда не мешайте, - широким жестом руки Роза заставила всех расступиться. - Мне понадобится весь прилавок. И пара помощников.

Траттор не стал спорить, выставил на прилавок две бутылки кефира. И дело полетело.

В центре прилавка возникла большая газовая конфорка в обрамлении бледно-голубых язычков пламени. На огонь ту же была поставлена огромная чугунная сковорода на деревянной ручке. Должно быть, сковорода была очень тяжелой, но перекатишки управлялись с ней на удивление ловко. Пока один монстроид, вцепившись клешней в ручку, покачивал раскаленную сковороду из стороны в сторону, другой лил на нее чуть желтоватое кукурузное масло. Тем временем, вооружившись ножом устрашающих размеров, Роза рубила на разделочной доске лук, сладкий перец, сендерей, помидоры, петрушку, чеснок и орегано. Когда все это оказалось на сковороде, вверх поднялось облако пара, отдаленно напоминающее ядовитый грибок на месте ядерного взрыва. Перекатишки с двух сторон вцепились в сковороду клешнями и под змеиное шипение дающих сок овощей, принялись с остервенением ее трясти. Но Роза на этом не остановилась. Она бросила в сковороду по паре пригоршней зеленой фасоли и горошка. Затем вывалила туда же большую банку консервированного лосося.

-Где бульон? - крикнула Роза голосом Наполеона, отправляющего своего зятя Мюрата на поиски невесть куда запропастившейся старой гвардии.

Бросив сковороду, один из перекатишек прыгнул под прилавок и быстро вернулся, держа за ручки небольшую, прикрытую крышкой кастрюльку. Получив от Розы одобрительный кивок, перекатишка вылил жидкое содержимое кастрюльки в сковороду. После этого там началось такое, что даже Траттор, которого процесс приготовления блюда интересовал более, чем кого-либо еще, с опаской сделал шаг назад.

Роза мелко нарезала с десяток копченых сосисок, две отварные куриные грудки, извлеченный из кастрюльки, что притащил перекатишка, как следует перемешала все это на разделочной доске, после чего отправила на сковороду. Завершающим штрихом стала большая пригоршня очищенных креветок. Сверху на все это великолепие была вывалена банк томатной пасты. Из специй же Роза использовала все, что только смогли предложить ей перекатишки.

Пока один перекатишки старательно тряс шкворчащую сковороду, а другой не менее усердно перемешивал готовящееся блюдо деревянной лопаткой, Роза не спеша нарезала зеленый лук, кинзу, укроп и петрушку, после чего сказала:

-Все!

Схватив по бутылке кефира, перекатишки отпрыгнули в разные стороны.

Роза посмотрела, что делается в сковороде, пару раз перевернула ее содержимое лопаткой и, оставшись вполне довольной тем, что получилось, щедро украсила блюдо измельченной зеленью. Обеими руками ухватившись за ручку кажущейся неподъемной сковороды, Роза сняла ее с огня и поставила перед Траттором.

Робот с недоумением посмотрел сначала на экзотическое блюдо, затем на Розу.

-Это все? - осторожно, стараясь, чтобы слова его не прозвучали неделикатно, осведомился андроид.

-А что ты еще ждешь? - в недоумение вскинула брови Роза.

Цыганка уперлась кулаками в широкие бедра, расправила плечи и слегка откинулась назад. Ничего угрожающего в ее позе не было. Роза лишь хотела дать роботу понять, что в его же интересах семь раз подумать, прежде, чем задать следующий вопрос.

Траттор так и поступил. Подумав как следует, он построил фразу, обойдясь без вопросительных интонаций, но так, чтобы в ней все же звучало некоторое недоумение:

-Я полагал, что вы будете петь.

-Петь? - Роза уставилась на робота так, будто он требовал от нее нечто совершенно запредельное. - С чего бы вдруг?

-Ну, как же... - Траттор, в смущении как будто, поправил на голове парик. - "Джамбалайя" - это же песня, - манипулятор робота еще раз переместил парик с места на место. - Народная...

-Джамбалайя - это то, что ты видишь перед собой, - Роза ткнула деревянной лопаткой в содержимое сковороды. - И другой джамбалайи я не знаю.

Последняя фраза прозвучала почти угрожающе. Что опять-таки заставило Траттора задуматься. Робот взял лопатку и подцепил с краю немного приготовленного цыганкой блюда, как будто собирался попробовать.

-Вы знаете, - осторожно произнес он, осторожно косясь в сторону Розы. - Я не вижу в этом блюде ничего необычного. На мой взгляд, это один из вариантов ирландского рагу.

-Что? - едав заметно прищурилась Роза.

-Ирландское рагу, - суетливо взмахнул манипуляторам Траттор. - Ну, знаете, когда берут все съестное, что удается найти в доме, сваливают все это в котелок, сдабривают имеющимися в наличии специями и непродолжительное время варят.

-Это не ирландское рагу, а джамбалайя, - медленно, с паузой на запятой, произнесла Роза. - И только законченный идиот не понимает разницу между ними. Какой ирландец станет класть в свое рагу креветки?

Асе довод показался убедительным. У ее деда имелись ирландские корни, и Ася ни разу не видела, чтобы он ел креветок. Хотя отец ел этих, как он их называл, морских блох с преогромным удовольствием.

Но Траттор все так же с сомнением смотрел на шедевр кулинарного искусства, предоставленный на его суд цыганкой Розой.

-У ирландского рагу и джамбалайи совершенно разный вкус, - сочла нужным пояснить Ася.

-Я прекрасно понимаю, что вкус блюда определяется входящими в него ингредиентами, - косо глянул на нее робот. - Загвоздка в том, что слово "вкус" значит для меня не больше, чем слово "смерть", - ни то, ни другое я не могу почувствовать, а, следовательно, не могу понять.

-Люди тоже не могут почувствовать смерть, - заметила Дина.

-Зато постоянно пишут об этом в книгах, - парировал Траттор.

-У многих людей хорошо развито воображение, - небрежно эдак дернула плечиком Дина. - Они легко могут представить себе то, чего нет.

-Я не могу, - Траттор воткнул деревянную лопатку в острую смесь овощей, рыбы и мяса и еще раз, теперь уже решительно поправил на голове парик. - Итак! - Произнес он хорошо поставленным голосом председателя жюри присяжных, готового вынести вердикт. - К глубокому моему сожалению, госпожа Роза, я не могу по достоинству оценить приготовленное вами блюдо, поэтому у него нет ни малейшего шанса оказаться в сводном каталоге моей коллекции. Но мне понравилось само название блюда, и я готов поместить его в дополнение к основному каталогу, в раздел "Прочее". Вы не возражаете?

-Если я получу за это свои кубики счастья! - с вызовом вскинула круглый подбородок Роза.

-Конечно! - Траттор сделал приглашающий жест манипулятором. - Прошу вас! - Но когда Роза протянула растопыренную пятерню к наполненному кубиками лотку, робот остановил ее. - Вам полагается только три кубика.

-Это почему же? - снова уперлась кулаками в бедра Роза. - Всем - бери сколько хочешь, а для меня - лимит?

-Простите, - вежливо, но непреклонно ответил Траттор. - Но за экспонат, помещенный в раздел "Прочее", я не могу предложить вам больше.

Лицо Розы медленно наливалось кровью. Джамбалайя была ее фирменным блюдом, которому дали самую высокую оценку все родственники Бряхи, побывавшие у них в гостях, поэтому ее смертельно обидело то, что торговец кубиками счастья поставил его на ступень ниже продемонстрированной Асей быстрорастворимой лапши. Почему так случилось, сейчас уже не имело значения. Уязвленное самолюбие Розы взывало к мести. Ну, или, на худой конец, к банальному скандалу.

-Бери, - тихонько толкнула Розу локтем в бок Ася. - Бери, что дают. Слышала ведь, без кубиков нам отсюда не выбраться.

Что не говори, Ася была права.

Роза быстро схватила из лотка три кубика, показала их, лежащие на открытой ладони, андроиду, - чтобы эта железка в парике не подумала, что она прихватила лишнего, - и с гордым видом отошла в сторону.

-Кто следующий? - спросил Траттор.

Все почему-то сразу посмотрели на Бряху. Но голос подал Хот-Дог, про которого почти успели забыли:

-Можно я?

Один из перекатишек очень осторожно подхватил изоформа клешней и поставил на уголок стола.

-Нет, - покачал головой Траттор, - хот-дог мне не нужен.

-Ты путаешь форму с содержанием, - обиженно заметил изоформ.

-Интересно, что можно найти внутри хот-дога, кроме намазанной кетчупом сосиски?

Это Траттор так пошутил. Он даже хохотнуть попытался, но у него получился звук, похожий на скрежет железа по стеклу, крайне неприятный для человеческого уха.

-Иногда, - с вызовом задрал кончик сосиски изоформ, - сосиску смазывают майонезом!

Траттор оперся манипуляторами о прилавок, наклонился и одновременно подался вперед так, что его тяжелая металлическая голова, украшенная судейским париком, нависла над изоформом, словно поросший лишайником валун. Скорее всего, робот просто хотел получше рассмотреть странное существо, но изоформ в этот момент подумал о том, что, ежели такая штуковина упадет на хот-дог, пусть даже выросший до размеров кошки, от хот-дога останется лепешка с начинкой из колбасного фарша. К чести Хот-Дога следует заметить, что хотя позыв спрыгнуть со стала и броситься наутек был велик, он сумел проявить выдержку и самообладание.

-Речь пойдет не о продуктах питания, - произнес он голосом непринужденным, хотя и слегка подрагивающим.

-Да? - Траттор удивленно приспустил шторку на левый фотоэлемент. - И что же ты собираешься мне предложить?

-Небольшой эстрадный номер, - изоформ вздохнул с облегчением, когда голова робота вновь заняла свое обычное положение. - На моей родной планет он пользуется неизменным успехом у публики от мала, до велика.

-Ну-ну, - в скрипучем голосе Траттора звякнула серебристая нотка интереса. - Что тебе для этого потребуется?

Робот знаком велел перекатишкам прибраться на прилавке, что те с завидным проворством исполнили. Один из них попытался даже стащить с прилавка лоток с кубиками счастья, но Траттор проявил бдительность и вовремя пресек противоправный акт.

Хот-Дог настороженно глянул по сторонам. Казалось, он пытался понять, от кого следует ожидать подвоха.

-Это будет блошиный цирк, - очень тихо, почти конфиденциально сообщил торговцу Хот-Дог.

-Блошиный цирк! - оживился Траттор. - Я много о нем слышал, но ни разу не видел своими фотоэлементами. Говорят, искусства дрессировки блох давно утрачено.

-Только не на моей планете, - заверил его изоформ.

-А на твой планете есть блохи? - недоверчиво наклонила голову Дина.

-Ну, не совсем блохи, - замялся Хот-Дог. - Паразиты, очень похожие на блох.

-Такие же маленькие? - спросил Траттор.

-Да, - кивнул Хот-Дог.

-Тогда нам потребуется большая линза.

Робот хотел сделать знак перекатишкам, но изоформ остановил его.

-Скажи-ка, приятель, - обратился он к Траттору в очень странной, совершенно нехарактерной для него манере, - а им, - Хот-Дог лапкой указал на тех, с кем прибыл в пустыню, - обязательно смотреть мое представление?

-В принципе, нет, - робот посмотрел на Асю, как будто надеялся, что она объяснит ему причину столь странной стеснительности изоформа. Ася молча пожала плечами. - А в чем проблема?

-Ну-у-у-у-... - Судя по тому, как долго тянулось это самое "ну-у", Хот-Дог снова поплыл. - Скажем так, то, что я собираюсь продемонстрировать, является эксклюзивом и защищено конвенцией об авторских правах.

Траттор снова посмотрел на Асю и с сожалением развел манипуляторами.

-В принципе, он прав.

-А, ну его! - Презрительно фыркнула Ася. - Можно подумать, мне дико интересно, что этот бутерброд собирается показать.

Хот-Дог сначала обиженно вскинулся, затем пристыжено отвернулся в сторону, но так ничего и не сказал.

Ася отошла от прилавка на десять шагов и демонстративно уставилась на вершину дюны, из-за которой то и дел выскакивал перекатишка. Судя по всему, чудику не терпелось присоединиться к тому, чем занимались его собратья, но сделать это без разрешения Траттора перекатишка не решался.

К Асе подошла Дина. Да, собственно, ей и деваться-то было некуда.

-Что задумал этот болван? - едва слышно спросила Ася.

-Не знаю, - так же тихо ответила Дина. - Но непременно выясню.

Хот-Дог и Траттор не подозревали о том, что Дина имела в своем арсенале новейшую цифровую систему наблюдения, разработанную специально для этой серии виртуальных ИскИнов. Спутник-шпион ей, конечно, было не заменить, но на расстоянии в десять метров Дина могла даже щетинки на лапках блох пересчитать.

-Что возомнила о себе эта сосиска в тесте? - оказавшись рядом с Асей, тут же возмущенно замахал руками Бряха.

-Помолчи, - осадила Романа жена. - Лучше подумай о том, что предложить Траттору.

Замечание было дельное, и Бряха задумался. При этом Романа все же не оставляла надежда узнать, что продает роботу изоформ, поэтому он то и дело поглядывал через плечо в сторону прилавка. Впрочем, так же, как и остальные.

Убрав посуду и продукты, использованные Розой для приготовления джамбалайи, перекатишки установили на краю прилавка большую прямоугольную линзу, прикрытую сверху козырьком от солнца. Хот-Дог скакал по прилавку, азартно размахивая прутиком, который держал в передней лапке, а Траттор, склонившись на линзой, внимательно что-то рассматривал.

Дине удалось рассмотреть больше, чем другим, и, надо сказать, увиденное привело ее в замешательство. О том, что такое замешательство, Дина знала лишь понаслышке. Со временем она даже начала склоняться к мнению, что это и вовсе художественная метафора, придуманная кем-то из писателей и ловко запущенная в оборот. Но вот теперь она пребывала в замешательстве, поскольку не могла решить, стоит ли рассказать Асе о том, что она видела, или же лучше соврать? Что-нибудь на счет того, что программа зависла?

Что можно к этому добавит? Если кто-то из читателей так же считает, что ему незачем знать, что демонстрировал Траттору изоформ, он может со спокойной душой пропустить следующие три абзаца. Сюжетная линия при этом потеряна не будет.

Итак, что же видел робот, глядя сквозь мощную линзу на импровизированные подмостки? Именно то, что и обещал Хот-Дог, - блошиный цирк. Только все трюки в этом забавном цирке выполняли крошечные, размером ни чуть не больше вышеназванной блохи, голенькие человечки. Умом человечки так же не сильно отличались от блох. Поэтому-то и кнут в руках Хот-Дога являлся всего лишь необходимым атрибутом дрессировщика зверей. Чтобы заставить человечков перемещаться в нужном направлении, Хот-Дог ловко подкладывал с противоположной стороны небольшой раскаленный уголек. Чувствуя жар, человечки инстинктивно бежали в другую сторону, что и требовалось изоформу. Когда две группы человечков, - спины одних были выкрашены в синий, других - в красный цвет, - сталкивались и начиналась куча-мала, это и в самом деле напоминало войсковое сражение. Подхватив одного из человечка пинцетом, Хот-Дог сажал его на натянутую горизонтально нитку, и тому не оставалось ничего иного, как только ползти по ней, изображая канатоходца. Все прочие номера выполнялись по той же схеме, - "укротитель" заставлял своих подопечных выполнять трюки, используя их природные инстинкты.

Траттор хохотал, как одержимый. При этом челюсть его непрерывно лязгала, а голова тряслась так, что судейский парик то и дело падал роботу на плечо. Смешно было не столько представление само по себе, сколько то, что трюки выполняли существа, поразительно похожие на людей. На самом деле это были кровососущие паразиты с родной планеты изоформа. Если очень присмотреться, можно было заметить, что челюсти крошечных артистов устроены так, чтобы намертво вцепиться в кожу жертвы и высасывать из нее кровь, а конечности снабжены крошечными ворсинками-крючочками, позволявшими паразитам ловко цепляться даже за самые крошечные волоски на теле жертвы.

Глядя на то, что происходило за прилавком, Дина в полной мере оценила проявленную Хот-Догом деликатность. Если бы людям довелось стать свидетелями подобного представления, реакция большинства из них была бы взрывоопасной. Увы, долгий опыт общения с людьми подсказывал Дине, что у многих представителей славного рода человеческого самоирония находилась в зачаточном состоянии.

-Ну, что там? - спросила Ася, которую вначале удивило, а затем начало беспокоить выражение сосредоточенной задумчивости, прочно обосновавшееся на Динином лице.

Дина все еще не придумала, что ответить, а потому прибегла к отвлекающему маневру, - сменила светлый колониальный костюм на черную паранджу.

-Это что еще значит? - недоуменна сдвинула брови Ася.

-Костюм, без которого ни одна бедуинка из палатки не выйдет, - ответила Дина. - И дело вовсе не в религиозных догматах, а в том, что такая одежда позволяет до минимума сократить потерю организмом влаги через потоотделение.

-А тебе это зачем? - еще больше удивилась Ася, хотя, вообще-то, была привычна к причудам своей виртуальной подруги.

-Как тебе известно, я всегда стараюсь следовать традициям народов, среди которыйх воле судьбы оказываюсь.

-Где ты увидела бедуинов? - растерянно посмотрела по сторонам Ася.

-Бедуинов поблизости нет. Но это вовсе не означает, что они не могут появиться в любую минуту. Пески, дюны, изнуряющая жара - разве не это нужно для полного счастья настоящему бедуину?

Ася поняла, что Дина, как обычно, гонит пургу, или, с учетом климатических условий, лучше было сказать, песчаную бурю, и с этим, увы, ничего нельзя было поделать. В конце концов, если ей нравится паранджа, так пусть себе носит! Кому какое дело?

-Хорошо, - Ася подняла руки с раскрытыми ладонями и чуть развела их в стороны, давая понять, что по парандже и бедуинам у нее больше вопросов нет. - Что показывает Траттору Хот-Дог?

-Ничего, - легко соврала из-под чадры Дина.

-Как это, ничего?

Ася посмотрела в сторону прилавка. Хот-Дог по-прежнему козлом скакал по зеленым доскам, а Траттор, глядя в линзу, хохотал так, что, казалось, сейчас все его гайки развинтятся и клепки повылетают.

Посмотрев в ту же сторону, Роза с сомнением головой покачала.

-Не похоже, чтобы там ничего не было.

-В том-то и фокус! Траттор уверен, что смотрит представление, а на самом деле видит только скачущего перед ним Хот-Дога, - импровизируя на ходу, Дина врала легко и непринужденно. - В этом и заключается искусство так называемой дрессировки блох, которому изоформ обучился у себя на родине.

-В чем? - не понял Бряха.

Собственно, не понял этого никто, только Роман первым задал вопрос.

-В том, чтобы создать у зрителя иллюзию присутствия блох, в то время, как на самом деле их нет, - объяснила Дина.

Все разом уставились на прилавок.

-Линза тогда зачем? - спросила Роза.

-Для создания эффекта достоверности, - быстро нашла, что ответить, Дина.

-Надо же, - удивленно цокнул языком Бряха. - Робот хохочет так, будто и в самом деле что-то видит под стеклом.

-Почему же Хот-Дог попросил нас удалиться? - спросила Ася.

-Потребовал! - подняв палец уточнила Роза. - Сосиска не попросила, а потребовала, чтобы во время представлении нас возле прилавка не было!

-По-видимому, наш Хот-Дог не слишком опытный исполнитель номера с несуществующими блохами, - высказала вполне разумное предположение Дина. - Наверно, он опасался, что, если за ним станут наблюдать робот, двое человек и два ИскИна, кто-нибудь непременно заметит, что, кроме него, других артистов на арене нет.

-Эт точно, - гордо выпятил грудь Бряха. - Я бы непременно заметил. Меня обдурить непросто.

Роза выразительно посмотрела на мужа, но видимо решила, что в данной ситуации лучше промолчать.

Не прекращая хохотать, - со стороны это было похоже на надсадный скрежет, что издает под прессом отслуживший свой век ржавый автомобиль, - Траттор принялся молотить манипуляторами друга о друга, так что даже перекатишки разбежались, не забыв кефир прихватить.

-Похоже, представление заканчивается, - сделала вывод Ася.

Так оно и было. Подманив одного из струхнувших перекатишек льготной бутылкой кефира, Траттор заставил его убрать с прилавка линзу. А крошечные артисты сами куда-то подевались, - может быть, по щелям разбежались, а, может быть, кому-то под мышки забрались.

Представление так понравилось роботу, что он предложил Хот-Догу взять столько кубиков счастья, сколько он сам пожелает. Изоформ поначалу азартно принялся таскать кубики из лотка, но вскоре сообразил, что прятать-то их ему некуда. Пришлось Хот-Догу ограничиться дюжиной кубиков счастья, которые он затолкал под сосиску, предварительно выяснив у Траттор, что от горчицы они своих свойств не утратят.

После триумфального выступления Хот-Дога без кубиков счастья остался только Бряха. На него-то и обратил все свое внимание робот.

-Ну, так что, молодой человек, предложите вы мне что-нибудь на обмен? Или своими силами попытаетесь отыскать выход из этой пустыни?

-А это реально? - спросил джипс.

-А то как же, - голова Траттора как-то странно дернулась из стороны в сторону, после чего ему пришлось в очередной раз поправлять парик. - Если есть вход, значит должен быть и выход. Раз вы как-то сюда попали, значит как-то можете и выбраться отсюда. Другое дело, сколько времени у вас это займет. Но при условии, что время в войде не имеет значения, у вас есть все шансы отыскать выход в самое ближайшее время.

Бряха задумчиво почесал затылок.

-Глупо как-то звучит, - признался он.

-А то! - радостно всплеснул манипуляторами андроид. - Как известно, тот, кто говорит, ничего не знает, а тот, кто знает, предпочитает молчать.

-Да ну тебя, - махнул на робота шляпой Бряха. - Ты кому хочешь голову заморочишь.

-Он говорит прописные истины, - заметила Дина. - Должно быть, выловил из своего каталога.

-Совершенно верно! - щелкнул манипулятором робот. - Честно говоря, я даже не хотел покупать эту максиму у человека, предложившего мне ее. Истина казалась настолько очевидной, что я был уверен, она известна всем и каждому!

-Я не каждый! - гордо выпятил нижнюю челюсть Бряха.

Посмотрев на джипса, Траттор сделал то же самое, решив, что таким образом проявляет участие.

Возникла пауза, которая, впрочем, не казалось гнетущим. Просто все ждали, что произойдет дальше.

-Ну, так что? - снова спросил Траттор. - Не скажу, что я жутко загружен, что вы отнимаете у меня секунды моего драгоценного времени, - с вами или без вас, мне все равно стоять за этим прилавком. В общем-то, с вами даже веселее, чем с перекатишками. И все же, мне хочется окончательно уладить наши дела. Поймите меня правильно, - робот с чувством приложил манипулятор к груди, - я не желаю на вас давить. Но мной движет чувство долга, включающееся в качестве рабочего приложения всякий раз, когда я активирую программу непринужденного трепа.

Хитро прищурившись, джипс ударил шляпой о колено, а затем кинул ее на прилавок, прямо перед Траттором.

-Шляпа, - посмотрел на означенный предмет робот.

-Шляпа здесь не при чем, - махнул рукой Бряха. - Я хочу рассказать тебе кое-что.

-Я весь внимание, - сместился в сторону джипса Траттор.

-Не-ет, - покачал пальцем Роман. - Информация конфиденциальная.

-Ну-у... - чувствуя определенную неловкость, робот посмотрел на женщин. - Если дамы не против...

-Дамы не против, - быстрее всех ответила Дина, которая была уверена, что все равно услышит каждое слово конфиденциального разговора джипса с Траттором.

Ася посмотрела на Дину неодобрительно. А Розе было все равно, - цыганка не обольщалась на счет мыслительных способностей своего муженька, а потому была уверена, что тот снова начнет плести какую-нибудь чепуху.

Хитро улыбаясь, Роман правой рукой приобнял робота за нагретые солнцем плечи, а левой приподнял край прикрывавшего ушное отверстие парика. Губы джипса пришли в движение. Напряглись манипуляторы робота, мертвой хваткой вцепившиеся в край прилавка.

Спустя минуту фотоэлементы Траттора вспыхнули золотистым огнем.

-Не может быть! - воскликнул робот.

Продолжая быстро говорить, Роман коротко кивнул, - все, мол, в порядке, и не такое бывает.

Манипуляторы робота крепче сжали доски.

Еще через сорок секунд робот качнулся из стороны в сторону, как будто получил сильнейший удар по голове.

-Это невозможно! - прорычал он.

Бряха успокаивающе похлопал Траттора по плечу.

Прошли еще двадцать три секунды.

-Не-е-ет! - протяжно и хрипло закричал робот.

Согнувшись в поясе, он уткнулся лбом в прилавок.

-Ну, что ты, прям, как маленький, - похлопал его по спине Бряха. - Поднимайся, я еще не закончил.

Траттор вскинул голову.

-Хватит!

-Нет, - спокойно возразил ему джипс. - Мы остановились на самом интересном.

Робот откинулся назад и схватился манипуляторами за голову.

-Я больше этого не вынесу!

-Можно подумать, я сам тебе навязался, - развел руками Бряха. - Не хочешь дальше слушать, гони кубики.

Понятное дело, металлическое лицо робота было напрочь лишено мимики. И все же каким-то непостижимым образом Траттору удалось отобразить на лице ту страшную душевную муку, что переживал он в эти секунды. -Три, - со страшным скрипом выдавил из себя андроид.

Бряха отрицательно качнул головой и, улыбнувшись нахально, показал растопыренную пятерню.

-Бери, - обреченно махнул манипулятором Траттор.

Что к этому можно добавить?

Историю, которую рассказывал Траттору джипс, мы приводить не станем, поскольку она ни коим образом не влияет на дальнейшее развитие сюжета. Тем же, кому жутко интересно, что так потрясло робота, мы советуем обратится к текстам первоисточников, приведенным в Приложении, размещенном в конце книги.

* * *

Глава 17. Дело, можно сказать, сделано.

Ну, вот, дел, можно сказать, было сделано. Теперь у каждого имелись свои, приобретенные по сходной цене, кубики счастья. У кого-то - больше, у кого-то - меньше. Принципиального значения это не имело. Пора было возвращаться туда, где возле живой изгороди сидел на плетеном венском стуле слепой смотритель сада эпизодов с каталогом Вавилонской библиотеки на коленях.

-Эй, Траттор! - по-хозяйски махнул рукой Бряха. - Покажи нам дорогу назад!

-Друзья мои, - с недоумением развел манипуляторами андроид. - О чем вы говорите? - вопрос ему задал Бряха, но обращался робот разом ко всем. - Какие дороги могут быть в пустыне?

На это трудно было что-либо возразить.

-Можете идти куда угодно, - широким жестом Траттор раскинул в стороны манипуляторы, как будто дарил своим гостям всю пустыню разом, вместе с песком, раскаленным воздухом, дюнами и прячущимися среди них перекатишками. А, может быть, и снаркубуса, стоящего на краю войда и пожирающего время, он им тоже готов был отдать. - Вы разве еще не поняли, - направление, так же как и время, не имеет значения.

-Тогда что вообще имеет значение? - спросила Дина.

Траттор стянул с головы парик и задумчиво стукнул манипулятором по железному лбу.

-Честно говоря, не знаю, - признался робот. - Но явно не то, что вы имеете в виду.

-То есть, смысл имеет то, чему сами мы значения не придаем? - иначе сформулировала Дина.

-Гениально! - Траттор с лязгом ударил одним манипулятором о другой. - Именно это я и имел в виду!

-А чему мы не придаем значения? - удивлено посмотрела на спутников Роза.

-Ну, например, мне, - с легкой обидой произнес Хот-Дог.

-Молчи, - как на мужа, махнула на него рукой Роза. - Ты здесь не при чем.

-То есть, как это не причем? - вскинулся Хот-Дог.

-Молчи! - в унисон прикрикнули на него Ася с Диной.

Изоформ обиделся и затих.

-А перекатишки дорогу знают? - спросила у робота Ася.

-Какую дорогу? - не понял Траттор.

-Дорогу назад, - Ася большим пальце указала себе за спину. - К саду эпизодов.

-Ну, мы же, кажется, договорились! - робот всплеснул манипуляторами, которые, ударившись о бока, гулко лязгнули. - Здесь нет никаких дорог! Да и зачем вам провожатый, если у вас есть кубики счастья!

-В самом деле, - саркастически усмехнувшись, Бряха подбросил на ладони один из честно выторгованных у Траттора кубиков. - Кто бы мне прежде сказал, что счастье можно пригоршнями загребать, ни за что бы не поверил.

-Ты чувствуешь себя счастливее? - спросила у подруги Ася.

-Смотря с чем сравнивать, - задумчиво ответила из-под паранджи Дина. - В отряде Красного Альберта было веселее. Среди зворлоков-неофобов... Ну, примерно так же, как сейчас.

-Не ждите, что кубике незамедлительно сделают вас счастливее, - перегнувшись через прилавок, широко развел манипуляторами Траттор. - Они действуют опосредованно.

-Это как же? - спросил Бряха.

-А вот так! - робот поднял манипуляторы и со стуком уронил их на прилавок.

-Не понял, - насупился Роман.

-Поймешь, когда время придет, - махнул на него манипулятором Траттор.

Джипсу пренебрежительный жест робота не понравился. Ища поддержки и морального одобрения своих дальнейших действий, Роман посмотрел на жену. Роза смотрела в другую сторону, поэтому никаких действий не последовало.

-Короче, - Траттор тихонько постучал манипулятором по доске, подзывая всех поближе. - Вы, дамочка, - указал он на Дину, - берете и бросаете один кубик...

-Почему это я? - возмутилась Дина.

-Потому что у вас их больше, - объяснил свой выбор Траттор.

-А зачем мне его бросать?

-Вот это правильный вопрос, - одобрительно наклонил голову робот.

Парик упал на прилавок. Траттор быстро подхватил его и снова натянул на голову.

-Можно спросить, зачем вам парик? - не к месту поинтересовалась Ася.

-Нельзя, - отрубил робот.

-Ясное дело, зачем, - чтобы мозги не перегревались, - ответила за андроида Роза.

-Если это шутка, то глупая, - лязгнул в ответ Траттор.

-А если нет? - ехидно усмехнулся Бряха.

-Слушайте! - возмущенно взмахнула руками Дина. - Так мы никогда до сути не доберемся!

-До сути чего? - непонимающе посмотрел на нее Хот-Дог.

-Зачем мне нужно кидать куда-то свой кубик счастья?

-Все очень просто, - облокотившись на прилавок, Траттор повернулся так, чтобы видеть перед собой Диниу. - Вы бросаете кубик как можно дальше, отмечаете место, где он упал и идете к нему. Дойдя до места, кидаете следующий кубик...

-А можно подобрать и кинуть тот же самый? - снова перебила робота Дина.

-Нельзя, - отрицательно качнул головой андроид. - Кубик счастья можно использовать только единожды.

-И как же я его использовала?

-Он указал вам направление.

-Но ведь я сама его кинула, произвольно выбрав направление.

-Совершенно верно, - согласился Траттор. - Но если до того, как бросить кубик, вы сомневались, в какую сторону идти, то после у вас уже никаких сомнений не останется.

-Но так мы не найдем дорогу к саду! - воскликнула Роза.

-Непременно найдете, - заверил ее Траттор. - Уж вы мне поверьте. Сколько у меня тут народу побывало, еще никто назад не возвращался.

-Как-то не очень обнадеживающе это звучит, - пробормотал Хот-Дог.

Сказано это было как бы между прочим, но изоформ, несомненно, хотел, чтобы его услышали. Но не услышал никто. Впрочем, некоторые, по всей видимости, просто сделали вид, что не услышали замечание Хот-Дога относительно незавидной судьбы тех, кто решил-таки последовать советам торговца счастьем. А ведь, если подумать, как здорово все получается: нет клиента - нет и проблем, рекламацию предъявлять некому. Ну, в смысле, если пресловутые кубики счастья на самом деле, как и сказал перекатишка, окажутся просто какашками какого-то там снаркубуса.

-Что ж, - Дина рукой отсалютовала Траттору, - приятно было познакомиться, - и, повернувшись к прилавку спиной, кинула кубик.

-А уж мне-то как было приятно, - проскрипел робот.

И что было в его скрипе, - искреннее радушие или злая насмешка, - никто не понял.

Кинула Дина хорошо, - кубик улетел за дюну.

-Может быть, кинешь еще раз, не так далеко? - предложил Бряха.

-Давай кубик, - протянула руку Дина, - кину.

Свой кубик Роман пожалел.

Ася приставила ладонь козырьком ко лбу и посмотрела на дюну, за которую улетел Динин кубик. На вершине дюны приплясывал счастливый перекатишка, - в каждой клешне у него было по бутылке кефира.

-Не совсем понятно, куда идти, - Ася потерла пальцами переносицу.

-Да, какая разница! - махнула рукой Дина и уверенно зашагала вперед.

Следом за ней потянулись остальные.

-Пока! Пока! - махал им вслед манипулятором торговец счастьем Траттор.

Махал до тех пор, пока люди, ИскИны и примкнувший к ним изоформ не скрылись за гребнем дюны. Лишь после этого Траттор стянул с головы надоевший парик, кинул его в лоток с кубиками счастья, уселся на прилавок, поболтал ногами и открыл бутылку кефира.

Заметив приближающийся к нему отряд, приплясывающий на вершине дюны перекатишка исчез куда-то, как сквозь землю провалился. Во он был, - и вот его нет. Может быть, нора у него в песке была вырыта? А, может быть, и не было на самом деле никаких перекатишек? И Траттора не было? Что вообще можно считать реальным в этом абсолютно нереальном мире. Ася сунула руку в карман и зажала в кулаке пригоршню кубиков счастья. Может быть, они настоящие?

-Ну, и где твой кубику упал? - недовольно прогнусавил Роман.

-Здесь, - уверенно ткнула пальцем себе под ноги Дина.

Джипс подошел к Дине, наклонился и даже ногой песок поворошил, - нет никакого кубика.

-Траттор сказал, что кубик уже не найти, - сказала Дина, обращаясь к согбенной спине Бряхи.

-Тогда откуда ты знаешь, что он здесь упал? - вывернув шею, снизу вверх посмотрел на нее джипс.

-Знаю, - коротко ответила Дина и приготовилась кинуть второй кубик.

-Кидай поближе! - не то попросил, не то потребовал Роман.

Дина усмехнулась и снова запустила кубик так далеко, как только смогла.

Сорвавшись с места, Бряха кинулся к тому месту, где упал кубик. Бежать по песку было очень тяжело и неудобно. Пару раз джипс упал, но, даже падая, он не опускал голову, чтобы не потерять из виду крошечную отметинку, оставленную на песке кубиком. Добежав до места, джипс топнул ногой, словно таракана раздавил, и заорал радостно, тыча в песок руками:

-Здесь он упал! Точно, здесь!

-Молодец, - показала ему большой палец Роза. - Отличная работа.

Вместе с другими женщинами, цыганка не спеша шла по песку. Цыганке было так же, как и Асе, жарко, хотя ощущала она жару иначе, чем человек. Но, в отличии от мужа, Роза не видела смысла торопиться. Куда спешить, ежели кругом песок, да и только? Быть может, Бряха всерьез полагал, что за очередной дюной, куда Дина зашвырнет кубик счастья, их будет ждать оазис с прозрачным источником, финиковыми пальмами, цветущими акациями и прочей небывальщиной? Может быть, он рассчитывал и на гурий пышнобедрых, что станут его ублажать, едва только он развалится на ковре и возьмет в руку мундштук кальяна? Так думала Роза, насмешливо глядя на кружащего, точно дервиш, на одном месте Романа. Но вот что любопытно, доведись Розе заглянуть в черепную коробку мужа и расшифровать бегущие по нейронам сигналы, она с немалым, надо полагать, удивлением узнала бы, что почти не ошиблась в своих предположениях. И, более того, Бряха с готовностью отдал бы все пять имевшихся у него кубиков счастья ради того, чтобы навсегда остаться в таком оазисе. Ну, может быть, не навсегда, а на то время, пока цыганская кровь вновь не позовет в дорогу.

-Что-то мне это очень сильно напоминает, - задумчиво произнесла Ася, когда Дина в очередной раз метнула кубик, и Бряха, точно преданный пес, бросился его искать.

-Что именно? - спросила Дина.

-Весь этот процесс, - Ася подняла руки и описала ими два широких, вписанных один в другой круга. - Сначала мы кидаем кубик, потом идем за ним, потом снова кидаем...

-И снова идем, - закончила Дина.

-Я так и не поняла, для чего это нужно? - пожала плечами Роза.

-Чтобы не испытывают сомнений, - ответила Дина. - В пустыне вообще очень трудно выбирать направление, - нет никаких ориентиров. А так, по крайней мере, ясно, куда идти.

-Но рационально ли переводить кубики счастья таким образом? - спросил тащившийся позади всех изоформ.

Хот-Дог то и дело оглядывался назад, потому что боялся, что вместе с потекшей на жаре горчицей из-под сосиски выскользнут и кубики счастья. Изоформ придумал забавную, как ему казалось, шутку на счет того, что он скоро из хот-дога превратится в сосиску-гриль, но все никак не мог решиться ее озвучить, полагая, что юмор такого рода недоступен людям, к которым он, не ведая сомнений, причислял и ИскИнов.

-Если относиться к ним, как к кубикам счастья, то, конечно, жалко, - ответила на вопрос изоформа Дина. - Но, если думать о том, что это всего лишь дерьмо снаркубуса, то какая разница? Мне нужно всего три кубика, чтобы попасть в сад эпизодов.

-Почему это так важно для тебя? - спросила Роза.

-Не знаю, - пожала плечами Дина. - Возможно, потому что нигде больше нет ничего подобного.

-Сад - единственная возможность продвинуться вперед и продолжить наши поиски, - добавила Ася.

-Ох! - сокрушенно покачала головой Роза. - Чует мое сердце, надолго мы тут застряли.

-Где твои бедуины, Дина? - спросила у подруги Ася.

-За следующей дюной, - размахнушись как следует, Дина закинула очередной кубик точно на вершине огромной кучи песка.

Первым, как всегда, до заданной точки добежал Бряха. Но, едва только глянув на другую сторону дюны, Роман всполошено замахал руками, - причем совершенно непонятно было, торопит ли он женщин поскорее подниматься к нему, или же, наоборот, велит оставаться на месте, - потом оступился, упал и покатился вниз. На другую сторону.

-Чего это он? - Роза с тревогой смотрело на то место, где секунду назад стоял ее муж.

-Бедуинов увидел, - с невозмутимым спокойствием ответила Дина.

Роза посмотрела на Дину, но та пряталась под паранджой, и что за выражение было у нее на лице, оставалось только гадать. Чувствуя неясное пока беспокойство, Роза ускорила шаг. Дина и Ася шли, не отставая от цыганки. Отстал Хот-Дог, которые уже начал склоняться к мысли, что шутка на счет сосиски-гриль, на самом деле не такая уж смешная.

Взойдя на вершину, обещанных бедуинов дамы не увидели. Узрели они группу людей, человек шесть, которых вполне можно было бы счесть за паломников, если бы не камуфляжная форма и автоматы Калашникова в руках. И, что свосем уж не лезло ни в какие ворота, несмотря на убийственную жару, на головы некоторых из них, были натянуты вязаные шлемы-пасамонтаньи.

-По-моему, я их знаю, - сказала Ася.

-По-моему, мы обе их знаем, - уточнила Дина.

Разумеется, это были ребята из отряда Красного Альберта, меж которых затесался тучный мужчина с редкой бледно-рыжей, будто выгоревшей на солнце шевелюрой, одетый в светло серый цивильный костюм. Мало того, что мужчина и внешне-то никак не походил на боевика, так еще и руки у него были связаны за спиной веревкой, конец которой держал один из партизан в пасамонтанье. Борцы с политкорректностью уже успели захватить пленника, хотя где среди песков им удалось отыскать рыжего толстяка - непонятно.

Бряха свалился на партизан, точно снег на голову, - учитывая климатические условия, в которых все происходило, сравнение не очень уместное, но, спрашивается, что может падать на голову в пустыне? - и сейчас боевики были заняты решением возникшей внезапно проблемы. А именно, - что делать с невесть откуда взявшимся джипсом? Судя по всему, возиться с Бряхой парням Красного Альберта не очень-то и хотелось, но, в то же время, профессиональная гордость не позволяла отпускать пленника, который сам шел в руки.

-Эй! Мальчики! - замахала рукой Дина, сбегая вниз по склону дюны.

Паранджа, скрывавшая все ее самые привлекательные стороны, исчезла, уступив место легкому, развевающемуся на ветру, полупрозрачному балахону, расцветка которого напоминала о легендарных временах психоделии и повального увлечения ЛСД.

-Ну, надо же, - здоровяк с автоматом стянул с головы пасамонтанью, под который, как оказалось, скрывалась добродушнейшее лицо белого негра Тома. - Какими судьбами?

-Мы к Траттору ходили, - махнула рукой назад Дина.

-Понятно, - по лицу Тома расплылась широченная улыбка, что называется, от уха до уха.

-А что? - насторожилась Ася. - Кубики счастья у него контрафактные?

-Это смотря с какой стороны поглядеть, - еще один боевик стянул с головы пасамонтанью, и оказалось, что это ни кто иной, как сам Красный Альберт. - Все зависит от того, кто послал вас к Траттору.

-Слепой библиотекарь, работающий смотрителем при саде эпизодов, - ответила Ася.

-Тогда все в порядке, - махнул зажатым в руке автоматом Эйнштейн.

-Ну, и славно, - буркнул вроде как себе под кончик сосиски, но при этом так, чтобы все его услышали, Хот-Дог. - А то я уж волноваться начал. Кидаем кубики, кидаем, а толку никакого.

Изоформу не нравилось, когда о нем забывали, и ему отчаянно хотелось вернуть чувство собственной значимости. Для этого Хот-Дог должен был снова поверить в то, что он пусть не самый важный, но, тем не менее, незаменимый член их маленькой экспедиции. Одним словом, такой же, как все. А для этого следовало, как минимум, заставить прочих обратить внимание на собственную персону.

-Ха! - весело хлопнул в ладоши Том. - Старина Траттор в своем духе!

-О чем ты? - удивленно посмотрела на белого негра Дина.

-Это же Траттор вам сказал, что для того, чтобы из пустыни выйти, нужно кубики бросать?

-Он самый, - подтвердила Диана.

-Он всем это говорит, - махнул широкой ладонью Том.

-Ты хочешь сказать, что таким образом нам отсюда не выбраться?

-Ну, почему же, - улыбнулся Эйнштейн. - В конце концов выход непременно находят все. Но одна компания, помниться, бродила по пустыне лет сорок. Хотя, если принять во внимание, что время - понятие такое же относительное, как и протяженность пути в пространстве...

-И то, что в войде времени вообще не существует, - вставил Том.

-Да, - согласился с ним Эйнштейн, - и это тоже. Тогда получается...

Альберт задумался, как будто забыл, что хотел сказать.

Прибывая в состоянии глубокой задумчивости, Эйнштейн отдал автомат одному из своих спутников, достал из кармана небольшой блокнотик и карандаш и, усевшись по-турецки на песок, принялся что-то быстро записывать.

Том жестом велел всем сохранять молчание и махнул ладонью, призывая отойти в сторону.

-Альберт задумался, - шепотом произнес он, косясь на Эйнштейна. - Озарение, понимаешь, на него нашло. Да вы не беспокойтесь, - улыбнулся белый негр. - Он сейчас парочку формул выведет и выйдет из транса. Но до той поры его беспокоить нельзя.

-Он делает открытия в состоянии медитативного транса? - шепотом спросила Ася.

-Ну, да, - коротко кивнул Том. - Иногда еще грибы жует. Его этому дон Хуан научил. Хотя, - негр озабоченно качнул головой, - мне порой кажется, что не на пользу это Альберту. Ох, не на пользу! Этот, - взглядом указал на Бряху негр, - с вами, что ли?

-С нами, - заверила боевика Ася.

-Ну, тогда ладно, - Том улыбнулся и весело подмигнул джипсу. - Живи!

-Вы-то сами здесь как оказались? - спросила Дина.

-Мы с боевого задания возвращаемся, - гордо выпятил грудь партизан. - Видите толстяка со связанными руками? Это мэр Вошин-Тауна. Самый что ни на есть злостный последователь и пропагандист идей политкорректности. Видели бы вы, что он с городом сделал!

-Я видел! - Поднял руку Бряха. - То есть, мы с Розой, - тут же поправился он. - Это ужасно! - Роман прижал ладонь к груди, там, где под рубашкой у него билось сердце. - Просто кошмар!

-Ну! - согласился с ним Том. - Вот мы и пленили этого зверя с человеческим лицом.

-Так он еще и негуманоидной расы! - возмущенно вскинул кулак Бряха, как будто вот прямо сейчас готов был разобраться с плененным мэром.

-Да нет, - поморщился белый негр. - Это я так, образно выразился.

-А-а, - Роман опустил занесенный для удара кулак. - Кстати, у нас с Розой, в Вошин-Тауне дочка приемная осталась, - джипс ухватил в горсть атласную рубаху на груди. - Душа за нее болит!

Связанный, обливающийся потом толстяк с побагровевшим лицом выглядел таким несчастным, что Роза, добрая душа, пожалела его.

-И куда ж вы его, болезного, тащите? - тяжело вздохнула цыганка.

-Судит его будем, - солидно изрек белый негр. - Открытым народным судом.

Эйнштейн закончил писать, сунул в карман блокнот и карандаш, поднялся на ноги и снова взял в руки автомат.

-Именно так, - сказал он, подходя к группе, беседовавшей с Томом. - Открытым народным судом. Официальных приглашений не рассылаем, но будем рады если и вы почтите нас своим присутствием.

-И мне можно? - спросил Хот-Дог.

Глянув на изоформа, Красный Альберт задумчиво сжал пальцами подбородок.

-Пусть приходит, - махнул рукой Том.

-Хорошо, - согласился Эйнштейн. - Приходи, если хочешь. - Умным, чуть лукавым взглядом Красный Альберт окинул всех присутствующих. - Надеюсь, каждый из нас извлечет из этого процесса что-то полезное.

-И когда же состоится суд? - поинтересовался Бряха.

-Учитываю местную специфику ответить на этот вопрос я не могу, - Эйнштейн улыбнулся и развел руками. - Но, полагаю, все заинтересованные лица будут заблаговременно извещены о начале процесса и успеют вовремя прибыть на место.

-В общем-то, мы не против, - улыбнулась Эйнштейну Ася. - Вот только не знаю, как обстоятельства сложатся.

-В настоящий момент обстоятельства складываются для вас самым благоприятным образом, - Красный Альберт взял Асину руку и галантно поцеловал ее. - Вы встретили нам, а это значит, что вашим блужданиям по пустыне пришел конец.

-Вы знаете, как отсюда выбраться! - обрадовалась Ася.

-Конечно, - улыбнулся Эйнштейн. - Я же не Моисей, чтобы водить своих людей по пустыне, не имея даже самого элементарного представления о принципах ориентирования на местности. Видите, проход между двумя высокими дюнами? - стволом автомата указал направление Альберт. - Как минуем проход, нам - налево, а вам - направо.

-Вы так хорошо знаете войд, - с несвойственным для него уважением заметил Бряха.

Хотя, не исключено, что уважение джипса вызывал не столько сам Красный Альберт, сколько автомат у него в руках.

-Да при чем здесь я, - смущенно улыбнулся Эйнштейн. - Это все дон Хуан, наш партизанский маг. Во время своих мистических путешествий во сне он, случется, находит новые переходы, связывающие различные варианты реальности войда.

-Так чего же мы ждем? - сделал вид, что страшно удивлен, Бряха.

Том посмотрел на пленника.

-Эй, жирдяй, отдышался малость?

Мэр Вошин-Тауна что-то невнятно пробурчал в ответ.

-Притворяется, - скроил пренебрежительную гримасу белый негр. - Вроде как, отдышка у него, сердце болит, ноги стер. На самом деле, надеется, что подмога подоспеет.

-Тем более, надо спешить! - от нетерпения джипс едва не приплясывал на месте.

-Да какое там! - улыбнувшись, махнул рукой Том. - Они наш след еще у Трех Сосен потеряли.

-Все равно, пора идти, - Красный Альберт закинул автомат за спину, лихо свистнул и махнул рукой. Зажатой в кулаке пасамонтаньей Эйнштейн провел по покрывшемуся испариной лбу. - Жарковато нынче.

* * * Глава 18. Уровень непонимания, ведущий вперед или в строну.

Миновав указанные Эйнштейном дюны, они прошли еще немного вперед. Место ничем не примечательное, - ни тебе верстового столба, ни светового щита с указанием, сколько километров осталось до ближайшего населенного пункта, все тот же песок вокруг, - только Красный Альберт остановился вдруг и сказал:

-Все, пришли.

Ася посмотрела назад. Оставленные ими следы были едва видны, - ветер старательно заносил их песком, спеша вернуть пустыне ее девственный вид, в котором, несомненно, присутствовала некая эстетическая законченность. Если бы кому-то вдруг потребовалось зримое воплощение энтропии, то вот оно, - пожалуйста! Лежит, раскинувшись от горизонта, до горизонта, подставив солнцу желтый бок. Смертный покой, помноженный на убийственное однообразие.

Ася была рада покинуть пустыню, - ей никогда не нравилась определенная законченность чего бы то ни было. Может быть, именно поэтому она и не заметила момент перехода. Асе показалось, что она даже шаг не успела сделать, только повернулась в ту сторону, куда указал Эйнштейн. И будто слайд в проекторе сменил тот, что стоял до него. Вместо песка - аккуратно подстриженный зеленый газон, вместо бледно-голубого раскаленного неба - белесые облака над головой, вместо горбатых дюн, плавно изгибающих линию горизонта - стена живой изгороди. И воздух. Сделав только первый вдох, Ася поняла, насколько прокаленный солнцем воздух пустыни отличается от напоенного влагой, ароматами листьев и трав воздуха парка.

Слепой библиотекарь сидел на прежнем месте. Сложив худые, перекрученные венами руки на большой книге в кожаном переплете, что лежала у него на коленях, и высоко вскинув голову, старик всматривался в окружавшую его вечную тьму и чему-то улыбался. Хотя, кто сказал, что слепые видят только темноту?

-Хвала Вселенной, кибитка на месте! - радостно воскликнул Бряха.

Да так радостно, что можно подумать, важнее кибитки, доставшейся джипсу по случаю, ничего в целом свете нет. Ну, разве что только запропастившийся невесть куда незабвенный "Снеток". А все остальное - труха, однозначно.

-Долго нас не было? - спросила Дина, подойдя к смотрителю сада.

Она задала вопрос исключительно из вежливости, не рассчитывая получить ясный ответ, не замешанный на цитатах из Общей теории относительности. Чем дольше, - выражение исключительно образное, не требующее рационального осмысления, - они странствовали по войду, тем больше убеждалась Дина в том, что здесь нет и не может быть ничего определенного. Странно еще, как сами люди не превращались здесь в призраков. Ведь если в конкретный момент у объекта нет привязки к определенному месту в пространстве, то что он собой представляет?.. Вот именно!

-Нет, - ответил слепец, чем поверг Дину в полнейшее замешательство. - Обычно ходят дольше, - старик тихонько стукнул пальцами по корешку книги. - Или вы не нашли Траттора?

-Нам просто повезло. Встретили на обратном пути знакомых, которые показали короткую дорогу.

Дина разжала кулак, в котором держала три оставшиеся у нее кубика счастья. Как будто почувствовав ее движение, смотритель перевернул правую ладонь. Дина взяла двумя пальцами один кубик и отчего-то очень осторожно положила его на морщинистую ладонь старика. Слепец прижал кубик указательным пальцем другой руки.

Все замерли в ожидании. А что, если, вопреки уверениям Красного Альберта, кубики ненастоящие? Хотя, если подумать, ну и что с того? В худшем случае смотритель не пустит их в сад. Но это же не трагедия. Или?..

-Да, это он, - сказал смотритель. - Кубик счастья, - старик раскрыл книгу ровно посередине и положил кубик на чистую страницу. - Но вход в сад эпизодов стоит три кубика.

-Да, конечно, - Дина положила на книжную страницу еще два кубика.

Эти смотритель проверять не стал. Он только провел над кубиками открытой ладонью и тут же захлопнул книгу. Удивительно, но между плотно прилегающими одна к другой страницами не осталось ни малейшего зазора. Как будто в тот момент, когда книга закрылась, кубики исчезли бесследно, превратившись в то, из чего они были созданы. И время незаметно вытекло меж страниц каталога Вавилонской библиотеки, хранящего бесценную информацию о том, чего никогда не было и, скорее всего, уже никогда не будет.

Следующей отдала смотрителю кубики Ася. Старик поступил с ними точно так же, - положил в книгу и закрыл.

Затем наступила очередь Хот-Дога. Изоформ осторожно извлек из-под сосиски три кубика и попросил Дину передать их смотрителю.

-Кубики в горчице, - предупредила смотрителя Дина.

-Ничего страшного, - улыбнулся старик.

Дина пожала плечами и кинула кубики Хот-Дога на чистый лист бумаги. Книга захлопнулась, кубики исчезли.

Смотритель поднял руку над головой и звонко щелкнул пальцами.

-Три входных билета в сад эпизодов!

-Подождите! - остановила его Ася. - С нами еще двое!

-Где? - слепец удивленно покрутил головой по сторонам. - Не вижу.

Роман с Розой стояли в стороне, на полпути между кибиткой и входом в сад.

-Ну же! - махнул им лапкой Хот-Дог. - Мы только вас и ждем!

Джипс улыбнулся и обнял жену за плечи. Роза положила голову Роману на грудь.

-Мы с Розой посоветовались и решили, что не пойдем в этот сад, - сказал Бряха. - Ну, что мы, в самом деле, садов не видели, что ли?

Ася по-своему истолковала отказ джипсов идти вместе со всеми.

-Да ладно вам, - махнула она рукой. - У меня еще кубики остались, я за вас заплачу.

Ася выгребла из кармана остававшиеся там кубики. Странно, но их почему-то стало заметно меньше.

-Ничего удивительного, - ответил на Асин незаданный вопрос смотритель. - Кубики счастья со временем возгоняются, - время возвращается в свою первоначальную форму.

-Почему же, в таком случае, в войде все равно чувствуется острый дефицит времени? - спросила Дина.

-Скорее наоборот, - улыбнулся старик. - Времени здесь переизбыток. Не обращали внимания, здесь никто никогда никуда не опаздывает? Любая встреча, назначенная или нет, происходит в нужный момент при том, что никто не торопится.

Ася пересчитала лежавшие на ладони кубики. Ровно шесть, - достаточно, чтобы оплатить прогулку четы джипсов по саду эпизодов.

-Вот, еще два билета, - Ася протянула кубики смотрителю.

-Дорогая моя, - старик глянул на Асю невидящими глазами. - Кто здесь слеп, вы или я? Ваши друзья не хотят идти в сад. Неужели это так трудно понять?

-Но почему? - удивленно посмотрела на джипсов Ася.

-Не люблю я эти штуки, - Бряха поморщился и свободной рукой сделал движения, как будто вворачивал лампочку в цоколь. - Эпизоды, тропинки там всякие расходящиеся... Кто знает, куда они могут завести.

-Очень верное замечание, молодой человек, - с чрезвычайно серьезным видом кивнул старик. - Зачем ступать на тропу, которая неизвестно куда выведет?

-Вот, послушайте! - рукой указал на смотрителя Бряха. - Послушайте, что умный человек вам говорит!

-А я это говорю не им, - лукаво улыбнувшись, качнул головой старик, - а вам, молодой человек.

-Мне? - Сбитый с толку Роман сосредоточенно нахмурился.

-Вы же не хотите идти в сад?

-Нет, - качнул головой Бряха.

-Тогда в чем вопрос?

-Роза, - обратилась к цыганке Дина. - А ты почему не идешь?

-Куда ж я без мужа, - улыбнулась Роза.

-Да! - решительно выставил ногу вперед Бряха. - Нечего нам делать в этом саду. Пустая трата времени.

-Ну, это как посмотреть, - слепец наклонился и щелкнул ногтем Хот-Дога по кончику сосиски. Изоформ от неожиданности подпрыгнул на месте. - Глупо рассуждать о времени в ситуации, когда сам Эйнштейн пасует.

-В саду вашем, не ровен час, заблудишься, - сказал Бряха серьезно. - А нам еще "Снетка" отыскать нужно. Так что, мы лучше поедем.

-Куда поедете? - поинтересовался смотритель.

-А, куда глаза глядят! - по-молодецки лихо рубанул рукой воздух Роман. - Все равно в этом вашем войде нет ни путей, ни дорог. И кто только все это придумал?

-Да, собственно, все мы вместе, - развел руками старик. - То, что мы видим вокруг - это ни что иное, как суммарный результат наших представлений о мире.

-Со стороны посмотреть, так можно подумать, что все мы безумны, - заметила Ася.

-Нет, - отрицательно повел кистью руки слепец. - Дело в том, что наши представления о мире очень разные. Вот в результате и получается...

Смотритель дважды щелкнул пальцами, подбирая нужное слово.

-Салат, - сказала Ася.

-Винегрет, - сказала Дина.

-Черт знает что, - сказал Хот-Дог.

-Вот видите, - улыбнулся старик. - Даже по этом вопросу мнения у всех разные, хотя каждый прекрасно понимает, о чем идет речь. И ведь, что самое интересное, по сути, верно все, что вы сказали.

-Значит, нам никогда не выбраться из этого кошмара, - сделала неожиданный вывод Ася.

-Почему вы так решили? - удивленно поднял бровь слепец.

-Трудно найти выход, блуждая среди образов, порожденных чужими фантазиями.

-Так кажется только на первый взгляд, - ответил старик. - Что нужно для того, чтобы покинуть сон?

-Проснуться, - ответила Ася.

-А как вы понимаете, что сон закончился?

Ася удивленно развела руками.

-Это же очевидно.

-Не для меня, - покачал головой слепец.

-Не составляет труда отличить сон от реальности.

-Почему?

-Потому что... - Начала Ася и задумалась. Простые вопросы чаще всего ставят в тупик. Попробуйте объяснить, что такое вода человеку, который никогда ее не видел. - Потому что, я знаю, что такое реальность.

-Наши сны есть ни что иное, как фантастическое отображение реальной действительности, - медленно, нараспев произнес смотритель. - Но что, если попробовать повернуть это определение в обратную сторону? Реальность есть ни что иное, как фантастическое отображение сна. То есть, сон легко принять за реальность, если только поменять знаки в системе координат, в которой мы собираемся работать.

-Для меня все это слишком сложно, - с чувством собственного достоинства улыбнулся Бряха. - Так что, мы, пожалуй, поедем. Как-нибудь сами найдем дорогу.

-До свидания, Роза!

-Удачи, Роман!

-Прощайте!

-До встречи!

Роман помог Розе забраться в кибитку, сам сел на козлы и, махнув всем на прощание шляпой, стегнул лошадок вожжами. Застоявшиеся кони резво побежали вперед. Кибитка сделала круг по гаревой дорожке, опоясывающей газон. Когда круг замкнулся, кибитка пошла на второй. Стена живой изгороди не давала возможности выбрать иной путь, но Бряха, казалось этого не замечал. Он сидел на козлах, упершись локтями в колени, и сосредоточенно смотрел вдаль. Кибитка начала описывать третий круг.

-И куда он так уедет? - ни к кому конкретно не обращаясь, задал вопрос Хот-Дог.

-Ему виднее, - ответил изоформу смотритель. - По сути ведь мы всю жизнь только тем и занимаемся, что бегаем по кругу.

-И при этом считаем, что движемся вперед, - добавила Ася.

-Если ты понял, что твое движение вперед превратилось в замкнутый круг, то это дает тебе шанс вырваться из него, - библиотекарь постучал пальцами па переплету книги. - По-моему, вам пора идти.

-А как же Бряха? - посмотрела на едущую по кругу кибитку Дина.

-О нем не беспокойтесь, - махнул рукой смотритель. - Он, в конце концов, свою дорогу найдет. Думаете, он первый, отказавшийся в сад войти?

-А почему иные обходят ваш сад стороной?

-Да потому что не все любят разбираться в сюжетных хитросплетениях. Кому-то нравится все время двигаться по прямой. Вернее, бегать по кругу.

-Путеводителя по саду у вас нет? - поинтересовался на всякий случай Хот-Дог.

Смотритель от души рассмеялся.

-Ну ты, приятель, и шутник, - вымолвил он, стирая пальцем выступившую в уголке глаза слезу.

-Я просто так спросил, - смутился изоформ.

-Да будет тебе, - махнул на него рукой старик. - На-ка вот, лови!

Сказал и подкинул вверх большую старинную монету давно уже не существующего государства. Перевернувшись раз двадцать, монета упала перед Хот-Догом.

-И зачем она мне? - непонимающе уставился на тусклый медяк изоформ.

-Бери, пригодится, - усмехнулся смотритель. - Если вдруг сомнения возникнут, в какую сторону идти, просто подкинь монету.

-И что? - не понял Хот-Дог.

-Увидишь орла - сворачивай налево, решку - направо.

Хот-Дог озадаченно хмыкнул, подобрал монету и сунул ее под сосиску, где уже мариновались в горчице кубики счастья.

-Спасибо тебе, добрый человек, - степенно, с чувством собственного достоинства изрек изоформ.

-Да не за что, - улыбнулся слепец. - Удачи тебе, сосиска!

Не любивший, когда его называли сосиской, Хот-Дог на этот раз смолчал. В результате чего в разговоре возникла пауза.

-Мы можем войти? - спросила Ася, сообразив, что все темы для разговоров исчерпаны.

-Да, конечно, - быстро, небрежно смотритель махнул рукой, как будто ему все уже давным-давно надоело.

То есть, абсолютно все.

-Всего доброго, - сказала Ася и вошла в проход.

-Спасибо, - сказала Дина и последовала за подругой.

-Будь здоров, старик, - недовольно буркнул Хот-Дог и побежал догонять остальных.

Проход закрылся. Как будто и не было его никогда.

Сидевший на стуле слепой библиотекарь постучал согнутыми пальцами по переплету книги, поднял голову, улыбнулся чему-то своему и, непонятно к кому обращаясь, произнес следующую речь:

-Прежде чем следом за Асей, Диной и Хот-Догом устремиться в сад эпизодов, нам придется кое в чем разобраться. Сад сей представляет собой настолько сложную, запутанную и не поддающуюся никакому разумному осмыслению пространственную систему, что прогулка по нему вовсе не обещает стать легкой, а времяпровождение - приятным. Именно поэтому лицам, страдающим клаустрофобией или расстройством вестибулярного аппарата, настоятельно рекомендуем воздержаться от чтения соответствующих глав. Вы ровном счетом ничего не потеряете, а вот время сэкономите. Ну, что вам, в самом деле, заняться больше нечем? Наверняка ведь сейчас по телевизору идет какое-нибудь дурацкое ток-шоу. На худой конец политические дебаты в Госдуме можно посмотреть, - глядишь, слуги народа примутся друг друга за вихры таскать или минералкой обливаться станут. Всё развлечение. И мозги, опять-таки, напрягать не требуется. Тем же, кто решит начать странствие по саду эпизодов можно посоветовать положить рядом с собой томик или бумажную распечатку трактата "Ицзин", известного так же под вульгарным названием "Китайская Книга Перемен". Если же в вашей домашней библиотеке нет "Ицзин", - сам по себе факт весьма прискорбный, - что ж, в таком случае вы можете обойтись монеткой, воспользовавшись ею так, как я посоветовал Хот-Догу.

Итак, добро пожаловать в сад эпизодов!

* * *

Глава 19. Прогулка по саду эпизодов, из одного конца в другой, представленная в легкой, игровой форме.

Начальные условия. (курсив)

Небольшая полукруглая лужайка. За спиной - высоченная стена живой изгороди, впереди - три расходящиеся в разные стороны тропинки, посыпанные мелким гравием. Тропинки разделяют полосы кустарника, густого и колючего, высотой примерно в полтора человеческих роста; если человек, идущей по одной из тропинок, поднимет руку вверх, то движущийся по другой ее не увидит.

-Ну вот, попались, - мрачно констатировал изоформ.

-Не говори ерунду, - тут же строго осадила его Ася.

-А что? - с вызовом вскинул румяный кончик сосиски Хот-Дог. - Разве я не прав? Как добраться до выхода, мы не знаем. Был вход - и того не стало. Что делать-то теперь будем?

По всему было видно, Хот-Дог начал нервничать. А когда он нервничал, то говорил без умолку, лихо компенсирую отсутствие смысла хлещущими через край эмоциями.

-Предлагаю поискать сувенирный ларек, - сказала Дина.

Сказала так, что можно было подумать, она только за тем сюда и пришла, чтобы закупиться сувенирами. И, что любопытно, на это у изоформа не нашлось что ответить.

Основные правила. (курсив)

-Три тропинки, - Ася поочередно указала на каждую. - Кто какую выбирает?

-Стоп, стоп, стоп, - забегал, выписывая восьмерки, Хот-Дог. - О каком выборе идет речь? Кто сказал, что мы должны идти в разные стороны?

-Это же очевидно, - ответила Дина. - Тропинки три и нас тоже трое. Значит каждый должен идти своим путем.

-Не вижу в этом никакой логики! - протестующе затрясся Хот-Дог, рассеивая вокруг себя брызги горчицы и кетчупа. - Здравый смысл в зоне абсолютного нуля!

-Если мы пойдем в разны стороны, то больше увидим и втрое больше узнаем, - резонно возразила Ася.

-Не согласен! - вновь протестующе содрогнулся Хот-Дог. - Сад - он и есть сад! В какую сторону не иди, - все деревья, кусты да трава!

-Это сад эпизодов, - напомнила Дина.

-И что с того?

-Здесь за каждым поворотом ждет какая-нибудь неожиданность.

-Мне не нужны неожиданности! - протестующий взмахнул сосиской Хот-Дог. - Я привык жить спокойной, размеренной жизнью.

-Зачем ты вообще сюда пришел? - спросила Ася.

-За компанию, - не задумываясь, ответил изоформ. - Если бы я остался, мне бы пришлось либо коротать время в компании слепого библиотекаря, который постоянно старается меня задеть, то пальцем, то словом, либо наматывать круги вместе с Бряхой, что тоже не на много веселее.

-Мы напрасно время потеряем, если станем ходить по саду гурьбой.

-Хорошо, - пошел на попятную Хот-Дог. - Вы идите в разные стороны, а я побегу за одной из вас. Дина, ты возьмешь меня с собой?

-Нет.

Дина улыбнулась и сменила испещренный яркими, амебообразными пятнами балахон на желтый спортивный костюм на молнии, плотно облегающий ее ладную фигурку, и легкие голубые кроссовки. В интерьере сада эптзодов новый Динин костюм смотрелся не в пример естественнее прежнего.

-Почему? - обескуражено проскулил изоформ.

-Потому что Ася тоже не возьмет тебя с собой, - перевела разговор на подругу Дина.

-Это правда, Ася? - полушепотом, с придыханием, спросил Хот-Дог.

-Истинная правда, - подтвердила Ася. - Понимаешь, Хот-Дог, в этом саду у каждого своя тропинка.

-А что, если мы потеряемся? Что, если больше никогда не встретим друг друга?

Голос изоформа дрожал так, будто он готов был расплакаться.

-Сад эпизодов устроен так, что в конце все тропинки непременно должны сойтись в одной точке, - объяснила расстроенному изоформу Ася.

-В том случае, если, делая свой выбор, никто из нас не допустит ошибки, - уточнила Дина.

-А если кто-то ошибется? - с ужасом в голосе прошептал Хот-Дог.

-Выходит, все мы ошиблись, собравшись вместе.

-Послушай, подруга, - Ася с интересом посмотрела на Дину. - А как ты собираешься пройти по своей тропе? Мы ведь с тобой как сиамские близнецы.

-Очень просто, - небрежным щелчком Дина сбила с плеча пушинку. Поскольку желтый спортивный костюм был таким же виртуальным, как и весь облик ИскИна, можно было предположить, что таким образом Дина пыталась скрыть смущение. - Ты дашь мне ком-браслет.

Услышав такое, Ася даже не сразу нашла, что ответить. Отдать ИскИну ком-браслет, в котором были заложены все параметры его виртуальной личности? Нет, это решительно невозможно! Ася доверяла подруге на все сто, она была уверена, что Дине не придет в голову самостоятельно вносить изменения в систему. Зачем ей это? И все же какая-то привычная условность мешала ей вот так просто снять браслет и отдать его Дине.

-Вижу, ты в смущении, - эти слова Дина произнесла с легкой, едва уловимой иронией, сохраняя на лице выражение невозмутимого спокойствия.

-Не совсем так, - Ася помахала кистью руки. Она пыталась найти слово, более точно передающее то, что она чувствовала, но, как на зло, в голову ничего не шло.

-Ты чего-то боишься? - спросила Дина.

-Нет! - протестующе взмахнула рукой Ася.

В самом деле, чего ей бояться?

-Тогда отдай Дине браслет, - сказал Хот-Дог.

Тебе-то какое дело, хотела ответить изоформу Ася, но почему-то смолчала. Может быть, она и правда была смущена?

-Хорошо, идемте все вместе, - улыбнулась непринужденно Дина. - Какая тропинка?

-Ту, что посередине! - не заставил себя ждать изоформ.

-Я иду налево, - быстро, словно боясь передумать, Ася сняла с руки ком-браслет и протянула его Дине.

Медленно, давая Асе возможность одуматься и переменить решение, Дина протянула руку и взяла ком-браслет.

-Встретимся у выхода, - сказала она, надевая браслет на руку.

-Непременно, - на губах Аси появилась улыбка, отчасти вымученная.

Без ком-браслета Ася чувствовала себя словно голой. Но она уже поняла, что к этому чувству можно привыкнуть.

-Если кому-то попадется сувенирный ларек, купите мне что-нибудь, - попросил Хот-Дог.

-Пакетик кетчупа подойдет? - спросила Дина.

Изоформ обиженно засопел.

(Курсив до конца главы)

А сейчас приготовьте свои пятаки!

Но для начала выберете, с кем вы хотите совершить пргулку по саду эпизодов. С Асей? С Диной? А, быть может, с Хот-Догом?

Готово?

Тогда - вперед!

Монета взлетает вверх и падает...

* * *

Глава 19\1. Ася Лидел, командир космического корабля "Белый Кролик".

1. Первую развилку на пути Ася встретила, не пройдя и десяти шагов. Само по себе распутье не представляло ничего интересного, - эка невидаль, была одна тропинка, стало две, бегущие в разные стороны, - но на самом острие зеленого клина, расщепившего тропинку надвое, сидел маленький человечек очень странного вида. Поднявшись во весь рост, человечек едва ли достал бы затылком Асе до колена. Одет он был в аккуратный, хотя и старомодный сюртучок цвета свежескошенной травы, перепоясанный широким черным ремне с большой серебряной бляхой, и короткие, едва достающие до колен штанишки такого же цвета. Ниже ноги обтягивали гольфы в бело-зеленую полосу. Обут человечек был в черные лаковые башмачки с блестящими золотыми пряжками. На голове - шляпа с широкими полями и высокой тульей, с черной ленточкой, к которой приколота брошь, - большой зеленый камень, возможно, что и изумруд, в серебряной оправе. Круглое лицо с розовыми, как у младенца, щеками, маленьким носиком, широко расставленными глазками и оттопыренными ушами, было оторочено черной шкиперской бородкой. Вид у человечка был цветущий, и это не смотря на то, что в зубах он держал трубка. Сладковатый дым, тоненькой струйкой вытекающий из маленькой чашечкой на длинном чубуке, защекотал Асе ноздри. Ася не удержалась и, прикрыв лицо ладонями, звонко чихнула.

-Будь здорова, - не вынимая трубки изо рта, пробормотал зеленый человечек.

-Спасибо, - Ася утерла пальцем нос.

Лепрехун, вновь глянув на человечка, подумала Ася, как пить дать, лепрехун.

Догадку подтверждало то, что человечек сидел на крышке большого глиняного горшка до самых краев наполненного золотыми монетами, - это уж к пить дать.

Лепрехун вынул трубку изо рта, выпустил тонкую, изогнувшуюся коброй струйку ароматного дыма и посмотрел на Асю, которая определила его взгляд, как неодобрительный.

-Ну, что молчишь? - не очень-то дружелюбно обратился к девушке лепрехун.

-Я Ася Лидел, командир космического корабля "Белый Кролик", - по полной форме отрекомендовалась Ася.

-Знаю, - махнул рукой лепрехун.

-Тогда... - Ася растерянно умолкла.

Собственно, что "тогда"? Ася и сам этого не знала.

-И не вздумай мне врать! - лепрехун направил на Асю длинный чубук. - Мне все про тебя известно!

Асю вывело из себя не столько слова лепрехуна, сколько то, каким тоном они были сказаны.

-Может быть, ты знаешь где сейчас "Белый Кролик"? - прищурилась Ася.

-Знаю, - кивнул лепрехун и сунул трубку в рот. У Аси внутри все оборвалось. Неужели... - Знаю, но тебе не скажу.

-Трепло, - процедила сквозь зубы Ася.

-Что! - лепрехун подпрыгнул, да так высоко и ловко, что оказался стоящим на крышке горшка. - Как ты меня назвала?

-Трепло, - повторила Ася.

-Та-а-ак!

Лепрехун спрыгнул на землю и, заложив руки за спину, принялся бегать из стороны в сторону, от одной стены кустарника к другой.

И что я с ним тут разговариваю, промелькнуло в голове у Аси, можно подумать, мне больше заняться нечем.

-Так! - Лепрехун остановился. Чубук трубки зубами закушен, руки сцеплены за спиной, ноги широко расставлены, борода кверху поднята, взгляд устремлен на девушку. - Значит, по-твоему, я за свои слова не отвечаю?

Ася только усмехнулась в ответ.

-Та-а-ак!

-Слушай, - с тоской посмотрела на раздухарившегося малыша Ася. - Я, пожалуй, пойду.

-Э, нет! - лепрехун раскинул руки в стороны, как будто всерьез рассчитывал остановить Асю. - Прежде я бы мог пропустить тебя просто так. Но не сейчас!

-А что изменилось? - не двигаясь с места, спросила Ася.

-Ты нанесла мне смертельную обиду!

-И чем же я могу искупить свою вину?

Лепрехун, видно, не ожидал такого поворота. Он вытащил трубку изо рта, выпустил клуб дыма, похожий на распустившийся бутон чайной розы, и крепко задумался.

-Если тебе действительно что-то известно о "Белом Кролике"... - начала Ася.

Лепрехун жестом велел ей молчать.

Ася недовольно прикусила губу. Лепрехун не вызывал у нее ни малейшего доверия.

(Курсив)

Если Вы считаете, что лепрехун не скажет ничего дельного и Асе следует, не теряя попусту времени, идти своим путем, отправляйтесь к пункту 3. Если же вы полагает, что все же стоит послушать, что скажет лепрехун, переходите к пункту 2.

2. Тоже мне, прыщ на ровном месте, подумала Ася про себя, но почему-то осталась стоять на месте.

-Я все обдумал! - радостно сообщил лепрехун. - Никаких обид! Мы просто начнем все сначала!

Он с разбегу запрыгнул на горшок и принял позу Наполеона, - одну руку за спиной, другую - за обшлаг сюртука.

-Ну? - посмотрел он на Асю.

-Что? - не поняла та.

-Начинай, - со сладким придыханием произнес лепрехун, после чего загадочно улыбнулся и приложил мундштук трубки к губам, как прикладывают палец, когда требуют сохранять тишину.

-Что тебе известно о "Белом Кролике"?

-Нет! - протестующе взмахнул руками лепрехун. Он был похож на режиссера самодеятельного театра, категорически недовольного игрой доморощенных артистов. - Так мы снова окажемся в тупике!

-С чего же тогда начинать? - непонимающе пожала плечами Ася.

-Спроси, что у меня в горшке, - подсказал лепрехун.

-Я знаю, что у тебя в горшке золото.

Лепрехун протестующе топнул ногой.

-Так притворись, что не знаешь!

-Зачем?

-Так надо! - Лепрехун хлопнул себя по карманам, достал кисет и принялся набивать потухшую трубку. - Ну что, тебе трудно? - из подлобья глянул он на Асю.

Асе, конечно, было не трудно, но у нее имелись свои интересы.

-А, когда мы сыграем сценку с горшком, мне можно будет спросить о "Белом Кролике"?

-Потом! Потом! - замахал на нее руками лепрехун.

Ася расценила это, как согласие.

-Что у тебя в горшке? - спросила она у лепрехуна, стараясь выговаривать слова с выражением, как и полагается актрисе исполняющей маленькую, но очень важную роль.

Лепрехун наклонился и ладошкой любовно погладил округлый бок горшка.

-Золото!

-Не поделишься?

-С ума сошла? - недоумевающе вытаращился на Асю одетый в зеленое человечек. - Где ты видала лепрехуна, который тебе за просто так свое золото отдаст.

-Я не прошу все...

-Да ни единой монетки!

-А во славу старой, доброй Ирландии?

Лепрехун задумался.

-Как это?

-Отсыплешь мне немного золота, и я стану всем и каждому рассказывать, какие милые, сердечные люди живут в Ирландии, - объяснила Ася.

-Но я не человек, - качнул головой лепрехун. - Вернее, не совсем человек.

-Какая разница, - махнула рукой Ася.

-И мы сейчас не в Ирландии.

-Но ты ведь родом из Ирландии? - Пауза. А ведь Ася рассчитывала незамедлительно получить утвердительный ответ. - Или нет?

Лепрехун не спеша набил трубочку табаком, старательно раскурил ее, выпустил облачко сиреневого дыма и задумчиво посмотрел на то, как оно тает, растворяется в воздухе.

-Трудно сказать, - глубокомысленно изрек он, по-прежнему, не глядя на Асю. - Слишком много лет минуло с тех пор, как все в этом мире переменилось, - затяжка и еще одно облачко ароматного дыма. - Порой мне кажется, что время течет в обратную сторону. Но, - лепрехун обескуражено развел руками, - разве такое возможно?

-При определенных условия - возможно, - ответила Ася на вопрос, который был задуман, как риторический.

-Не верю, - покачал головой лепрехун.

-Как знаешь, - безразлично повела плечом Ася.

-И ты даже не попытаешься меня переубедить? - удивленно посмотрел на нее лепрехун.

-А зачем? - не поняла Ася.

-Ну, как же! - патетически взмахнул руками лепрехун. - Ну, как же...

Похоже, кроме этого, ему больше нечего было сказать.

-Я хочу знать, что тебе известно о "Белом Кролике"? - сказала Ася.

-Так что тебе нужно? - недовольно нахмурился лепрехун. - Золото или информация? Информация - налево, деньги - направо. Куда хочешь, туда и шагай.

(Курсив)

Если вы полагаете, что Асе сделала выбор в пользу информации, переходите к пункту 5. Если же, по вашему мнению, Асе следует выбрать богатство, ищите пункт 4.

3. Тоже мне, прыщ на ровном месте, подумала Ася и, перепрыгнув через задумавшегося лепрехуна, пошла к развилке.

-Эй, постой! - крикнул вслед ей лепрехун.

-Отстань! - не оборачиваясь, махнула рукой Ася.

У развилки она остановилась и, наклонившись, приоткрыла горшок.

-Это мое! - крикнул за спиной у нее лепрехун.

Горшок был полон золота.

Кому, спрашивается, нужно золото в таком количестве?

Ася накрыла горшок крышкой.

-Я тебя ненавижу, - раздался за спиной у нее змеиный шепот лепрехуна. - Мало того, что унижаешь меня словами, так еще и в мой горшок забралась!

-Я не взяла ни единой монеты, - сказала Ася.

-Ты осквернила горшок!

-И что с того?

Лепрехун сердито засопел Похоже, кроме этого, ему больше нечего было сказать.

-Что тебе известно о "Белом Кролике"? - спросила Ася.

-Так что тебе нужно? - недовольно нахмурился лепрехун. - Золото или информация? Информация - налево, деньги - направо. Куда хочешь, туда и шагай.

Ася посмотрела налево. Потом - направо. Ей сейчас было не до лепрехуна с его оскверненным золотом, - нужно было решить, какую тропинку выбрать.

(Курсив)

Если вы полагаете, что Асе следует повернуть направо и идти за богатством, переходите к пункту 4. Если же, по вашему мнению, Асе лучше повернуть налево, чтобы прямиком отправиться за интересующей ее информацией, ищите пункт 5.

4. Ася задумалась. Имелось несколько обстоятельств, которые мешали ей сделать выбор. Во-первых, лепрехуны известны своей лживостью, поэтому не исключено, что представитель малого народца попросту морочил ей голову, утверждая, будто ему что-то известно о "Белом Кролике". Во-вторых, понятие, выраженное словами "Белый Кролик" было настолько размытым и неопределенным, что лепрехун и Ася могли говорить о вещах, похожих друг на друга не более, чем лед и огонь, хотя полагали, что думают об одном и том же. В-третьих, что ни говори, а горшок золота просто так на земле не валяется. А заполучив золото, можно было поторговаться и на счет информации.

-Я забираю твое золото, лепрехун, - сказала Ася.

-Как тебе будет угодно, - улыбнулся маленький человечек.

Асе улыбка лепрехуна не понравилась. Было в ней что-то змеиное, пропитанное ядом. Ну, на худой конец, - средством от москитов.

(Курсив)

А теперь к пункту 6, да поскорее!

5. - Информация, - сказала Ася. - Мне нужна информация!

-В таком случае, тебе - туда, - лепрехун указал налево.

Ася осторожно заглянула в левый проход и неуверенно переступила с ноги на ногу. Не просто сделать выбор, если приходится верить на слово лепрехуну.

-Я смогу вернуться назад?

Лепрехун закашлялся, поперхнувшись дымом.

-Зачем? - спросил он, откашлявшись.

-Допустим, я передумаю.

-Ты уже сделала свой выбор, - с укоризной покачал головой лепрехун.

-Да, но если...

-Никаких если! - лепрехун поднял указательный палец, дал Асе возможность полюбоваться им, после чего спрятал руку за спину. - Во так!

-Ну, хорошо, - улыбнулась Ася. - Идем.

-Куда это? - не понял лепрехун.

-Туда, - Ася указала в ту сторону, где по словам лепрехуна, ей будет предоставлена информации по всем интересующим вопросом.

Так? Или же Ася неправильно поняла хитрого маленького человечка?

-Нет, - усмехнулся, на этот раз с откровенной издевкой, лепрехун. - Меня ждут в другом месте, там, где богатство раздают.

Сказал, спрыгнул на землю и, подхватив горшок, побежал по тропинке, ведущей направо. Да так быстро, что диву дашься, - горшок-то был едва ли не больше его самого.

Ася хотела было кинуться следом за обманувший ее лепрехуном, но тут же поняла, что не может двинуться с места. Видно прав был маленький пройдоха, - свой выбор она уже сделала и путь назад был ей заказан.

-Ну, хорошо, - сама себя подбодрила Ася. - В конце концов, я ведь все равно собиралась пойти налево.

Сказала - и пошла тропинкой, ведущей налево. Туда, где, если верить лепрехуну, - Ася дала себе зарок что больше никогда до конца дней своих, ни при каких обстоятельствах не поверит ни одному лепрехуну! - находился некий источник информацию.

Миновав поворот, Ася оказалась на круглой площадке, выложенной полупрозрачным розовым мрамором с тонкими красными прожилками. В центре площадки плескался обрамленный розовым мрамором источник. С интервалом в три-четыре секунды вверх взлетал невысокий фонтанчик и тут же падал, разбегаясь рябью по воде. Причем каждый раз фонтанчик оживал в новом месте.

Вода была такая прозрачная, а отблески солнечных лучей так восторженно сверкали в разлетавшихся во все стороны брызгах, что Асе нестерпимо захотелось подойти к краю источника, встать на колени и, зачерпнув воду ладонью, сделать глоток.

(Курсив)

Пить или не пить?..

Отказаться трудно.

Переходим к пункту 7.

6. Лепрехун обеими руками обхватил горшок, который был едва ли не больше его самого, поднял и пошел по тропинке, сворачивающей направо.

-Эй! - окликнула его Ася.

Лепрехун даже не обернулся. Сделал семь шагов и скрылся за поворотом.

Вот же напасть! Ася с досадой хлопнула ладонью по бедру. Ушел, так ничего толком и не сказав.

-Эй, лепрехун! - крикнула Ася и побежала следом за зеленым человечком.

Обогнув выступающий участок живой изгороди, она успела увидеть спину лепрехуна, который тот час же вновь исчез из поля зрения. Ася бежал по тропинке, извивающейся, как змея, в надежде догнать лепрехуна, который был обязан отдать ей горшок с золотом. Таково правило, придуманное задолго до них! И ежели хоть один лепрехун его нарушит... Ася точно не знала, что произойдет в таком случае, но надеялась, что обманщику не поздоровится.

Позабыв об осторожности, Ася разогналась так, что, когда дорогу ей преградило упавшее дерева, она, не задумываясь, перепрыгнула через него и по колено провалилась в жидкую грязь. Которая оказалось, и не грязью вовсе, а очень пластичным клейким веществом непонятной природы. Ноги завязли так прочно, что попытавшись сделать шаг, Ася потеряла равновесие и, чтобы не упасть в грязь лицом, выставила перед собой руки. Руки провалились почти по локоть. Ася оказалась в весьма неудобном положении, скованная по рукам и ногам. Фактически она могла только головой вертеть из стороны в сторону. Ну, и закричать при желании, конечно, могла тоже. Только какой в этом смысл?

На дерево, через которое так ловко перескочила Ася, запрыгнул лепрехун. Степенно пройдясь из стороны в сторону, маленький человечек остановился точно напротив Асиных ягодиц. Для того, чтобы увидеть лепрехуна, Асе пришлось вывернуть шею так, что едва позвонки не заскрипели.

Лепрехун качнулся с носков на пятки.

-Ну, что? - спросил он весьма многозначительно.

Ася только зубами скрипнула. Вопрос был глупый, а значит и отвечать на него не следовало.

А лепрехун, похоже и не ждал ответа. Он уселся на бревне, непринужденно закинул ногу на ногу и принялся неторопливо трубочку раскуривать.

-Тебе удобно? - спросил он у Аси, выпустив облачко синеватого дыма.

Вопрос был глупее предыдущего. Завязшими конечностями Ася не чувствовали опоры, из-за чего создавалось впечатление, что тело медленно погружается в густой клейстер. Спина у нее затекла, а напряженные икры вот-вот должна была скрутить судорога. Единственным положительным моментом являлось то, что трясина не смердела, подобно гнилому болоту, а источала мягкий, чуть сладковатый, слегка дурманящий голову запах, казавшийся Асе смутно знакомым.

-Послушай, у меня есть предложение, - лепрехун выбил трубку о каблук и сунул длинный мундштук за пояс. - Если ты, конечно, хочешь отсюда выбраться.

-Хочу, - коротко ответила Ася.

А что оставалось делать? Ясно было, что без посторонней помощи она на твердую почву не выберется.

-Слушай, - Асе показалось, что голос лепрехуна звучит насмешливо, - а на фиг ты вообще забралась в эту грязищу?

Гад какой! Ася едва удержалась, чтобы не высказать лепрехуну все, что она о нем думала. При желании она могла быть не только убедительной, но, если требовалось, то и в достаточной степени грубой, чтобы заставить с собой считаться, но сейчас для этого был явно неподходящий момент. Лепрехун оставался ее единственной надеждой если не на спасение, то, уж точно, на то, чтобы выбраться из липкой грязи с минимальным ущербом для собственного самолюбия.

-Ну, так что? - снова окликнул Асю лепрехун.

-Что? - процедила сквозь зубы Ася.

-Я могу тебя освободить.

-И что ты за это хочешь?

Лепрехун ответил не сразу.

-Видишь ли, какое дело, - медленно, издалека начал он, ковыряя пальчиком кору на стволе упавшего дерева, - я реалист и понимаю, что требовать всегда следует невозможное. Это мой жизненный принцип. Говоря иными словами, - кредо. И даже сейчас, сочувствуя тому плачевному положению, в котором ты оказалась, я не могу, не имею права, да попросту и не собираю от него отказываться. Это, надеюсь, понятно?

-Понято, - устало кивнула Ася. - Но, имей в виду, у меня ничего нет.

-Ой-ли? - недоверчиво прищурился лепрехун.

-У меня оставалось несколько кубиков счастья, - вспомнила Ася. - Шесть штук. Можешь взять их себе, если они еще не сублимировались.

-Ну, как тебе не стыдно, - укоризненно покачал головой лепрехун. - Я к тебе со всей душой, а ты мне дерьмо предлагаешь.

-За пределами сада это дерьмо пользуется спросом, - возразила Ася.

-Так то ж за пределами, - махнул рукой зеленый человечек. - А мы сейчас в пределах, где твои кубики счастья ничего не стоят.

У Аси неожиданно возник интересный вопрос:

-Слушай, а для чего эти кубики нужны смотрителю?

-Ну, это что-то вроде теста, - лепрехун сделал весьма неопределенный жест кистью руки, - сначала провел ею сверху вниз, затем слева направо, а после всего нарисовал круг. - Выражаясь конкретнее, проверка на вшивость. Врубаешься?

-Не до конца, но все же...

-А до конца в это никто не врубается, - усмехнулся лепрехун, - кроме самого смотрителя.

-Мы говорили о цене, - напомнила Ася.

-О цене? - лепрехун озадаченно поскреб ногтями бороду.

-О цене моей свободы, - уточнила Ася.

-Ах, ну конечно! - хлопнул ладонью по лбу лепрехун.

-Что невозможное ты собираешься от меня потребовать?

-Горшок золота.

-Естественно, - криво усмехнулась Ася. - Что еще может потребовать лепрехун?

-Ну, и как?

-Что "как"?

-Согласна отдать мне горшок золота?

-Ты в своем уме, друг ситный! - не выдержав, взвопила Ася. - Откуда у меня горшок золота? Ты что, думаешь, пока тебя не было, я его в грязь зарыла?

Лепрехун устало вздохнул и головой покачал, удивляясь непонятливости клиента.

-Речь идет о моем горшке золота, который я должен тебе отдать.

-Так значит... - Асе показалась, она начала понимать, в чем тут дело.

-Именно так, - лепрехун тоже понял, что Ася поняла, поэтому и не стал слушать ее рассуждения до конца. - По существующим правилам, которые не я придумал, но нарушать каковые не имею права, я обязан отдать тебе свой горшок золота. Но, как ты сама понимаешь, делать это я не хочу. Поэтому-то я и устроил здесь ловушку...

-Так это твоя работа! - вне себя от ярости взвопила Ася.

Злость придала ей такую силу, что Ася едва не вырвалась из липкой грязи. Но пакостная магия лепрехуна, а, может быть, и не магия вовсе, а доскональное знание всех тонкостей физико-химических процессов, протекающих в вязких массах, все же оказалась сильнее.

-Моя, конечно, - самодовольно улыбнулся лепрехун. - Чья же еще? Я поставил ловушку на алчущих золота посетителей сада, ты в нее угодила и теперь, если хочешь выбраться, должна отказаться от причитающегося тебе приза в мою пользу. Надеюсь, я ясно излагаю?

-Да куда уж яснее? - мрачно буркнула Ася.

Ей было не жалко расстаться с золотом, во владение которым она даже не успела вступить, Асю выводило из себя то, каким подлым, невероятно, изощренно подлым способом решил заполучить назад свое сокровище лепрехун!

-Ну что, согласна?

(Курсив)

Если Вы полагаете, что на предложение лепрехуна Асе следует ответить согласием, то незамедлительно переходите к пункту 16. Если же Вы думаете, что Асе удастся выпутаться и без помощи лепрехуна, Вас ждет пункт 17.

7. После недолгого колебания Ася так и поступила.

Вода действительно оказалась холодной, аж зубы заломило, и удивительно вкусной, - настолько, что не оставалось сомнений, в воду что-то подмешано.

А, какая разница, подумала Ася, глоток или два, и, наклонившись зачерпнула еще одну пригоршню чистой, холодной воды со вкусом... Да, вкус ей, определенно, что-то напоминал.

-Поразительно! - услышала она знакомый голос. - Неужели все люди настолько беспечны?

-Нет, - ответила Ася. - Это качество присуще только мне одной.

-Если бы, - усмехнулся лепрехун. - Каждый человек, оказавшиеся возле этого источника считать своим долгом испить из него. Хотя, - лепрехун назидательно воздел кверху чубук дымящейся трубки, - представления не имеете, откуда вода течет и кто в ней ноги моет! Те же зворлоки не в пример осмотрительнее.

-Ну, ты сказал! - запрокинув голову, Ася рассмеялась чуть хрипловато. И сама подивилась тому, насколько дурацкий у нее смех. - Зворлоки - они же эти... Как их... - Ася сосредоточенно потерла пальцами лоб. - Некрофилы!

-Неофобы, - поправил лепрехун.

-Верно, - согласилась Ася. - Так что подмешано в воду?

-ЛСД. Классический галлюциноген.

-Зачем? - Ася недоумевающе пожала плечами.

-А, так, - беспечно махнул рукой лепрехун.

Одетый в зеленое человечек присел на мраморную плиту в двух шагах от Аси, скрестил ноги и задымил трубкой.

Ася с интересом наблюдала, как струи дыма сначала расползаются в стороны, а затем снова переплетаются, превращаясь в подобие китайского дракона с львиной гривой, петушиным хвостом и толстыми, мясистыми сомовьими усами. Что дело плохо, Ася поняла, когда дракон глянул на нее круглым яшмовым глазом и оскалил загнутый, как ятаган, желтый клык, на котором было заметное темное кариесное пятно.

-Ты своего дракона когда последний раз к стоматологу водил? - спросила Ася у лепрехуна.

-Ну, началось.

Зеленый человечек помахал в воздухе рукой с открытой ладонью. Дракон обиделся, взмахнул хвостом и, извиваясь всем телом, воспарил к небесам.

-Странно, - развела руками Ася.

-Что именно? - уточнил лепрехун.

-Я никогда прежде не принимала ЛСД, но вкус воды показался мне до боли знакомым.

-Не до боли, а до странности, - поправил лепрехун.

-Может быть и так, - не стала спорить Ася.

-Диэтиламид лизергиновой кислоты не имеет ни вкуса, ни запаха , - лепрехун старательно выбил трубку о каблук. - Знакомым тебе показался вкус вуаба. Эссенция добавляется в воду для придания ей таинственного и одновременно притягательного аромата.

-Я и вуаб никогда не пробовала, - покачала головой Ася.

-В том все и дело, - кивнул лепрехун.- Никто вуаб не пробовал, но вкус его всем кажется знакомым.

-А-а-а... - задумчиво протянула Ася.

-Антидот хочешь? - спросил лепрехун.

-Что? - не поняла Ася.

-Антидот, - лепрехун сунул в чашечку трубки щепоть табака и придавил его большим пальцем. - Чтобы действие ЛСД прекратилось.

-И что ты хочешь в замен? - насторожилась Ася.

-Ничего, - лепрехун достал огниво. - Просто так отдам.

-Не верю, - покачала головой Ася.

-Как знаешь.

Лепрехун ударил кремнем о кресало, поймал искру на пеньковый фитиль, помахал им воздухе, раздувая огонь, после чего не спеша, старательно раскурил трубку.

(Курсив)

Следует ли Асе принять предложение лепрехуна и взять у него антидот? Да - отправляйтесь к пункту 8. Решите, что нет - и вас ждет пункт 9.

8. Лепрехун с удовольствием покуривал трубочку, а Ася смотрела на него и думала, чего же хочет от нее маленький человечек? Зачем он вернулся?

Действие галлюциногена между тем становилось все заметнее. Ася быстро научилась не обращать внимание на странных существ, в которых превращались выпускаемые лепрехуном клубы дыма. Но если бы этим все и закончилось! Случайно Ася обратила внимание на то, что вода в источнике превратилась в странное студнеобразное вещество, а в тех местах, где прежде взлетал вверх фонтанчик, теперь подпрыгивали и с влажным чавканьем плюхались вниз бесформенные шматки темно-фиолетовой слизи. Неприятное, надо сказать, было зрелище. К тому же, и запах от источника начал исходить какой-то... Малоприятный, так скажем. Когда Ася вспомнила, что не так давно пила из источника, ее едва не вырвало. По-счастью новая трансформация окружавшей ее неодушевленной природы отвлекла внимание. Легкая, едва заметная рябь пробежала по розовым плитам, после чего мрамор сделался похожим на полупрозрачное желе. Ася осторожно протянула руку и коснулась пальцем края плиты, на которой сидела. От места контакта в стороны разбежались круги, - палец на глубину фаланги ушел в мрамор. Ася испуганно отдернула руку. Красноватые прожилки внутри камня начали извиваться, переплетаясь в клубок, поначалу казавшийся бесформенным, но очень скоро начавший приобретать сходство с человеческой головой, с которой содрали кожу.

-Я где-то уже видела этого типа, - пальцем указала на препарированную голову Ася.

Сверху послышался шум, как будто над головой пролетала огромная стая птиц.

А теперь, пожалуйста, к пункту 10.

9. -Где же твой горшок? - спросила лепрехуна Ася только ради того, чтобы услышать звук хотя бы собственного голоса.

Тишина засасывала, как болотная трясина. Или ей только казалось, что тишина собирается проглотить ее? А, может быть, и сама тишина была иллюзорной? Что вообще было настоящим в этом саду? Она сама, да курящий трубу лепрехун... Откуда вообще взялся этот лепрехун?

-Что ты тут делаешь? - новый вопрос Ася задала прежде, чем успела получить ответ на предыдущий.

Трубка в руку лепрехуна превратилась в коралловую змею, похожую на чулок в красно-черную полоску, рассчитанный на цаплину ногу. Лепрехун положил извивающуюся змею на мраморную плиту и, чтобы не уползла, придавил ей хвост каблуком. Змея раздраженно зашипела и изогнулась, пытаясь изобразить знак интеграла. Лепрехун строго погрозил ей пальцем. Змея стрельнула в его сторону раздвоенным на конце язычком, легла на плиту и свернулась, превратившись в красно-черный знак бесконечности.

Асе это показалось смешным и она рассмеялась. Смех ей самой показался глупым и она прикрыла рот ладонью.

Лепрехун степенно огладил рукой черную шкиперскую бородку.

-Нахожусь я здесь по долгу службы, - он почему-то начал отвечать на Асины вопросы с конца. - А горшок мой ты бы увидела, коли пошла б за богатством, - лепрехун усмехнулся. - А то, ишь ты, информацию ей подавай! А знаешь ли ты, сколько нынче стоит информация?

-Сколько? - машинально спросила Ася, хотя ей было совершенно неинтересно.

-Тысячу фунтов - один бит!

-Тысячу фунтов чего? - переспросила Ася.

-А, - безнадежно махнул на нее рукой лепрехун. - Одним словом, мне выгоднее было бы тебе горшок золота отдать.

-Ну, извини, - развела руками Ася.

-Проехали, - изобразил улыбку лепрехун. При этом Ася заметила, что изо рта зеленого человечка выскользнул такой же черный, раздвоенный язычок, как у змеи. - Так как на счет антидота?

Ася посмотрела по сторонам, как будто ища ответ на вопрос, что задал ей маленький зеленый человечек. Вода в источнике покрылась коркой серебристого льда. Теперь, когда фонтанчик пытался вырваться на свободу, вверх взлетали хрустальные осколки, один из которых, угодив в глаз, мог здорово испортит зрение. Зеленая стена, в двух шагах от которой сидела Ася, колыхалась так, как будто в ней кто-то прятался. И не просто прятался, а занимался чем-то не совсем пристойным. Иначе, чего бы ему прятаться? Мраморные плиты превратились в блестящие никелированные пластины. Наклонившись, Ася увидела свое отражение, которое было совершено на нее не похоже. Присмотревшись, Ася поняла, что это и не отражение вовсе. Из глубины металлического зеркала на нее смотрела человеческая голова, с которой содрали кожу.

-Я где-то уже видела этого типа, - пальцем указала на препарированную голову Ася.

Сверху послышался шум, как будто над головой пролетала огромная стая птиц.

(Курсив)

А теперь, пожалуйста, к пункту 10.

10. -Не смотри вверх! - неожиданно громко крикнул лепрехун.

Ася машинально вскинула голову, желая увидеть то, на что смотреть ей было запрещено.

Лепрехун сорвал шейный платок и стегнул им Асю по глазам. Да так сильно, что у девушки слезы выступили.

-Ты что?! - Опустив голову, Ася принялась тереть глаза. - Совсем спятил?!

-Я же сказал, не смотри вверх, - спокойно повторил лепрехун, снова повязывая шею платком.

-А что там? - спросила Ася.

-То, что тебе видеть не следует, - ответил лепрехун.

-Врешь ты все, - мрачно буркнула Ася.

(Курсив)

Так все же, принять Асе антидот или, оставаясь под воздействием галлюциногена, продолжить изучение иной реальности?

Если Вы уверенно отвечаете на этот вопрос "Да, непременно принять антидот и вернуться в реальность!", значит Ваш путь лежит к пункту 11.

Если же иная реальность, рождающаяся под воздействием галлюциногена, кажется Вам интереснее, отправляйтесь к пункту 12.

11 Тут Ася заметила, что за то время, пока она препиралась с лепрехуном, голова с содранной кожей, затаившаяся в глубине плиты, успела прирасти к телу. Вернее, к фрагменту тела, состоявшему из торса и длинной, очень длинной руки, которая тянулась в сторону Аси с явным намерением схватить ее за лодыжку.

-Ну, что? - обратился к Асе лепрехун. - Дать антидот?

-Давай, - кивнула Ася.

Лепрехун выбросил перед собой сжатую в кулак ладонь. Пальцы веером разлетелись в стороны. На ладони лежала большая красная пилюля.

-Только имей в виду, - произнес таинственным полушепотом лепрехун. - После того, как ты примешь пилюлю, пути назад уже не будет.

-А зачем мне назад? - спросила Ася.

-Не знаю, - пожал плечами лепрехун. - Тем не менее, считаю своим долгом предупредить.

-Ладно, - Ася смахнула пилюлю с ладони лепрехуна и кинула ее в рот.

Но не проглотила.

-Ну? - непонимающе развел руками лепрехун, лицо которого так же начало претерпевать трансформацию, выражавшуюся в том, что нос маленького человечка вытянулся настолько, что доставал до подбородка, а уши отвисли так, что мочки лежали на плечах.

-Запить нечем, - языком прижав пилюлю к нёбу, невнятно пробормотала Ася.

-Да вот же, - махнул рукой в сторону источника лепрехун.

Три пальца с его руки, - указательный, средний и безымянный, - обломились и плюхнулись в заполнявшую источник студнеобразную грязь, из которой тотчас же высунулась совершенно невообразимая морда, облепленная тиной и водорослями, и один за другим заглотила все еще шевелящиеся пальцы маленького зеленого человечка. После этого чудище не скрылось в хляби вонючей, а вожделенно посмотрела на сидевшую на краю источника девушку.

Уяснив, что дело плохо, Ася сделала усилие и проглотила пилюлю.

-Ну, вот и славно, - оскалил акулью пасть лепрехун.

Ася помотала головой

Подобно шпагоглотателю, человечек откинул голов назад и с некоторым усилием затолкнул себе в рот дымящуюся трубку вместе с длинным мундштуком. После этого он посмотрел на Асю и выпустил две тонкие струйки дыма из ушей.

(Курсив)

Продолжение истории, за которой Вы следите, находится в пункте 13.

12. Ася похлопала ладонью по плите, на которой сидела. Теплая. Не иначе как снизу адское пламя подогревает. Ну и пусть, мысленно махнула рукой Ася, мне-то какое дело.

-Прими, - лепреху протянул девушкке ладонь, на которой лежала большая красная пилюля.

-Зачем? - спросила Ася.

-Чтобы познать истину.

-Ты что, забыл, мне нужна информация.

Лепрехун озадаченно сдвинул брови к переносице.

-А познать истину ты не хочешь?

-Зачем? - пожала плечами Ася.

-Ну, как же, - в конец растерялся человечек. - Все хотят знать истину.

-Только не я, - сделал отрицательный жест рукой Ася.

Лепрехун двумя пальцами почесал маковку головы. Затем он схватил лежавшую рядом с ней змею и пару раз, как плетью, хлестнул ею по плитам. Змея превратилась в трубку. Лепрехун прикусил зубами чубук, щелкнул пальцами и поднес вспыхнувший на указательном пальце огонек к набитой табаком чашечке.

-Ты не боишься, что трубка снова превратится в змею? - поинтересовалась Ася.

-Это тебе нужно бояться, - мрачно ответил лепрехун, выпустив изо рта клуб дыма, превратившийся в надувной шарик аспидно-черного цвета с нарисованными на нем черепом и двумя перекрещивающимися берцовыми костями, - знак смертельной опасности!

Шарик хотел улететь, но лепрехун поймал его за нитку и протянул Асе.

Ася с улыбкой приняла подарок.

-Почему ты сразу не пошел со мной? - спросила Ася. - Горшок побежал прятать?

-Ты ошибаешься, если думаешь, что я тот самый лепрехун, которого ты встретила на развилке, - человечек поймал выплывшую из трубки струю дума и ловко, одной рукой, - на ладони другой все еще лежала красная пилюля, - завязал ее бантом на шее. - Мы просто похожи. Того, что на входе, Степаном зовут. А я - Матвей!

-Странные имена для лепрехунов, - удивилась Ася.

-Исконно ирландские, - обиделся Матвей. - Правда, - продолжил он, опустив взгляд и слегка понизив голос, - имя мое не всем нравится. А потому мне велено представляться гостям не Матвеем, а Морфеем. Еще лучше - Морфеусом, - лепрехун презрительно сплюнул в источник. В ответ в лицо ему ударила струя ледяной воды. - Не имечко, а хвост собачий, - утирая лицо платком, продолжил свою мысль лепрехун. - Так и виляет из стороны в стороны, - помахав ладонью, Матвей изобразил, как непрезентабельно ведет себя его псевдоним: - Морфеус - Морфеус! Морфеус - Морфеус!.. Тьфу!.. - Лепрехун снова плюнул, но на этот раз предусмотрительно в сторону от источника. - Ну, так что? - посмотрел он на внимательно слушавшую его исповедь Асю. - Берешь пилюлю, или как?

(Курсив)

Вы передумали и решили, что Асе все же следует принять антидот? Увы, Вы опоздали. Теперь у Вас не остается иного пути, кроме как к пункту 14.

13. Ужасная голова, затаившаяся в глубине мраморной плиты, смотрела на Асю вытаращенными глазами, похожими на разрисованные фломастерами шарики для пинг-понга. Присмотревшись как следует, Ася поняла, что это, и в самом деле, были целлулоидные шарики, затерявшиеся среди перепутанного мотка красных шерстных ниток. Ася наугад подцепила пальцем одну из нитяных петель и потянула ее на себя. Нить легко вытягивалась из мрамора, Ася почти не чувствовала сопротивления.

-Что ты делаешь? - недовольно нахмурился лепрехун.

Ася даже не взглянула на него. Подцепив согнутым пальцем другой руки еще одну петлю, она потянула ее в сторону. Нитки свободно вытягивались на любую длину, но при этом моток в глубине мраморной плиты становился только более плотным, а шарики для пинг-понга провалились так глубок, что их не стало видно.

-Слушай, кончай ты это дело, - снова обратился к Асе лепрехун.

-А что? - насмешливо глянула на него Ася.

Девушку забавляло то, как лепрехун злился. Нос его при этом краснел, нижняя губа оттопыривалась, а брови смешно топорщились.

-А ничего! - огрызнулся лепрехун. - Тебе не кажется, что это здорово отдает бредятиной?

-Нет, - качнула головой Ася.

-А должно бы, - с укоризной цокнул языком лепрехун.

-Почему?

Ася принялась сматывать в клубок вытянутую из камня нитку.

-Потому что это и есть бред сивой кобылы! - лепрехун в раздражении хлопнул ладонью по коленке. - Черт! - это уже по поводу того, что трубка погасла. - Ну, подумай сама, разве можно вытянуть нитку из камня?

Вместо ответа Ася показала лепрехуна клубок.

-Видишь?

-Нет! - лепрехун демонстративно наклонил голову и принялся сосредоточенно набивать трубку.

Пока лепрехун раскуривал трубку, - а делал он это очень, - очень! - неторопливо, Ася продолжала сматывать нитку в клубок. Ася и сама не знала, зачем она это делает, но, в отличии от лепрехуна, не видела в этом ничего противоестественного. Если есть нитка, ее следует смотать. Разве не так?

-Как тебя зовут? - спросила у лепрехуна Ася.

-Матвей, - пыхнув дымом, ответил человечек.

-Хорошее имя.

Асино замечание лепрехуну понравилось.

-У меня и отца Матвеем звали, - сказал он.

-Он тоже был лепрехуном?

Матвей посмотрел на Асю, как на ребенка с дефектом умственного развития.

-Ну, а кем еще он мог быть?

-Извини, - смутилась Ася.

-Да, ладно, - благодушно пыхнул трубочкой лепрехун. - Как ты себя ощущаешь? - Матвей широко взхмахнул руками, как будто хотел охватить весь мир. - Ну, вообще?

Ася посмотрела по сторонам. Окружающий мир выглядел не совсем так, как она привыкла его воспринимать. Например, ей никогда прежде не доводилось видеть на кустах трехцветную листву. Ну так что ж с того? Есть много в этом мире всяких всячин... Она не могла вспомнить, как называется зверь с длинным носом и двумя огромными клыками, торчащими из пасти, что время от времени выглядывал из-за поворота тропинки. Если кто-то думаете, что это был слон, то он ошибается, - слона бы Ася непременно узнала.

Ася засомневалась, следует ли считать необычным то, что на руке у нее только четыре пальца и на всякий случай снова пересчитала их. На левой руке пальцев оказалось пять. Ася переложила клубок в левую руку и пересчитала пальцы на правой руке. Тоже пять. Всего - десять. И что, это следует принимать за норму?

-Вообще неплохо, - ответила на вопрос лепрехуна Ася.

-Ага, - коротко кивнул тот. - Ну, а в частности?

-Что "в частности"? - не поняла Ася.

-Тебе ничего не кажется странным?

Ася снова глянула по сторонам.

-Да нет, как будто.

-Так, - лепрехун Матвей поднялся на ноги, потоптался на месте, сунул руки в карманы и выпятил живот. - И что же нам теперь делать?

-В каком смысле? - не поняла Ася.

-Ты не можешь зафиксировать реальность, - объяснил Лепрехун.

-Значит пилюля еще не подействовала, - сделал единственно, как ей казалось, правильный вывод Ася.

Лепрехун стыдливо отвел взгляд в сторону.

-Она и не подействует.

-Как так? - удивилась Ася.

-А вот так, - по-простому развел руками Матвей. - Это была пустышка. По научному говоря, плацебо.

Переходим к пункту 15. Без вариантов.

14. - А стоит? - с сомнением посмотрела на предложенное ей снадобье Ася.

-Тебе решать, - безразлично повел плечом лепрехун.

-Нет, - мотнула головой Ася. - Я не принимаю лекарства без предписания врача.

-Как знаешь, - лепрехун зажал пилюлю в кулаке и нарисовал рукой круг, тотчас же превратившийся в зеркало.

В зеркале возникло трехмерное изображение, которое поначалу Ася приняла за анатомический муляж. Это была человеческая голова, размером раза в два больше нормальной, с которой кто-то очень аккуратно удалил все кожные покровы. Ася поняла, что ошиблась, когда ужасная голова глянула на нее глазом, едва не вываливающимся из глазницы, оскалила в улыбке безгубый рот и напрягла мышцы вокруг левого глаза, - должно быть, попыталась подмигнуть.

-Пилюлю будешь? - спросил у головы лепрехун.

-А то!

Голова разинула рот. Лепрехун прицелился как следует и точно метнул пилюлю в распахнутую пасть. Голова довольно заурчала.

-Все, иди отсюда, - махнул на нее рукой лепрехун. - У меня больше ничего нет.

Нижняя челюсть искусно препарированной головы обиженно отвисла.

-Нет ничего, тебе говорят! - махну обеими руками лепрехун.

-Ладно, ладно, - зло прошипела голова. - Придет война, - хлебушка попросишь.

Зеркало потускнело и голова исчезло. Через несколько секунд растворилось в воздухе и само зеркало.

-Что это было? - спросила Ася.

-А, так, - недовольно скривился лепрехун. - Один местный деятель, считающий себя невообразимо крутым. Горстьми жрет антигаллюциногенные таблетки, поэтому уверен, что лучше всех понимает, что здесь происходит.

-Действительно понимает? - заинтересовалась Ася.

-Ага, - насмешливо кивнул лепрехун. - Если только то, что он принимает за реальность, на самом деле является таковой.

-А проверить никак нельзя?

-Как проверишь-то? - развел руками лепрехун.

-Но ты же предлагал мне истину, - напомнила Ася.

-Но ты ведь отказалась, - резонно возразил лепрехун.

-Что же, истина была заключена в пилюле, которую проглотил этот, - Ася кивнула в ту сторону, где прежде находилось зеркало, - краснорожий.

-Не-ет, - лепрехун улыбнулся лукаво и погрозил девушке пальчиком. - Про то, что истина в пилюле, я не говорил. Я просто спросил, хочешь ли ты познать истину.

(Курсив)

Переходим к пункту 15. Без вариантов.

15. -Стоп! - Ася подняла руку с открытой ладонью. - Зачем тогда нужна пилюля?

-Ну-у-у... - лепрехун задумчиво постучал кончиком чубука по нижней губе. - Скажем так, - для того, чтобы ты смогла обрести иной взгляд на реальность.

-А зачем мне это нужно?

-Почем я знаю? - недоуменно развел руками лепрехун. - Я что ли тебя в этот сад завел? Сама пришла!

-Ты обещал рассказать о "Белом Кролике".

-Не я, а Степан, - уточнил лепрехун Матвей.

-Но я пошла по левой тропинке...

-Потому что тебе сказали, что здесь ты узнаешь нечто интересное, - закончил за нее лепрехун.

-Верно, - кивнула Ася.

-Нельзя верить незнакомцам, - развел руками Матвей. - Ты что, вчера только на свет родилась? Существуют же элементарные правила самосохранения. А ты что? Пошла черт знает куда, - лепрехун ей, видите ли, дорогу указал! - галлюциногена наглоталась. Ну, разве можно так?

-Не знаю, - честно призналась Ася.

Лепрехун улыбнулся, как будто ответ ему понравился.

-Посмотри-ка туда, - концом трубки указал он в сторону, где тропинка убегала за выступ зеленой стены.

Поначалу Ася не поняла, на что указывает лепрехун. Ну, тропинка. Ну, стена. Дальше-то что? Но, присмотревшись как следует, она вдруг поняла, что с тропинкой происходит нечто странное. Ася не могла понять, в чем тут дело, но откуда-то у нее появилась уверенность, что, ежели она пойдет по тропинке, то та может увести ее в трех разных направлениях. И то, куда она в конечном итоге попадет, будет зависеть только от нее самой, вернее, от состояния ее души в тот момент, когда она ступит на тропу.

-Это все действие галлюциногена? - спросила Ася.

-Да при чем здесь ЛСД! - возмущенно взмахнул руками Матвей. - Ты начала видеть то, что тебе нужно! Поняла?

-Нет, - честно призналась Ася.

-Объясняю, - лепрехун был спокоен, как педагог, привыкший работать с отстающими учениками. - В данный момент твое сознание воспринимает ни один, а несколько уровней реальности.

-Три, - подсказала Ася.

-Сейчас, может быть, и три, - кивнул лепрехун. - Но, в принципе, число это ни чем не ограничено, кроме тех шор, что ты сама на себя надеваешь

-Здорово! - глаза Аси радостно блеснули. - Выходит, я теперь могу...

-Ничего ты не можешь, - перебил ее Матвей.

-Но, как же, - Ася хотела было растерянно развести руками, но, вовремя одумавшись, указала на странную, троящуюся тропинку.

-Ты думаешь, это твоя заслуга? - усмехнулся лепрехун. - Так устроен сад эпизодов.

-Но другие этого не видят?

-Другие видят что-то свое, что не доступно твоему восприятию.

-Понятно, - кивнула Ася.

-Не надо, - недовольно поморщился лепрехун. - Не уподобляйся ничтожествам, которые считают, что все можно понять и всему непременно следует дать объяснение.

-Хорошо, не буду, - согласилась Ася.

Из кустов рядом с тропинкой вывалился здоровенный чешуйчатый хвост. Кончик хвост нервно подергивался из стороны с в сторону, раскидывая гальку на тропинке. Дрожь передавалась треугольным костяным пластинкам, тянущимся вдоль хвоста. Такой роскошный хвост мог принадлежать огромному хищнику из отряда динозавров, притаившемуся в ожидании добычи.

-Хвост настоящий? - спросила Ася.

-А как ты думаешь? - хитро прищурился Матвей.

Ася задумалась. Ей почему-то казалось, что от ее ответа будет зависеть то, как поведет себя лепрехун в дальнейшем, станет ли он помогать ей, или же, наоборот, окончательно запутает. Поскольку озарение свыше не пришло, Ася поднялась на ноги, прошлась по тропинке и наступила каблуком на подергивающийся кончик хвоста. В ответ раздался оглушительный рев, окрашенный в лиловые, слегка отливающие алым тона, хвост исчез в кустах, но взамен ему из живой изгороди высунулась огромная звериная морда с выпученными глазами-блюдцами и хищно разинутой пастью, смердящей, как выгребная яма. Ася отпрыгнула назад, проломила спиной противоположную стенку и, запутавшись ногами в ветках, упала в кусты. Наверное, только это ее и спасло. Потеряв жертву из виду, динозавр разочарованно удалился. Или просто исчез, если был призрачным видением. Во всяком случае, когда Ася выбралась из кустов, зверя на тропинке не было. И не осталось никаких следов его пребывания, - ни отпечатков гигантских лап на гальке, ни дыры в живой изгороди.

-Ну, как? - насмешливо посмотрел на Асю лепрехун.

-Отлично, - Ася вытащила из волос сухую веточку. - Всю жизнь мечтала увидеть живого динозавра. Мечта, конечно, идиотская, но, что поделаешь, - Ася развела руками, извиняясь за крайнюю степень ограниченности своих мечтаний. - Как говорится, каждому свое.

Лепрехун с совершенно неподходящим для лепрехуна именем Матвей улыбнулся. И впервые его улыбка была настоящей.

-Я думаю, ты готова к тому, чтобы продолжить путь.

Ася посмотрела на тропинку, упиравшуюся в живую изгородь Переплетающиеся, точно нити невода, ветки кустарника были усыпаны мелкие, не больше ногтя, листиками идеально круглой формы. Цветочков среди листиков не было, но шипы, небольшие, но, судя по виду, очень острые, имелись. Динозавру-то с его чешуйчатой шкурой что, он и не через такие кусты проломится. А вот человеку без специальной экипировки лезть сквозь колючие заросли как-то не с руки.

Стоп!

Но ведь динозавр не проломился сквозь живую изгородь, - он просто прошел сквозь нее! А то, что по зубам динозавру... Впрочем, дело вовсе не в зубах.

Прячущуюся в кустах тропинку невозможно было как следует рассмотреть. Тропинка постоянно перемещалась из стороны, в сторону, - дергалась, как хвост гигантской рептилии. Происходило это настолько быстро, что глаз не мог зафиксировать движение, из-за чего картинка смазывалась. Асе казалось, что она смотрит на тропинку сквозь мутное, неровное стекло.

-Так в какую сторону мне идти? - спросила она у Матвея.

-Видишь ли, - лепрехун снял шляпу и задумчиво поскреб указательным пальцем макушку. - Дело не в дорогах, которые мы выбираем...

-Это я уже слышала, - перебила лепрехуна Ася.

-Тогда какие могут быть вопросы?

(Курсив)

Временно задержимся на пункте 19.

16. А что делать?

-Согласна.

-Хоп! - лепрехун радостно хлопнул в ладоши и вытянул из-за пояса бархатный малиновый кисет с вышитым золотой ниткой крестом Водена. - Глаза закрой.

-Зачем это?

-Реактив распылять буду, - лепрехун распустил шнурок, стягивающий горловину кисета, и высыпал на ладонь горку мелкого серого порошка. - Если в глаза попадет, щипать будет.

Ася послушно зажмурилась.

-Вот так, - произнес негромко лепрехун.

И не успел он это сказать, как Ася почувствовала, что руки и ноги ее, потеряв опору, расползаются в стороны. В следующую секунду Ася с головой окунулась в холодную воду. Поначалу она запаниковала, главным образом потому что, потеряв ориентацию в пространстве, не могла понять, где верх, а где низ. Но почувствовав под ногами дно, ровное, как в бассейне, она оттолкнулась и вынырнула на поверхность. Откинув с лица мокрые волосы, Ася глянула по сторонам. Лепрехун, как ни в чем не бывало сидел на поваленном дереве и лениво потягивал трубочку.

-Руку помощи протянуть или сама выберешься?

Ничего не сказав в ответ, Ася ухватилась руками за шершавый ствол дерева, закинула ногу и, подтянувшись, села на него верхом. Недовольно поморщившись, - ему не нравились летевшие во все стороны брызги, - лепрехун отодвинулся в сторону.

-Замерзла? - спросил лепрехун и тон у него при этом был вполне примирительный.

Ася вновь промолчала. Потому что считала ниже своего достоинства орать на маленького зеленого человечка, который сначала засадил ее в грязь, а затем с головой окунул в воду.

-Может, трубочку? - Лепрехун протянул Асе свою дымящуюся трубку.

-Не курю, - Ася произнесла это, почти не размежив губ.

Лепрехун наклонил голову к плечу

-Обижаешься?

-А ты как думаешь?

-Ну, я бы на твоем месте, наверное, обиделся, - лепрехун хохотнул. - Но я ведь не на твоем месте. Верно?

-Хотела бы я, чтобы ты оказался на моем месте, - недобро посмотрела на лепрехуна Ася.

-Ничего не получится, - уверенно покачал головой тот.

-Почему?

-Потому что...

Ася не стала слушать объяснений лепрехуна, подозревая, что в них все равно не будет смысла. Она просто наклонилась, протянула руку и столкнула злобного маленького человечка в воду.

Лепрехун на удивление быстро вынырнул на поверхность. И даже шляпу при этом не потерял.

-Не ожидал, - с уважением посмотрел мокрый лепрехун на мокрую Ася. - Право слово, не ожидал!

-Квиты, - Ася протянула лепрехуну руку.

-Идет, - лепрехун пожал протянутую руку, но на бревно забрался сам, без посторонней помощи.

-Ну, и что теперь делать будем? - спросила Ася.

-Давай-ка для начала покурим-ка, - лукаво подмигнул Асе лепрехун. Прикусив мундштук трубки, лепрехун вытянул из-за пояса совершенно сухой кисет. - Покурим, а потом и решим, чем заняться, - лепрехун сунул в чашечку трубки щепоть табака и придавил его большим пальцем.

-Довольно!

Ася выхватила трубку у лепрехуна изо рта.

Лепрехун - в одной руке кисет, в другой огниво, - удивленно уставился на Асю.

-Ты что творишь, барышня?

-Золото ты свое назад получил?

-Получил, - кивнул лепрехун и улыбнулся просветленно.

-Значит, ты должен мне информацию.

-Я тебе ничего не должен, - покачал головой лепрехун.

-Выходит, и я тебе ничего не должна.

Ася поднялась на ноги, всем своим видом давая понять, что готова уйти. То, что впереди был пруд, который по воле лепрехуна мог снова превратиться в топкое болото, не имело значения, - вид у Аси все равно был решительный. Настолько, что лепрехун ей поверил. Или сделал вид, что поверил.

-Эй!.. Эй!.. - всполошенно замахал руками маленький человечек. - А трубка моя?

-Я забираю ее, как сувенир, - заявила Ася.

-Так не годится, - с укоризной покачал головой лепрехун. - Мы неприемлем такие методы.

-Кто это мы?

-В данном случае я говорю от имени группы товарищей, занимающейся обслуживанием сада эпизодов, - солидно объявил лепрехун.

-А я вашей работой недовольна! - с вызовом вскинула подбородок Ася.

-И что? - растерянно хлопнул глазами лепрехун.

-Видишь? - Ася показала лепрехуну трубку.

-Ну? - кивнул тот.

-Хочешь назад получить?

Лепрехун почесал бороду.

-Трубка моя.

-Да, но она в моих руках.

-Золота хочешь? - лепрехун прищурился, как следователь, который наконец-то расколол долго запиравшегося мошенника.

-Что тебе известно о "Белом Кролике"?

Лепрехун тяжело вздохнул, сунул кисет за пояс, огниво покрутил в руках и спрятал в карман.

-Ну, если честно, то ничего.

-Выходит ты врал?

-Отчасти.

-Как это?

-Путешествие по саду может подсказать тебе, где искать эту живность.

-"Белый Кролик" - это мой корабль.

-А, мне без разницы, - вяло махнул рукой лепрехун. - Гони трубку, и я укажу тебе дорогу.

-Дорогу куда? - спросила Ася.

-А тебе не все равно? - ухмыльнулся лепрехун. - Нужно же куда-то идти. Что толку на месте сидеть? На то он и сад эпизодов, чтобы ходить по нему и собирать вместе кусочки мозаики, - лепрехун сделал широкое круговое движение рукой, будто загребая что-то из большого котла. - Ходить, - он снова повторил то же самое движение. - Ну, ты меня понимаешь?

-Держи, - Ася протянула лепрехуну трубку.

-Ай, славная девочка, - блаженно заулыбался лепрехун. - Ай, славная!

-И куда мне теперь идти? - спросила Ася.

-Вестимо куда, - скосил на нее хитрый взгляд лепрехун. - Все время прямо и прямо.

Ася выразительно посмотрела на воду.

-Не бойся, - улыбнулся лепрехун, - шлепай прямо по воде. Ну, подумаешь, ноги замочишь.

Ася свесила ноги вниз и осторожно сползла с дерева. Вода не доставала ей даже до щиколоток. Ася сделала шаг вперед. Затем еще один. Пруд, в который она не так давно окунулась с головой, не становился глубже.

Услышав за спиной короткий смешок, Ася обернулась. Лепрехун сидел на дереве, закинув ногу на ногу, и покуривал трубочку. В ответ на вопросительный взгляд лепрехун лишь рукой махнул, - иди, мол. И Ася пошла, как Христос, - по воде, аки по суху.

На другой стороне пруда лишь узкая полоска суши тянулась вдоль густой зеленой изгороди. И никакого намека на проход.

Ася снова посмотрела на лепрехуна и в растерянности развела руками.

-Иди! - махнул ей обеими руками лепрехун. - Прямо иди!

С другой стороны стены раздался оглушительный звериный рев. Огромный, покрытый зелено-коричневой чешуей хвост разодрал стену кустарника. Не успей Ася отпрыгнуть в сторону, гигантский хвост смел бы ее, как соринку.

Скользнув над землей, хвост исчез.

Ася осторожно приблизилась к зелено изгороди. Она своими глазами видела, как сквозь стену прорвался хвост хищного ящера, а, между тем, изгородь, как и прежде, была цела. И даже как будто ни единый листик с ветки не слетел.

Очень осторожно Ася попыталась просунуть руку меж колючих веточек. Рука свободно ушла в стену по локоть. Ладонью другой руки Ася коснулась кустарника и почувствовала, как листья щекочут кожу. Чудеса, да и только.

(Курсив)

Теперь у Вас прямая дорога к пункту 19.

17. -Ты жулик, - констатировала Ася.

-Конечно, - с готовностью согласился лепрехун.

-Мелкий пакостник.

-Обижаешь, дамочка, - лицо лепрехуна и в самом деле обиженно вытянулось. - Какая же это пакость.

-А что же тогда?

-Военная хитрость.

Диалог в подобном ключе был непродуктивен. К тому же он мог продолжаться до скончания века. Аргументов, подобных уже приведенным, у обеих сторон было предостаточно, причем каждый считал свои убойными.

-А что, если я не соглашусь вернуть тебе золото? - спросила Ася.

-Останешься сидеть в грязи, - ехидно усмехнулся лепрехун.

-Где мое золото? - не на шуту разошлась Ася. - Должен мне его отдать, так давай! - Здравым смыслом здесь даже и не пахло, но остановиться Ася уже не могла. Ее понесло, и она готова была до конца гнуть выбранную линию. Поэтому она еще раз прокричала: - Давай сюда мое золото, негодник!

-Ну, что ты бузишь? - мягко, всепрощающе улыбнулся лепрехун. - Видела бы ты, как глупо это выглядит со стороны.

-Гони мое золото, - медленно, с холодной решимостью процедила сквозь зубы Ася.

-Да вот оно, - лепрехун наклонился, достал из-за дерева горшок и поставил его рядом, приобняв правой рукой. - Только, вишь, в чем дело-то. Золото, оно, конечно, тапереча твое, а вот горшочек мой, - лепрехун усмехнулся гаденько и погладил круглый бок горшка ладошкой. - Тебе как, прямо в грязь высыпать?

Ася призадумалась. Похоже, у лепрехуна были продуманы все возможные варианты, и он вновь был близок к тому, чтобы обвести Асю вокруг пальца.

-Меня, между прочим, Степаном зовут, - сообщил лепрехун.

-Это ты к чему? - насторожилась Ася в ожидании новой подлости.

-Да так, - отвел взгляд в сторону лепрехун. - Думал, может быть, у тебя уже Стокгольмский синдром развиваться начал.

-У меня начала развиваться стойкая неприязнь ко всему твоему племени, - сообщила лепрехуну Ася.

-А вот это зря, - с совершенно серьезным видом возразил ей маленький зеленый человечек. - Лепрехуны, между прочим, в большинстве своем, народ мирный и незлобивый.

-По тебе не скажешь, - парировала Ася.

-Ты не путай работу с природной натурой. Если я по долгу службы вынужден тебя за нос водить, так это вовсе не значит, что мне это дико нравится. Просто я очень ответственно отношусь к своим професиональным обязанностям.

-Ха! - только и сказала в ответ на это Ася.

-А что? - вскочил на ноги лепрехун. - Между прочим, если судить по тебе, то все люди алчные и неуклюжие. Любой лепрехун на твоем месте давно бы уже из грязи выбрался.

-Ладно, - устало наклонила голову Ася. - Давай поделим золото пополам.

-Зачем тебе это? - патетически вскинул руки к небесам лепрехун. - Ты что, за золотом сюда пришла?

-А почему я должна отдавать тебе то, что по праву принадлежит мне?

-Не по праву, а по правилам игры, - уточнил лепрехун.

-А хоть бы и так! Гони золото!

-Короче, - лепрехун сел на бревно. - Мне все это надоело, - он снял шляпу и, перевернув ее тульей вниз, поставил по левую руку от себя. - Перейдем к делу, - степенно, по-купечески, лепрехун двумя руками пригладил всклокоченные волосы, усмехнулся и заглянул в шляпу. При этом вид у него был такой, будто он и сам не знал, что там увидит. - Красота, - лепрехун сунул руку в шляпу и сделал движение, как будто набрал полную горсть бусинок и снова высыпал их. - Тебе что более омерзительно, - обратился он к Асе, - змеи или пауки?

Ася стиснула зубы и закрыла глаза. Откровенный шантаж - даже для окончательно потерявшего стыд и совесть лепрехуна это было слишком.

-Ладно, - махнул рукой лепрехун. - Я и тех и других высыплю.

-Нет!

Ася рванулась что было сил и выдернула из грязи правую руку.

Глаза лепрехуна удивленно округлились.

-Ого!

Но это было все, на что оказалось способна Ася. Теперь ей оставалось либо до конца осознать собственную беспомощность и заплакать от обиды, либо соглашаться на предложение лепрехуна.

(Курсив)

Так что же, заплакать? Тогда Вам к пункту 18.

Отдать лепрехуну золото? Тогда Вам к пункту 16.

18. И Ася заплакала.

-Эй! Девонька! - Вскочил на ноги лепрехун. - Ты чего это? А?

-Уйди, дурак, - тихо, жалобно проскулила Ася.

-Ну, вот тебе и на! - лепрехун присел на полусогнутых ногах и с досадой хлопнул себя ладонями по коленкам. - Кончай! Слышишь?.. Конча-а-ай!

Ася ничего не ответила, - не до того было.

-Так! - лепрехун выпрямился во весь свой невеликий рост. - Слушай меня внимательно! Я этих ваших бабских штучек терпеть не могу! Или сейчас же кончаешь реветь, или я ухожу! Только имей в виду, без меня тебе из этой грязи во век не выбраться!

В этом лепрехун был прав.

-Согласна, - едва слышно прошептала Ася.

Больше всего она сейчас боялась остаться одна, завязшая в липкой грязи, будто муха в варенье.

-Что? - лепрехун повернул голову и приложил ладонь к уху. - Не слышу.

Не знала Ася, что угроза лепрехуна уйти, оставив ее одну, была последним шансом маленького человечка получить назад свое золото. Откажись Ася и на этот раз, лепрехуну пришлось бы спасать ее задаром. Что поделаешь, таковы уж правила. Лепрехун имел право попытаться обдурить своего клиента, но вчистую кинуть его не мог ни при каких обстоятельствах. Но бедная Ася этого не знала, а потому повторила еще раз, громко, как и требовал лепрехун:

-Согласна!

(Курсив)

Что ж, решение принято, возвращаемся к пункту 16.

19. Ася помахала лепрехуну рукой и сделал шаг вперед, туда, где на пути у нее стояла стена колючего кустарника. Только голову на всякий случай наклонила, чтобы концы веток в глаза не попали. То ли кустарник был только иллюзией, порожденной ее плывущим куда-то вдаль сознанием, то ли она обрела способность проходить сквозь предметы, не тревожа ни их, ни себя. Не важно, каким образом, но Ася оказалась по другую сторону живой изгороди. Нет, конечно же, это интересна, но для нашей истории значения не имеет. И закончим на этом обсуждение данной темы.

Гораздо интереснее другое, - тропинка по другую сторону стены расходилась в трех направлениях. Ася снова оказалась на распутье. Ей снова предстояло делать выбор при полном отсутствии вводной информации.

(Курсив)

Итак, куда, по Вашему мнению, пошла Ася?

Быть может, она свернула на тропинку, ведущую направо? В таком случае, перемещаемся к пункту 20.

Полагаете, тропинка увела Асю налево? Вас ждет пункт 21.

Ну, а ежели Вы уверены, что Ася не свернула с прямого пути, то вам, точно, не миновать пункта 22.

20. Ася оказалась на ровной квадратной площадке. Под ногами у нее был идеальный английский газон, сделав ровно семь шагов по которому, можно было пересечь площадку из конца в конец. Для того, чтобы пройти из угла в угол нужно было сделать двенадцать шагов. Откуда Асе все это было известно? Да кто ж ее знает? Известно - и все тут! Со всех четырех сторон площадка была закрыта от посторонних взглядов все той же зеленой изгородью. Впрочем, не исключено, что изгородь была поставлена с прямо противоположной целью, - чтобы находившиеся внутри не видели того, что происходит снаружи. Площадка была похоже на поле для какой-то неизвестной Асе игры. И игроки в наличии имелись. Только все они почему-то толпились возле противоположной стены. Да и вид имели, мягко говоря, странноватый.

Первый был похож на аккуратно подстриженного страуса, натянувшего на себя клетчатые трусы до колен. Второй походил на гигантского таракана с голубыми фонариками на кончиках усов. Как и полагается всякому уважающему себя таракану, этот игрок не обременял себя такими условностями, как одежда, будь она верхняя или нижняя. О третьем игроке трудно было сказать что-то определенное, кроме того, что он смотрел на мир круглыми, водянисто-голубыми глазами на розовых мясистых стебельках, выглядывающими из большой двухстворчатой раковины. Четвертый был похож на человека очень маленького роста. Руки у него были непропорционально длинные, - выпрямившись во весь свой невеликий рост, он все равно упирался в землю суставами согнутых пальцев. Лысый череп блестел и переливался на солнце, как будто был смазан толстым-толстым слоем вазелина. Костюм человекообразного существа мало напоминал спортивный, - черный фрак с длинными, волочащимися по земле фалдами, белая манишка с огромной бабочкой-махаоном под воротником, и старые, стоптанные ботинки с длинными, расплющенными носами. Не хватало только брюк и цилиндра. И все же самым странным был последний, пятый игрок. О нем вообще нельзя было сказать ничего, потому что он не был похож ни на одно живое существо. Сравнение с неодушевленными предметы так же не могло дать даже самого общего представления о том, как он выглядел. Цвет его непрестанно менялся, звуки он издавал невообразимые, и даже запах от него исходил невозможный, - не в том смысле, что его невозможно было терпеть, а в том, что его не с чем было соотнести. Поэтому Ася и окрестила его про себя Господином Невозможным.

Когда на игровой площадке появилась Ася, на нее посмотрел только двухстворчатый, да и то лишь одним левым глазом. Ася улыбнулась и сделала двухстворчатому ручкой, в ответ на что меж створок гигантской раковины вывалилось что-то, похожее на кусок полузастывшего желатина. Странного вида образование вытянулось, приподнялось и свернулось в нечто, отдаленно напоминающую граммофонную трубу, которая, и в самом деле, начала издавать звуки, похожие на влажное чавканье. Но при этом они совершенно непонятным образом сливались, склеивались друг с другом и в конечном итоге складывались во вполне осмысленные слова.

-Мы можем начать игру, - медленно прочавкал двухстворчатый.

-Я не против, - согласилась Ася.

На появление нового игрока обратили внимание и прочие странные существа, толпившиеся возле живой изгороди.

Страус проквохтал что-то нечленораздельное и дважды быстро кивнул. Гигантский таракан подбежал к Асе и принялся ощупывать ее своими длинными усиками с голубыми фонариками на концах. Ася замерла, не зная, как реагировать. С одной стороны, это могло быть обычным проявлением любезности, широко распространенным среди гигантских тараканов. С другой, - движение усиков, пытавшихся забраться в самые потаенные места, можно было расценить и как откровенно непристойные. Однако, о непристойности можно было говорить лишь в том случае, если признать таракана разумным существом. Но пока гигантское насекомое не демонстрировало никаких проявлений разума. Кроме того, Ася помнила, что насекомые, не имеющие внутреннего скелета, не могут достигать больших размеров по одной простой причине, - их хитиновая оболочка разламывалась бы под весом собственного тела. Из этого следовало, что под маской таракана скрывался кто-то другой. А почему он скрывается?..

-Кыш! Кыш! - оказавшийся радом с Асей Господин Невозможный обнял девушку за плечи и замахал на таракана. Причем, чем именно обнял и чем замахал, понять было невозможно. Но вот голос у него оказался на удивление приятный, - бархатистый и певучий. - Я все тебе объясню, дорогая. Правила на удивление просты. Смотри, - Господин Невозможный сделал жест, - опять-таки непонятно чем, - призывая Асю окинуть взглядом игровую площадку.

-Может быть, она для начала сюда посмотрит, - перебил Господина Невозможного длиннорукий.

Сейчас, когда возле живой изгороди остались только двухстворчатый и длиннорукий, Ася увидела небольшую круглую дырку в плотном переплетении гибких ветвей. Именно в эту дырку смотрели поочередно игроки до того, как на площадке появилась Ася. И именно в нее предлагал заглянуть Асе длиннорукий.

-Да, пожалуй, это будет полезно, - согласился с длинноруким Господин Невозможный.

Подхватив Асю, он вместе с ней переместился к зеленой стене. Но, даже приподнявшись на цыпочки, Ася не смогла дотянуться до интересующего всех отверстия.

-Вставайте сюда, - Господин Невозможный указал на панцирь двухстворчатого.

Ася с сомнением посмотрела на глаз таращащийся из-под панциря.

-Вставайте, вставайте, - нетерпеливо махнул чем-то Господин Невозможный. - Наш друг ничего не имеет против.

Ну, если так...

Ася осторожно встала на раковину, боясь, что она захлопнется и отрубит выросты плоти, на которых красовались глаза двухстворчатого и напоминающее грамофонную трубу ротовое отверстие. Но ничего подобного не произошло. Ася приподнялась на цыпочки заглянула в отверстие. Она увидела огромную лужу черной, липкой грязи, посреди которой стояла на карачках женщина, в первый момент показавшаяся Асе до боли знакомой. Во второй момент Ася решила, что это она сама завязла в черной грязи. В третий момент Ася поняла, что она не такая дура, чтобы на четвереньках забираться в грязь. В общем, картина не представляла собой ничего примечательного. Застрявшая в грязи женщина время от времени предпринимала попытки освободиться, но, стоило ей вытянуть из липкой массы одну конечность, как три другие проваливались еще глубже.

-Не правда ли, вдохновляющее зрелище? - таинственным полушепотом обратился к Асе Господин Невозможный.

Не зная, что ответить, Ася сделала строго неопределенное движение плечом. Вообще-то, зрелище копошащейся в грязи женщины вовсе не казалось ей вдохновляющим. Если же исходить из того, что Господин Невозможный был прав, хотелось спросить, кого и на что мог вдохновить перепачканный грязью женский зад?

А длинноруки человекообразный кивнул, соглашаясь с Господином Невозможным. И добавил глубокомысленно:

-Картина глубоко аллегоричная.

Ася пожала плечами.

-Помогает настроиться на игру, - влажно прочмокал двухстворчатый.

Этого Ася уже никак не могла понять.

-При чем тут игра? - спросила она, ни к кому конкретно не обращаясь, но ожидая, что кто-нибудь ей ответит.

Не ответил никто. Должно быть, каждый из присутствующих думал, что вопрос обращен ни к нему.

Ася еще раз заглянула в отверстие. Перемазанная черной грязью женщина пыталась вытащить из трясины правую ногу. Возможно, ей самой казалось, что из этого может что-то получиться, но со стороны было видно, что ее затея обречена на провал.

-Знаешь в чем ее проблема? - тихо прошуршал над Асиным ухом голос Господина Невозможного.

-В чем? - спросила Ася.

-В том, что у нее нет точки опоры.

Женщине почти удалось вытянуть ногу из липкой грязи, но в этот момент тело ее потеряло равновесие и она едва не упала грудью в черную лужу.

-Ну, что я говорил! - с удовольствием произнес Господин Невозможный.

-Может быть, ей нужно помочь? - Ася быстро глянула по сторонам, ища взглядом выход.

-Пустая затея, - махнул чем-то непонятным Господин Невозможный. - Помочь себе может только она сама.

-Для этого ей следует прежде всего разобраться в приоритетах, - продолжил длиннорукий.

-То есть, понять, что для нее в данный момент является главным, - закончил двухстворчатый.

Объяснение показалось Асе не очень-то убедительным, но поскольку другого у нее не было, спорить не стала. Но спросила:

-А какое это имеет отношение к нашей игре?

-Не только к нашей, но и к любой другой, - шевельнул усиками подобравшийся к основной компании таракан. То, что таракан умел говорить еще больше укрепило Асю во мнении, что внутри тараканьего панциря прячется кто-то другой. - Невозможно сделать правильный ход, не зная, что в данный момент для тебя важнее всего.

Асе надоело, что все, включая таракана, ее поучают. Поэтому она убежденно заявила:

-Самое главное в любой игре - выиграть.

И гордо посмотрела на странных игроков, уверенная, что с этим уж никто из них спорить не станет.

Оказалось, что спорить готовы все.

Все разом зашумели, заквохтали, захлюпали, так что поначалу невозможно было разобрать ни единого слова. Первым из общего нечленораздельного гвалта прорезался голос длиннорукого:

-Не вздумай когда-нибудь повторить это!

-Почему? - удивилась Ася.

-Потому что другие игроки могут оказаться не такими терпимыми, как мы! - гордо взмахнул усами таракан.

-Постойте! Постойте! - замахал на всех непонятно чем Господин Невозможный. - Да замолчите же!

В наступившей тишине Ася отчетливо услышала, как трутся о хитиновое покрытие тараканье усы, которые жук закинул на спину.

-Ты сама-то поняла, что сказала? - с укоризной спросил у Аси Господин Невозможный.

-Ну, да, - ответила Ася совсем не уверенно, хотя и была уверена в том, что сказала именно то, что хотела сказать. - Главное в любой игре...

-Тихо! - предостерегающе поднял что-то Господин Невозможный. - Прежде, чем сказать, подумай о том, что ты хочешь сказать.

-Я хочу сказать, что... - Ася умолкла на полуслове и задумалась.

А, может быть, и в самом деле, главное не победа, а участие?

Нет! Это уж совсем глупо!

-Я не знаю, что главное в игре, - обескуражено развела руками Ася.

-Вот и славно, - улыбнулся ей длиннорукий.

-Почему? - спросила Ася.

-Потому что этого не знает никто, - прохлюпал двухстворчатый.

А страус одобрительно заквохтал.

-Зачем же вы тогда играете? - еще больше удивилась Ася.

-Игра есть универсальный метод познания мира, - глубокомысленно изрек Господин Невозможный.

-В игре мы познаем себя, - добавил двухстворчатый.

-Ну, если так... - сказала Ася и умолкла.

Потому что сказать-то ей, собственно, было нечего.

-Что ж, - хлопнул в ладоши, как будто муху прибил, длиннорукий, - начнем, пожалуй!

Страус одобрительно заквохтал. Таракан восторженно вскинул усы кверху. Двухстворчатый попытался что-то прохлюпать, но из подобия граммофонной трубы вывалилась плюха розовой слизи, и он как-то сразу сник и затих. Господин Невозможный, не сделав ни шагу, совершенно непостижимым образом переместился к центру площадки и занял там исходную позицию.

-Постойте! - взмахнула руками Ася. - Я не знаю, за кого мне играть?

-За себя, разумеется, - ответил ей длиннорукий.

-Разве это не командная игра? - удивилась Ася.

-Командные игры подходя лишь тем, кто пытается скрыть свои недостатки за счет мастерства других, - ответил Господин Невозможный.

-Или оттенить свои скромные достоинства за счет полного неумения других, - добавил двухстворчатый.

-Хорошо, - не стала спорит Ася, хотя у нее на сей счет имелось иное мнение. - Тогда объясните мне правила.

-Правила? - длиннорукий удивленно посмотрел на двухстворчатого.

-Правила? - двухстворчатый перевел недоумевающий взгляд на страуса.

Страус возмущенно прокурлыкал и посмотрел на таракана.

Таракан усами отпасовал вопрос Господину Невозможному.

-Правила должна знать ты, - указал чем-то на Асю Господин Невозможный.

-Я? - удивленно вскинула брови Ася. - Но я даже названия игры не знаю.

-Придумать название не составит труда, - заверил ее длиннорукий.

-Но с чего вдруг? - Ася прижала ладони к груди. - Скажите на милость, почему мне должны быть известны правила игры, если даже названия ее никто не знает?

-Потому что ты судья, - убежденно прохлюпал двухстворчатый.

-Нет, - отрицательно мотнула головой Ася. - Я здесь вообще случайно оказалось.

-Многое из того, что мы считаем случайностью, на самом деле есть закономерное стечение обстоятельств, - вот так сформулировал Господин Невозможный.

Подумав, Ася пришла к выводу, что на это ей нечего возразить. И все же она сказала:

-Я не могу судить игру, правил которой не знаю.

-Но тебе ведь удается жить, хотя ты и не знаешь всех законов, по которым существует мир, - хитро чавкнул двустворчатый.

-Это совсем другое дело, - протестующе взмахнула рукой Ася.

-А я утверждаю, - широкая ладонь длиннорукого звучно хлопнула по раковине двухстворчатого, - что между понятиями жизни и игры нет никакой разницы!

-Верно, - поддержал длиннорукого Господин Невозможный. - Жизнь - это своего рода игра. В которой, - заметьте! - каждый играет сам за себя. А игра - ни что иное, как аллегорическое отображение жизни.

-Эй! - подняла руку Ася. - Не пытайтесь меня запутать!

-А кто пытается? - длиннорукий широко раскинул свои длиннющие руки и недоумевающе посмотрел по очереди на каждого из потенциальных соперников.

Страус протестующе затряс головой и взъерошил перья на спине.

-Не я, - булькнул двухстворчатый.

-И, уж точно, не я, - клятвенно приложил что-то к чему-то Господин Невозможный.

Таракан нервно зашуровал усами по сложенным вместе надкрыльям.

-Деточка, - Господин Невозможный вновь оказался рядом с Асей и даже чем-то приобнял ее за плечи. - Здесь никто не пытается ввести тебя в заблуждение. Мы всего лишь хотим, чтобы ты поняла две вещи. Первое...

-Не следует играть по правилам, которые тебе предлагают, даже в том случае, если уверена, что сможешь выиграть, - сказал длиннорукий.

Господин Невозможный одобрительно кивнул чем-то.

-Второе...

-Ты сама можешь задавать правила игры, - продолжил двухстворчатый.

-Ну, как, запомнила? - спросил у Аси Господин Невозможный.

Ася молча кивнула.

-Ну вот и славно, - Господин Невозможный одобрительно похлопал чем-то Асю по спине. - Теперь, когда ты знаешь, что каждый игрок может быть еще и устанавливающим правила судьей, хочешь сыграть с нами?

Не зная, что сказать, Ася прикусила нижнюю губу.

-Да, понимаю, - кивнул Господин Невозможный. - У тебя своя игра, тебе сейчас не до нас.

-Ну, что вы, - смутилась Ася. - Я, конечно, могла бы...

-Кончай, кончай! - Замахал на нее руками-плетьми длиннорукий. - Мы все понимаем!

-Естественно, - булькнул двухстворчатый. - Своя игра всегда важнее.

-Мы не в обиде, - взмахнул усами таракан.

А страус курлыкнул и дважды кивнул.

Ася посмотрела по очереди на каждого из необычных игроков. Она не знала, что сказать этим удивительным существам, преподавшим ей урок, значение которого трудно было переоценить, как сразу всем выразить свою благодарность, - они ведь были настолько разными. Ася улыбнулась и помахала игрокам рукой.

(Курсив)

Вперед, к пункту 23.

21. Ася оказалась в небольшом дворике, вымощенном черными и белыми плитками, чередующимися как клетки на шахматной доске. Широкая каменная лестница о девяти ступенях, украшенная все тем же шахматным узором, вела на открытую веранду, слегка покатую крышу над которой поддерживали тонкие витые столбики. Подойдя ближе, Ася смогла рассмотреть, что витой узор складывался из плотно обернувшихся вокруг столбиков каменных змей, возложивших плоские треугольные головы на тянущиеся вдоль веранды перилла.

Ожидая какого-нибудь подвоха, Ася осторожно поставила ногу на первую ступень. Ступенька не провалилась и не ушла у нее из-под ноги, шахматный узор не рассыпался на сотню черных и белых квадратиков, и ушат воды не вылился на голову. И это уже было странно, - Ася начала привыкать к тому, что в саду эпизодов непременно что-нибудь происходило, на каждом шагу. Дабы не искушать судьбу, Ася быстро взбежала по ступенькам и замерла, положив ладонь на голову каменной змеи. Змея сверкнула агатовым глазом и выстрелила тонким, раздвоенным на конце язычком. Ася боязливо отдернула руку. Кто ее знает, если палка раз в году стреляет, так, может быть, и каменная змея может укусить?

Пол на веранде украшал все тот же черно-белый геометрический узор, только плитка здесь была не квадратная, а шестигранная, - похоже на гигантские пчелиные соты, заполненные через одну ванильным заварным кремом и гудроном. Стена здания, к которому примыкала веранда, была полностью забрана зеркальными стеклами с односторонней светопровдимостью. Приложив ладони к стеклу, Ася попыталась рассмотреть, что происходит внутри, но увидела только тусклое, смазанное изображение верхней части своего лица. Если где-то в стене имелась раздвижная дверь, то определить на глаз, где именно она находится, было невозможно. Ася осторожно постучала согнутым пальцем по стеклу. Наверное, его можно было разбить, но стоило ли?

Откуда-то потянуло будоражащим воображение запахом жарящегося на углях шашлыка. Ася сглотнула набежавшую слюну. Голода она не чувствовала, но разве для того, чтобы съесть с удовольствием палочку шашлыка, нужно непременно быть голодным?

Стараясь наступать только на кремовые "соты", Ася дошла до угла здания. И остановилась. Потому что не знала, что там, за углом. Но подозревала, что находиться там могло все, что только в состоянии создать воображение. Прижав ладонь к стеклу, Ася наклонилась, вытянула шею и заглянула за угол. Она увидела все ту же веранду, тянущуюся вдоль застекленной стены и упирающуюся противоположным концом в зеленую изгородь. Посреди веранды стоял старинный шахматный автомат, как будто его вынесли из дома вместе со все мебелью, готовясь к переезду, да и забыли в суете. Автомат представлял собой большой, прямоугольный, похожий на комод ящик, на краю которого, спиной к Асе, скрестив ноги, сидел деревянный турок, в высокой зеленой чалме и халате с чередующимися белыми, синими и красными полосками. Ростом деревянный турок был с обычного человека, и с первого взгляда, со спины его можно было принять за живого. Но это была только механическая игрушка.

Ася подошла к шахматной машине, поставила локоть деревянному турку на плечо и разочарованно постучала пальцами по раскрашенной чалме. Медленно, со скрипом голова деревянной фигуры повернулась в сторону замершей от удивления девушки.

-Сыграем?

Турок смотрел на Асю нарисованными на деревянном лице глазами.

-Вы ко мне обращаетесь? - растерянно спросила Ася.

-Именно к вам, - ответил турок.

При этом губы его, нарисованные алой краской двумя уверенными взмахами широкой кисти, остались неподвижными.

Ася вспомнила, как читала о том, что в свое время изобретатели подобных автоматов, случалось, прятали внутрь его карлика, умеющего играть в шахматы. Присев на корточки, Ася распахнула створки ящика-комода, на котором с гордым видом восседал деревянный турок. Все внутреннее пространство ящика занимала хитроумная конструкция, состоящая из переплетения тоненьких проволочек, тянущихся во все стороны от маленьких рычажков, которых тут было не меньше сотни.

-Вы совершенно напрасно теряете время, - произнес над головой у нее деревянный турок. - Даже я сам не понимаю, как я устроен.

Ася захлопнула створки ящика, поднялась во весь рост и посмотрела турку в глаза. Хотя какой в этом мог быть смысл, если глаза нарисованы?

-Ты меня видишь? - спросила Ася.

-Нет, - ответил турок.

-Откуда же ты знаешь, что я здесь?

-Но вы ведь сами положили на меня руку.

Логично.

Ася задумчиво провела пальцами по щеке.

-Что ты тут делаешь?

-Стою.

-Давно?

-Не знаю.

-Чей это дом? - Ася взглядом указала на темные стекла.

-Какой дом?

Хорошо, попробуем иначе.

-Когда ты играл в последний раз?

-Давно.

-Как давно?

-Давно.

Логический тупик.

К тому же, Ася понятия не имела, что в представлении деревянного турка означает слово "давно".

-Сыграем? - снова спросил турок.

Ася посмотрела на игровую поверхность ящика. Доска была разбита на аккуратно подогнанные черно-белые шестиугольные ячейки. Двенадцать ячеек по горизонтали, двенадцать - по вертикали. Всего сто сорок четыре. Семьдесят две белых ячейки, семьдесят две - черных. В центре каждой ячейки небольшое круглое отверстие.

-Это не шахматы, - сделала напрашивающийся вывод Ася.

-Что такое шахматы? - спросил турок.

-Игра такая.

Ася решила не вдаваться в подробности, а турок не стал приставать к ней с расспросами.

-Игра называется мо, - сказала деревянная кукла с раскрашенным лицом. - Сыграем?

-Я не знаю правил, - машинально ответила Ася и тут же подумала, что сказала что-то не то.

-Все очень просто.

Левая рука турка со скрипом согнулась в локте и поднялась вверх. Все клетки на игровой доске разом совершили оборот вокруг своей оси, сменив при этом цвет на противоположный. Кроме того, теперь на некоторых клетках стояли небольшие, изящные фигурки. Как и клетки, фигурки были двух цветов, черного и белого, но никакой системы в их расстановке на игровом поле не просматривалось. Да и какая могла быть система, если на доске не было ни одной фигуры, похожей на другую. Ася взяла в руку черную фигурку, похожую на морского конька со здоровенными кабаньими клыками и острым, треугольным акульим плавником на горбатой спине. Судя по весу, фигурка была отлита из стекла и покрыта сверху непрозрачной краской. Конек-мутант опирался хвостом на круглую подставку, на обратной стороне которой имелся небольшой штырек, служивший для фиксации фигуры на определенной клетке. По всей видимости, это требовалось для точной работы игрового автомата.

-Поставьте, пожалуйста, фигуру на место, - вежливо попросил турок.

-Пожалуйста, - Ася поставила уродливого морского конька на ту же клетку, с которой взяла.

-Спасибо, - учтиво наклонил голову турок, после чего поднял обе руки и соединил ладони. - Начнем?

-Эй, кто дома? - Ася щелкнула пальцами перед деревянным носом турка. - Я же сказала, что не знаю правил.

-Как я уже сказал, правила очень простые, - турок провел руками с раскрытыми ладонями над расставленными на доске фигурками. - Вы играете черными фигурками, я - белыми.

-Почему так? - спросила Ася.

-Белые делаю ход первыми и черные получают преимущество.

-Разве? - с сомнением прищурилась Ася.

-Если при первом ходе белые теряют фигуру, у черных остается на одну фигуру больше, - терпеливо объяснил турок.

Ася озадачено почесала пальцем кончик носа. Определенная логика в словах турка, несомненно, присутствовала.

-Я начинаю, - турок протянул руку к фигуре, изображавшую наколотое на спицу облако.

-Постой, - схватила его за руку Ася. - Ты все еще не объяснил мне правила игры.

-Разве? - нарисованное лицо деревянного турка ничего не выражало. Странно было бы, окажись иначе. Но вот в голосе явно прозвучало удивление. - Что конкретно вас интересует?

-Как ходят фигуры?

-Как вы пожелает.

Асе подумала, что они с турком просто не поняли друг друга.

-То есть, я могу взять любую черную фигуру и поставить ее на любую клетку?

-На любую свободную клетку, - уточнил турок.

Ася озадаченно хмыкнула.

-Чем я должна руководствоваться, решая какой ход сделать?

-Исключительно собственным представлением о целесообразности.

-Повтори еще раз, - попросила Ася.

-Вы делаете тот ход, который считаете целесообразным в ситуации, сложившейся на игровом поле. Если выбор сделан верно, вы получаете преимущество в игре. Неверный выбор влечет за собой потерю фигуры, - турок развел в стороны деревянные руки. - По-моему, все очень просто.

-Да куда уж проще, - озадаченно прикусила губу Ася. - Какова конечная цель игры?

-У игры нет никакой цели, - подняв правую руку, назидательным тоном произнес турок. - Иначе говоря, целью игры является сама игра.

-Восхитительно, - дважды вяло хлопнула в ладоши Ася. - А победитель в этой игре бывает? Или мы будем передвигать фигурки до тех пор, пока нам это не надоест?

-Мы можем прервать игру в любой момент и определить победителя, исходя из того, чьих фигур на доске осталось больше, - турок сделал паузу, после чего спросил. - Я понятно объясняю?

Ася молча кивнула. Сообразив, что турок ничего не видит, она сказала:

-Да.

-Я могу начать? - спросил турок.

Нельзя сказать, что игра показалась Асе очень уж интересной. И все же, она решила сыграть. Если смысла не было в самой игре, какой-то смысл должен был заключаться в том, что она здесь оказалась. Или в том, что должен был сказать ей этот старинный игровой автомат, обученный никому неизвестной игре под названием мо. Или в том, чем все это закончится. Или... В любом случае, нужно было играть уже хотя бы потому, что повернуться и уйти было проще всего.

-Начинай, - согласилась Ася.

Турок взял в рукой облако на спице. Пальцы его казались настолько неловкими, что Ася боялась, как бы он не уронил фигурку, которая непременно разбилась бы, упав на каменную плитку пола. Но, вопреки Асиным опасениям, турок уверенно, но вместе с тем очень осторожно переставил фигурку на соседнюю свободную клетку черного цвета.

-Теперь твой ход.

Почти не задумываясь над тем, что она делает, Ася схватила черную пирамиду с шаром на верху и переставила ее на другой конец доски, между двумя белыми фигурками, - хохочущим круглолицым толстяком и худющей кошкой с большими, торчащими ушами. Едва штырек пирамиды вошел в предназначенное для него отверстие, как раздался короткий мелодичный звоночек и шестигранная ячейка с установленной на ней фигуркой перевернулась. Пирамида исчезла, и у Аси стало на одну фигуру меньше.

-Ход был нецелесообразен, - сдержанно прокомментировал турок.

Ася недовольно хмыкнула. Впрочем, недовольство ее было обращено главным образом на саму себя, - она ведь и в самом деле не подумала зачем сделала ход, закончившийся потерей фигуры. Хотя, с другой стороны, даже если бы она тщательно обдумала предстоящий ход, результат мог оказаться тот же самый. В игре, в которой не существовало правил, а фигуры на доске могли двигаться как угодно, по желанию игрока, целесообразность хода определялась не разумным расчетом. Ясное дело! Тогда чем же?

Турок протянул руку и переставил на две клетки по диагонали фигурку всадницы, восседающей на белой лошадке, с мечом в вознесенной руке.

Ася затаила дыхание.

Пауза.

Фигура осталась стоять на той клетку, куда поставил ее турок.

Ася почувствовала, что игра начинает забирать ее. Прежде всего, ей стало интересно, не жульничает ли игровой автомат?

Ася внимательно посмотрела на доску. То, что в расположении фигурок на игровом поле не просматривалось никакой системы, сомнений не вызывало. Сами фигурки были настолько разнообразны, что невозможно было угадать, по какому принципу они взаимодействовали друг с другом. Что ж, выходит, оставалось полагаться только на интуицию? Слабое подспорье.

Ася нерешительно протянула руку к свернувшейся кольцами черной змее. И тут в противоположном углу доски она увидела белую фигурку, изображавшую поджавшего лапки и прижавшего уши к спине кролика. Этого оказалось достаточно для того, чтобы Ася поняла, что нужно делать. Уверено взяв с доски черную змею, Ася поставила ее рядом с белым кроликом.

Щелк! Перевернулась клетка, на которой стоял белый слон, - турок потерял одну из своих фигур и счет в игре выровнялся.

-Ты снова делаешь ход, - сказал турок.

На этот раз Ася выбрала фигурку человека с заложенными за спину руками и поставила ее слева от белого кролика.

Белые потеряли замок с тремя высокими башнями.

-Предлагаю ничью, - сказал турок.

-Почему же ничью? - удивилась Ася. - У меня на одну фигуру больше.

-Зато у меня стратегическое преимущество, - возразил турок.

-И в чем же оно заключается?

-В том, что при следующем ходе ты непременно потеряешь фигуру.

-Что ж, давай попробуем.

Ася взяла черную розу и поставила ее между белым кроликом и черным человеком.

Клетка перевернулась, проглотив розу. Но одновременно с этим с доски исчезла белая фигурка голубки.

-Ход переходит ко мне, - поспешил сообщить турок.

-Зато игровое преимущество по-прежнему остается за мной, - довольно улыбнулась Ася.

Турок передвинул белый фрегат поближе к черной змее.

Все фигуры остались на своих местах.

Ася довольно улыбнулась, - теперь она уже точно знала, что делать. Не торопясь, она протянула руку, взяла черного дракона и поставила его между фрегатом и кроликом. Фрегат исчез с доски, а кролик, к вящему удивлению Аси, изменил цвет с белого на черный.

-Предлагаю ничью, - турок так медленно произнес эти два слова, как будто сомневался, что Ася его понимает.

-Я выигрываю, - Ася улыбнулась и развела руками, копируя позу деревянного турка.

-Согласен, - слегка наклонил голову турок. - Поэтому и предлагаю вам сохранить преимущество.

-О чем ты? - озадаченно сдвинула брови Ася.

-Вы ведь получили то, что хотели?

Ася посмотрела на доску. Белый кролик стал черным, - теперь это была ее фигура.

-Имейте в виду, важно не только получить преимущество, но и вовремя выйти из игры, - сказал турок. - Подавляющее число игроков проигрывают свою партию лишь потому, что не заканчивают игру, когда преимущество на их стороне, надеясь, что и в дальнейшем удача их не обманет. Если бы все наши надежды сбывались...

Не закончив фразу, турок скорбно вскинул руки над головой.

-А если я соглашусь на ничью? - осторожно спросила Ася.

-Мы закончим партию и вы сможете продолжить свой путь, - ответил турок.

-Хорошо, - Ася поймала за ладонь деревянную руку турка и как следует встряхнула ее. - Ничья.

Клетки на доске разом перевернулись, проглотив все фигурки, кроме одной. Как и прежде, на своей клетке сидел, прижав уши к спине, черный кролик.

-Ты можешь забрать эту фигурку, - предложил Асе турок. - На память об игре.

-Спасибо, - Ася взяла с доски фигурку кролика, и у нее в руке она снова сделалась белой.

-Ты помнишь, где выход? - спросил турок.

-Конечно, - улыбнулась Ася.

-Счастливого пути, - помахал деревянной рукой механический игрок.

-Счастливо оставаться, - ответила Ася.

(Курсив)

Что ж, возвращаемся к пункту 23.

22. Проход по другую сторону стены оказалась таким узким, что первое время Асе приходилась пробираться бочком. Тропинка то и дело поворачивал то в одну сторону, то в другую, и всякий раз, когда это случалось, сердце у Аси замирало в ожидании чего-нибудь такого, после чего она крепко пожалеет, что пошла по этому пути. Из-за частых поворотов Асе казалось, что она не движется вперед, а кружит на одном месте. После одиннадцатого поворота, когда Ася совсем уж было собралась кричать, чтобы позвать кого-нибудь на помощь, проход сделался шире. Настолько, что Ася смогла идти по нему, не задевая плечами ветки кустов. Надеясь, что выход неподалеку, Ася живее зашагала вперед.

Проход повернул еще несколько раз, - направо, налево, еще раз налево, снова направо, и последний раз налево, - после чего вывел наконец Асю в маленький скверик. В центре сквера красовалась клумба с бархатистыми фиалами, обложенная по кругу половинками красных кирпичей. Под старыми липами стояли две зеленые скамейки с выгнутыми спинками. Если обойти клумбу слева, можно выйти к стеклянному киоску с красной крышей и блеклыми надписями наискосок "Мороженое. Газированная вода. Сувениры." Старый московский дворик. Такой можно увидеть, прогуливаясь по превращенному в заповедник историческому центру столицы Земли.

Ася улыбнулась, вспомнив страшные истории, которыми в детстве пугал ее дед.

(Курсив)

Если Вы хотите узнать, что за страшные сказки рассказывал Асе старый Лидел, загляните в пункт 24. Если же Вам это совершенно неинтересно - сразу переходите к пункту 25.

23. Пройдя сквозь живую изгородь, Ася вновь оказалась на дорожке, бегущей к водоему, на краю которого сидел, покуривая трубку, лепрехун со странным для представителя его племени именем Матвей. А, может быть, Степан.

-Ну, как? - выпустив кольцо дыма, спросил лепрехун.

Судя по тому, каким тоном был задан вопрос, ответ Степану, а, может быть, Матвею был безразличен. Поэтому Ася и не стала рассказывать лепрехуну обо всем, что с ней случилось.

-Нормально, - сказала она.

-И что теперь будешь делать? - еще одно безразличное кольцо дыма.

-А ты как думаешь?

Лепрехун безразлично пожал плечами.

(Курсив)

Что ж, возвращаемся к пункту 19.

24. -И никогда,- страшно вытаращив глаза, зловещим полушепотом, как ужаснейшую тайну, сообщал маленькой Асе старый Лидел, - ты слышишь меня, никогда, если только тебе дорога жизнь и рассудок, не ходи в сумерках на Красную площадь, когда силы зла безраздельно властвуют на брусчатой мостовой.

-Какие еще силы зла? - наивно спрашивала у хитрого старика девочка.

-Ну, как это, какие, - старый Лидел бросал быстрый взгляд в угол, как будто именно там прятались те, о ком он собирался поведать. - Ночью по Красной площади бродят ожившие мумии тиранов и вождей.

-Откуда там мумии? - удивленно таращила глазки на деда маленькая Ася. - В России не существовало традиции мумифицирования покойников, - она уже начала изучать историю и пользовалась каждым удобным случаем, чтобы продемонстрировать свою осведомленность.

-Это ты так считаешь, - недовольно ворчал в ответ дед.

-Это исторический факт, - стояла на своем девочка.

-Да? - дед щурил левый глаз и наклонялся вперед, так что его длинный нос едва не касался Асиного лба. - А как на счет Ленина?

-Кого-о? - удивленно тянула Ася.

-Ха! - старый Лидел самодовольно откидывался назад, на спинку кресла, в котором сидел. - О таком тебе в школе не расскажут!

Дед брал со стола кружку темного эля и делал два больших глота, после чего довольно крякал и вытирал ладонью губы.

-Так кто же такой Ленин? - сгорая от нетерпения, спрашивала Ася.

-Вампир, - отвечал дед. - И не просто вампир, а самый что ни на есть главнейший. Ему служила свора вампиров помельче. А уж у тех слуг было видимо-невидимо. Всякому, кого они себе на службу брали, клеймо ставили. На лоб, на грудь или на плечо. Звезду пятиконечную, иначе именуемую Пентальфой или Пентаграмой. Чем больше Пентальф на человеке было проставлено, тем более высокий пост занимал он в их вампирской иерархии.

-Так что же, все тогда вампирами были? - недоверчиво спрашивала Ася.

-Нет, конечно, - отрицательно мотал кудлатой головой дед. - Вампирам же есть нужно. Простой народ у них вроде пищевой базы был. Но зато, что ни начальник, то - вампир. Злые были, жуть, - дед морщился, как будто гнилой орех раскусил. - Не только всех вокруг поедом ели, но даже друг на друга бросались. Но Ленина все, как один боялись...

-А почему? - вопросом перебивала деда Ася.

-Почему, почему... - недовольно ворчал дед. - Авторитетом он для них являлся. Хитер был, к тому ж. Это ж он, а не кто иной придумал всех вокруг Пентальфами метить. А кто с Пентальфой, тот все, конец, раб его навеки. Но, все одно, исхитрились как-то раз приближенные Ленина и прикончили вождя своего.

-Колом в сердце, - догадывалась маленькая Ася.

-Да что ты! - махал на нее руками дед. - Какой же уважающий себя вампир своего же брата вампира колом бить станет! Крови ему порченный дали, вот Ленина и парализовало. А чуть погодя, когда кровь ему и вовсе давать перестали, он вроде как преставился. Ну, прочие кремлевские вампиры быстренько склеп на Красной площади выстроили и положили там Ленина, чтоб народ на мощи нетленные полюбоваться мог.

-Фу! - презрительно фыркала Ася. - Кому интересно смотреть на мертвецов?

-Ну, понимаешь, времена такие были, - неопределенно эдак крутил кистью руки дед. - Дикие времена, сумеречные. К тому ж, на самом то деле Ленин не помер до конца, а в кому вампирскую впал. Дай ему крови свежей, так он снова оживит. Ну вот, лежит, значит Ленин этот в склепе своем, народ на него любоваться ходит, все вроде как в порядке. Да только начали чувствовать кремлевские вампиры, что власть их слабеет. Нет уже у них той силы, что при Ленине была. Да и народ роптать начал, что, мол, ежели Ленин помер, так, значит, и прочих вампиров перебить можно. Вот тогда и пустили кремлевские вампиры слушок, что жив, мол, Ленин. А, чтобы слухам тем подтверждение живое было, стали они время от времени по ночам губы Ленину свежей, теплой еще кровью мазать. Ленин, как кровь почует, так сразу из склепа своего выскакивает и бегает по Красной площади, поздних прохожих пугает. А случалось, что и задирал кого.

-А почему он только по Красной площади бегал? - интересовалась дотошная Ася.

-Потому что прежде, чем оживить Ленина, кремлевские вампиры по углам площади кровь летучих мышей на чесноке настоянную выливали, - разъяснял дед. - Вот и не оставалось Ленину ничего иного, как только с первыми лучами солнца снова в свой склеп возвращаться.

-Но теперь-то склепа на Красной площади нет? - спрашивала у деда Ася.

Ощущение жути потихоньку забирало девочку и она все ближе придвигалась к дедову креслу.

-Теперь-то нет, - соглашался старик. - Давно уж как снесли. Да только место там все равно дурное. И, говорят, - дед снова переходил на шепот, - что перед первым мая, аккурат в Вальпургиеву ночь, Ленин все еще приходит на Красную площадь.

-А что же, кол ему в сердце так и не вбили? - тоже шепотом спрашивала девочка.

-Не вышло, - с прискорбием разводил рукам дед. - Тело Ленина, считавшееся нетленным, в пыль рассыпалось, едва только его пальцем коснулись. Ну, это старый вампирский трюк! Вампир, когда чувствует, что прижали его, даже кучей дерьма прикинуться может, лишь бы живым остаться.

Дед усмехался, довольный впечатлением, произведенным на внучку, и снова тянулся к кружке с элем.

-А еще в стародавние времена, когда вокруг Кремля стояли леса темные, непроходимые, водились в тех чащобах коммунисты...

(Курсив)

На этом воспоминания Аси заканчиваются, и мы снова возвращаемся в реальность. Переходим к пункту 25.

25. На небе сияло солнце, зелень отливала изумрудным блеском, фиалки, казалось, готовы были заговорить, но стеснялись, не решаясь первыми обратиться к человеку.

Ася подошла к ларьку, предлагавшему мороженое, газированную воду и сувениры.

За прилавком стоял Нос. Да-да, тот самый Нос коллежского асессора Ковалева, на людях именовавшего себя не иначе как майором Ковалевым, с маленьким прыщиком, вскочившим как раз накануне достопамятного события. Увидев в ларьке Нос, Ася, понятое дело, была удивлена, но лишь самую малость и очень скоро вновь почувствовала себя уверенно. Ей даже любопытно стало, как это Нос здесь оказался?

-Чего изволите-с? - учтиво осведомился Нос.

-Вы не подскажите, где мы находимся? - спросила Ася

-Отчего же нет, - галантно качнулся вперед Нос. - Непременно-с подскажу. Место это называется "Знакомый скверик". Здесь можно посидеть, отдохнуть, выпить минералки или квасу, - это уж чего ваша душа возжелает. И непременно-с нужно с мыслями собраться для того, чтобы вспомнить все, что произошло с вами в саду-с эпизодов и сделать соответствующие выводы. Потому что вон там, видите, - Нос кончиком своим указал в дальний угол скверика, - там-с уже и выход. Да-с, - скорбно поклонился Нос, - прогулка ваша по саду эпизодов подошла-с к концу.

-Что ж, - Ася сунула руку в карман и зажала в кулак фигурку белого кролика, - я увидела все, что хотела.

-Серьезно? - удивился Нос. - Значит вам несказанно-с повезло. Среди тех, кто проходят мимо меня, я редко вижу счастливые лица. А вот разочарованных, недовольных, злых - сколько угодно-с. Газировки не желаете?

-С удовольствием, - улыбнулась Ася. - Со сливовым сиропом.

Нос умело наполнил стакан шипучей, пузырящейся жидкостью и пододвинул его девушке.

-Спасибо, - Ася взяла стакан и сделала глоток. Газировка была изумительно вкусной и холодной. - Скажите, - обратилась она к Носу, - это единственный выход из сада?

-Так точно-с, - утвердительно поклонился Нос.

-Я пришла в сад с друзьями. Мы договорились встретиться на выходе.

-Если ваши друзья-с проходили здесь, то я непременно их видел-с. Как они выглядят?

-Один маленький, похож на сосиску в тесте...

-Это как же-с? - перебил Асю Нос. - Фигурально-с выражаясь?

И это спрашивал Нос! Самый настоящий Нос, без всякой фигуральности!

-Нет, он в самом деле похож на длинную булочку, в середину которой уложена сосиска, - соединив сначала пальцы рук вместе, а затем медленно разведя их в разные стороны, Ася попыталась изобразить, как выглядит изоформ. Дабы у Носа не сложилось превратного представления о размерах Хот-Дога, она добавила: - Размером с небольшую собачку. Или с большую кошку.

-И бегает-с на четвереньках? - спросил Нос.

-Вы его видели?

-Нет, - сделал отрицательное движение Нос. - Уж поверьте мне, такое-с диво я бы не пропустил.

-А девушку не видели? Высокая, очень эффектная... - подумав, Ася пришла к выводу, что больше ей сказать о Дине нечего.

Как можно описать ИскИна, меняющего свою внешность в зависимости от настроения?

-Блондинка-с? - спросил Нос.

-Трудно сказать, - задумчиво покачала головой Ася. - Скорее всего, рыжая.

-Одета-с как?

Ася беспомощно развела руками.

-Понятно-с, - Нос потерся кончиком о прилавок. - Надеюсь, вы не решили надо мной подшутить?

-Нет, что вы!..

-Очень хорошо-с, - Нос не дал Асе развить тему. - Значит, вы договорились встретиться здесь с сосиской в булочке, размером с кошку, и молодой девушкой неопределенной наружности? Я все верно-с описал?

-Да, как будто, - смущенно улыбнулась Ася.

-Выпейте-с еще газировки, - предложил Нос.

-Боюсь, что мне нечем платить, - развела руками Ася.

-Мы принимаем к оплате любую валюту-с, - тут же дала о себе знать жилка дельца, имевшаяся, как оказалось, даже в Носу.

-У меня нет никакой, - покачала головой Ася.

-Боюсь, вы заблуждаетесь, - очень мягко возразил Нос. - Дело в том, что средством оплаты может служить все что угодно-с. Ракушки-каури, например, слышали про такие? Ну, кому-с, кому-с, скажите на милость, нужны-с эти ракушки? Однако, в свое время ходили в качестве свободно конвертируемой валюты-с в отдельных малодоступных районах Земли-с. Поэтому, поройтесь в карманах, уважаемая, наверняка-с вы найдете там что-нибудь, что имеет хождение в качестве средства оплат в тех местах, где вы пока еще не бывали.

Ася сунула руку в карман и достала фигурку белого кролика.

-Фигурка мо! - обрадовался Нос. - Великолепно! Вы выиграли партию у деревянного турка?

-Мы согласились на ничью, - уточнила Ася.

-Конечно, - усмехнулся Нос. - Турок ведь никогда-с не проигрывает. Просто, когда-с понимает, что выиграть не сможет, предлагает сопернику ничью-с. Так что, можете считать, что одержали победу, - и тут же быстро, по-деловому: - По курсу какой валюты-с пересчитать стоимость фигурки мо?

-Фигурку я не продаю, - Ася спрятала белого кролика в карман.

-Очень жаль-с, - Нос, должно быть, рассчитывал на выгодную сделку, а потому искренне опечалился.

Ася сунула руку в другой карман и достала три кубика счастья. Кубики сделались мягкими, как пластилин, но почему-то до сих пор не сублимировались.

-Тоже неплохо, - сказал Нос, глянув на кубики, и налил Асе стакан газировки с вишневым сиропом.

Ася кинула кубики на прилавок и взяла стакан.

Нос смахнул кубики в выдвижной ящичек, сообщив при этом быстрой скороговоркой:

-Еще остается на порцию-с мороженого и какой-нибудь сувенирчик.

Попивая газировку, Ася осмотрела застекленную витрину, в которой были выставлены сувениры. Набор открыток, изображающих зеленую изгородь, снятую как будто в одном месте, но под разными углами, небольшой кошелечек с надписью "Сад эпизодов", бусы из разноцветных стеклянных шариков, блокнотики и авторучки с эмблемами сада. Ничего интересного.

-А это что? - спросила Ася, присев на корточки.

В самом дальнем углу самой нижней полки она высмотрела вещицу, не похожую на прочие. Это было миниатюрное изображение деревянной колоды с двумя глубокими выемками и прислоненного к ней топора с широким полукруглым лезвием на длинной ручке.

-Это, - перегнувшись через прилавок, Нос посмотрел, куда указывала Ася, - плаха-с и топор-с палача из Лондонского Тауэра. Сиим топором-с, на этой самой плахе-с была обезглавлена-с Мария Стюарт. Ежели вам любопытно, кто она такая...

-Мне любопытна, что эта вещица делает в вашем сувенирном ларьке? - перебила Ася. И посмотрев на Нос снизу вверх, подозрительно спросила: - Какое вы имеете отношение к Тауэру?

-Понятия не имею, - Нос хотел пожать плечами, но вовремя вспомнил, что их у него нет, и просто сделал шаг назад, вглубь ларька.

-Ладно, - Ася поднялась на ноги. - Давайте плаху и эскимо.

Получив мороженое на палочке и аккуратно упакованный в фирменный пакетик сувенир, Ася присела на скамеечку в тени липы. Мороженое должно было помочь скоротать время до появления Дины и Хот-Дога. То самое, которое еще не успел сожрать снаркубус.

* * * Глава 19\2. Хот-Дог, изоформ, представитель инопланетной расы, временно принявший вид сосиски в тесте, приправленной горчицей, кетчупом, обжаренным лучком и маринованным огурчиком.

1. Хот-Дог бежал себе по утоптанной гравиевой дорожке и нарадоваться не мог. Слева поднималась стена колючего кустарника, усыпанного мелкими листочками. Справа - точно такая же стена, только там среди листвы порой малюсенькие розовые цветочки виднелись. Обе стены прямые, как доски гладильные. А над головой, - небо голубенькое. Солнца из-за кустов не видно, но оно и к лучшему - не припекает. Красота, да и только! Что может быть лучше прямой дороги, уверенно ведущей к намеченной цели! Девчонки-подружки с какой-то своей целью в сад эпизодов заглянуть решили. Зачем - Хот-Дог не знал. Да и неинтересно ему это было. В конце концов, у каждого свои причины выбирать тот или иной маршрут. Вон, Бряхи, так те вообще решили остаться. И, кто их знает, может быть, правильно сделали?

Сам Хот-Дог собрался осмотреть сад по трем причинам. Во-первых, за компанию. Изоформы, что бы про них не говорили, были жутко компанейскими существами. Да и привязался, честно говоря, Хот-Дог к девушкам, в особенности к Дине. Во-вторых, ради любопытства. В отличии от зворлоков, неофобией изоформы не страдали. Ну, разве что только отдельные личности. А в целом, социум изоформов был в меру лабилен и открыт для любых влияний извне. В-третьих, такова уж была природа всех изоформов, что каждый из них непременно считал своим долгом сунуть свой нос, ну, или то, что в данный момент выполняло не физиологические, а чисто образные функции такового, туда, где орган сей запросто можно было потерять. И делалось это не из пустой бравады и не ради мелкого тщеславия, а только потому, что не мог изоформ поступить иначе. Ну, вот не мог, и все тут! При этом ни один изоформ не имел ни малейшего желания по-серьезному встревать в неприятности, а потому и наш Ход-Дог, забредший по воле трех вышеперечисленных причин в сад эпизодов, в котором, надо полагать, до него не бывал ни один из представителей славного племени изоформов, был безмерно рад тому, что ничего, ну, ровным счетом, ничего не происходит. Так бы и бежал себя Хот-Дог, все время вперед и вперед!

Да, так бы и бежал. Не выпрыгни прямо перед ним на дорожку здоровенная жаба. По-настоящему здоровенная, размером едва ли не больше Хот-Дога, вся в коричневых пупырях да черных точках и с алчно выпученными глазами.

Хот-Дог поначалу замедлил свой резвый бег, а когда понял, что жабища с пути уходить не то, что не собирается, а, как раз напротив, сидит и его дожидается, вовсе остановился в нерешительности.

Что делать? Можно было попытаться обежать жабу стороной, - между массивным бедром земноводной твари и стеной кустарника еще оставалось места для маневра. Другой вариант, - вежливо попросить жабу удалиться. Хот-Дог давно уяснил, что непрезентабельный внешний вид существа ни в коем случае нельзя расценивать, как достаточный признак отсутствия у него зачатков умственных способностей.

(Курсив)

Итак, что будем делать? Попробуем пробежать мимо жабы, - тогда перемещаемся к пункту 2. Попытаемся завести дружеский разгвор - к пункту 3.

2. Хот-Дог упруго качнулся на тонких лапках, прикидывая, с какой стороны лучше обежать усевшуюся на пути гигантскую жабу. Странно, но почему-то у изоформа даже мысли не возникло о том, что она, пожалуй, могла бы и съесть его; не сразу, но по частям - запросто. Жаба сидела почти ровно посреди тропинки, но ее левая задняя лапа была чуть дальше отставлена в сторону, чем правая. Следовательно, обходить ее нужно было справа.

Хот-Дог сделал несколько шагов назад, чтобы разбежаться как следует, и несколько раз топнул, проверяя упругость грунта. Холодным, мокрым, ничего не выражающим взглядом следила жаба за его приготовлениями. Ну, смотри, смотри, пучеглазая, подумал Хот-Дог и пулей полетел вперед.

Бежал он, действительно, очень быстро. Вот только забыл изоформ, а, может быть и вовсе не знал, что земноводные, вроде жаб, лягушек, ящериц, тритонов и им подобных, особенно здорово реагируют на движущиеся объекты. И, чем быстрее этот объект движется, тем больше у него шансов оказаться на липком языке, выстреливающем из голодной пасти со скоростью разрывающей грозовое небо молнии.

Ну, забыл и забыл, что ж с того, со всяким случается.

Изоформ, поначалу бежавший прямо на жабу, - ни дать, ни взять, миниатюрный таран, готовый снести преграду, - вдруг резко повернул вправо. Жаба ленивым взглядом проследила за его не особо хитрым маневром и даже лапу заднюю приподняла, как будто пропустить хотела. Но в тот момент, когда Хот-Дог уже возликовал в душе, решив, что оставил опасность позади, сверху на него опустилась здоровенная перепончатая лапа. Хот-Дог сдавленно пискнул и затих, решив, что в данной ситуации лучше всего прикинутся мертвым.

Лапа была не очень тяжелой, но чувствовать себя пленником зелено-коричневой пупырчатой твари с глупо вытаращенными глазищами, холодной на ощупь, да к тому же питающейся комарами с мухами, было унизительно до боли.

(Курсив)

Ситуация кажется безвыходной. Но Хот-Дог не собирается так просто расставаться с жизнью. Что он предпринял? Узнаете, если отправитесь к пункту 4.

3. Хот-Дог потоптался на месте, поперебирая лапками и, решившись наконец, сделал два робких шага вперед.

-Простите...

Земноводная тварь приоткрыла безгубый рот и издала низкий, рокочущий звук, определенно родившийся не в горле, а где-то в потаенных глубинах жабьей утробы. Вот и поговори с такой!

-Я, собственно, только хотел узнать... - изоформ замялся, поскольку, собственно, не знал, о чем хотел спросить здоровенную жабищу, и вдруг выпалил: - Вы посетитель или экскурсовод?

Жаба зажмурила левый глаз, - при этом он словно провалился ей под шкуру, - и ничего не ответила. Даже нечленораздельного урчания, как в первый раз, не издала.

Понял Хот-Дог, что дело плохо.

(Курсив)

Пора что-то делать. Для начала, например, можно отправиться к пункту 5.

4. Хот-Дог попытался пошевелить конечностями и с радостью понял, что у него это получается. Упершись согнутыми задними лапками в землю, изоформ резко их выпрямил, в результате чего перемазанный кетчупом кончик сосиски выскользнул из-под перепонки жабьей лапы.

-Простите! - громки крикнул Хот-Дог. - Похоже, я нарушил какое-то из здешних правил. Честное слово, по неведению.

Изоформ затих в ожидании ответа.

Наверху и чуть левее, там где располагалась основная масса жабьего тела, что-то булькнуло. Затем раздался звук, похожий не то на икоту тяжелую, не то на отрыжку довольную. На ответ это похоже не было.

-Будьте здоровы, - сказал на всякий случай Хот-Дог.

И снова ему никто не ответил, хотя элементарная вежливость требовала хотя бы "спасибо" сказать.

Нужно было что-то делать. Непременно. Иначе вся эта глупость могла черт знает чем закончиться. Это Хот-Дог понимал ясно. А потому, извернувшись по-ужиному, задрал изоформ все четыре свои конечности кверху и принялся скрести ими по придавившей его перепончатой лапе.

Жаба булькнула переливчато и судорожно отдернула лапу.

Не теряя времени, Хот-Дог вскочил на ноги и кинулся бежать. Вот только побежал он с перепугу не вперед, а назад. Когда же понял изоформ, что ошибся и повернул в обратную сторону, было уже поздно. Сидевшая на дорожке жаба широко расставила лапы в стороны, - о том, чтобы проскочить мимо нее, теперь нечего было и мечтать.

Хот-Дог с тоской посмотрел на зеленую стену кустарника и подумал, не превратиться ли на время в какого-нибудь маленького, юркого грызуна, для которого труда не составит взлететь вверх по переплетению колючих веток и пробежаться метров пять по верху стены? Но для того, чтобы кардинально изменить внешний вид, изоформу требовалось успокоиться, привести мысли в порядок и сосредоточиться на процессе трансформации. А о каком умиротворении может идти речь, когда напротив сидит здоровенная жабища и смотрит на тебя выпученными голодными глазищами?

Понял Хот-Дог, что дело плохо.

(Курсив)

Пора что-то делать. Для начала, например, можно отправиться к пункту 5.

5. Жаба подняла переднюю лапу, выставила палец и когтем поскребла кожу между глаз. А потом молвила человеческим голосом:

-Ты здорово смахиваешь на придурка, приятель.

Хот-Дог едва не подпрыгнул от радости. Ну, надо же, оказывается жабища умела разговаривать! Следовательно и не жабища то была вовсе, а в меру разумное существо, по той или иной причине принявшее не очень-то привлекательный вид рептилии. Причины на то могли быть очень личные, поэтому и обсуждать их не стоило. Главное, с жабой, - ну, а как ее иначе называть, ежели на жабу похожа? - вполне можно было договориться.

-Я рад приветствовать разумное существо, волею судеб оказавшееся в сём странном месте, - церемонно произнес изоформ и даже попытался отвесить галантный поклон, но запутался в собственных ногах и едва не упал.

Вместо такого же достойного ответа жаба спросила:

-Ты почему весь в крови?

-Это? - Хот-Дог лапкой снял слой размазанного по сосиске кетчупа. - Это не кровь, - соус.

-Соус, говоришь? - жаба в задумчивости понесла лапу к краю рта. - И зачем же ты соусом перемазался? Напугать кого хотел?

-Ну, что вы! - искренне возмутился изоформ. - Просто... - он замялся, не зная, что сказать. Долго говорить не хотелось, а в двух словах ситуацию не разъяснишь. - Просто, - наконец нашел он выход из положения, - у меня такой внешний вид.

-Вид довольно дурацкий, - произнесла жаба, как приговор врача безнадежно больному.

-Кто бы говорил! - не выдержав, съязвил в ответ изоформ.

-И у меня вид дурацкий, - скорбно склонила голову жаба.

Изоформу стало стыдно за свою несдержанность.

-Прошу меня простить, - шаркнул он ножкой. - Был не прав. Погорячился.

-А, - безнадежно махнула лапой жаба. - Не бери в голову, я привыкла. Впрочем, у тебя и головы-то нет.

-В некоторых случаях отсутствие головы является преимуществом, - заметил Хот-Дог.

-А кто бы спорил, - согласилась жаба.

После таких слов изоформ понял, что они достигли взаимопонимания, и решил, что пора перейти к более злободневным вопросам.

-Простите, - все так же церемонно обратился он к жабе. - Могу ли я узнать, какова причина, побудившая вас преградить мне путь?

-Причина простая, - жаба задрала заднюю лапу и поскребла ею спину. - Хотела сказать, что ты бегаешь по кругу.

-Как? - не понял изоформ.

-По кругу, - для наглядности жаба передней лапой изобразила перед собой замкнутый круг.

-Вы ошибаетесь, - вежлив возразил Хот-Дог.

-Ну, да, - влажно хохотнула жаба. - То-то ты мимо меня уже пять раз пробежал.

-Нет-нет! - Протестующе затряс кончиком сосиски Хот-Дог, да так, что капельки горчицы и кетчупа в стороны полетели. - Этого не может быть!..

Он хотел еще добавить, что этого не может быть, потому что он с этим категорически не согласен, но решил, что холоднокровной жабе все равно не понять его эмоций, а потому оборвал фразу на полуслове.

Жаба подалась вперед и доверительно булькнула.

-Ты, вообще-то, понимаешь, куда попал? - спросила она негромко. - Может быть, ты думаешь, это Гайд-парк? Сент-Джеймс-парк? Или Парк культуры и отдыха имени полковника Попова?

-Нет-нет, - снова, на этот раз не так энергично, тряхнул сосиской Хот-Дог. - Я знаю, что это сад эпизодов.

-Ну, а раз знаешь, так чего ж удивляешься? - жаба изобразила нечто похожее на пожатие плечами.

-Простите, не улавливаю связи, - честно признался изоформ.

-Между чем и чем? - уточнила жаба.

-Между тем, что я решил посетить сад эпизодов и необходимостью бегать по кругу.

-Это не необходимость, - качнула головой жаба. - Это твой удел.

-В каком смысле?

Жаба скроила недовольную гримасу, - настолько, насколько это может получиться у жабы.

-Много вопросов задаешь.

Хот-Дог сел на задние лапки и недоумевающе развел передние.

-А как же иначе? Я пришел в сад с намерением прогуляться, осмотреть местные достопримечательности и, может быть, обзавестись парочкой сувениров, и вдруг встречаю на пути... - Изоформ запнулся и попытался сообразить, прилично ли называть жабу жабой? Вопрос не простой, можно сказать, деликатный. Не сумев быстро найти ответ на него, Хот-Дог решил, что лучше все же будет не упоминать имя жабы всуе и обошелся простым местоимением. - Как вдруг встречаю на пути вас и слышу, что, оказывается, я все это время хожу по кругу, - Хот-Дог попытался изобразит ироничный смешок. - Абсурд!

-Нет, - вновь покачала головой жаба, - не абсурд, а удел твой.

-Ну, что вы заладили одно и то же, - недовольно наморщил кончик сосиски Хот-Дог. - Какой еще удел?

-Ты в судьбу веришь? - спросила вместо ответа жаба.

-Ну, это смотря в каком смысле, - ушел от прямого ответа изоформ. - То есть, - уточнил он на всякий случай, - все зависит от того, что вы под этим понимаете.

Жаба была предельно конкретна.

-Под словом "судьба" я понимаю судьбу. Ясно тебе?

-Ясно, - кивнул обиженный Хот-Дог. - В таком случае, ни в какую судьбу я не верю.

-А почему тогда по кругу бегаешь?

-Приехали, - удрученно вздохнул изоформ. - То есть, снова вернулись к тому, с чего начали.

Минуты две они сидели молча, глядя друг на друга. Хот-Дог думал о том, что жаба, несмотря на свою внешнюю непрезентабельность и странную манеру вести разговор, все же вызывает у него доверие. А, следовательно, вполне возможно, что он действительно сбился с пути и начал ходить кругами. Хотя, с другой стороны, где он мог заплутать, если все время шел прямо, никуда не сворачивая, туда, куда вела его тропинка?

Что думала в это время жаба, осталось неизвестным.

-Ну, хорошо, - первым нарушил молчание изоформ. - Расскажите, как я сбился с пути истинного?

-А ты не сбивался с пути, - ответил на это жаба. - Круг - это и есть твой путь.

-Не понял, - насторожился Хот-Дог.

-Объясняю, - жаба тяжело, протяжно вздохнула и переступила с лапы на лапу. - Подсознательно каждый примерно представляет тот путь, идти которым ему кажется проще всего. Заметь, я говорю "кажется", на деле же наиболее простой путь, как правило, оказывается самый сложный. Сад эпизодов подстраивает свою планиметрию под желания посетителей. Ты выбрал для себя круг. И, надо сказать, это не самый плохой выбор.

-Почему?

-Потому что круг замкнут на себе самом, а, следовательно, тебе не приходится делать выбор, какой дорогой идти.

-Понятно, - кивнул изоформ.

-Очень хорошо, - булькнула жаба.

-В таком случае, возникает вопрос, как мне из этого круга выйти?

Левый глаз жабы закрылся, а правый посмотрел на Хот-Дога недоверчиво.

-Ты действительно это хочешь?

-Конечно, - не задумываясь, подтвердил изоформ. - На выходе из сада я должен встретиться с друзьями.

-С друзьями, - задумчиво произнесла жаба и закрыла второй глаз.

Подождав какое-то время, Хот-Дог деликатно кашлянул. Жаба никак на это не отреагировала. Из чего изоформ сделал вывод, что земноводная обитательница сада эпизодов заснула. Или впала в спячку. Хот-Дог слышал, что для рептилий это характерно, вот так взять и окоченеть.

Изоформ уже собирался аккуратно обойти жабу стороной и продолжить свой путь, как вдруг она приоткрыла левый глаз и спросила:

-Ты действительно это хочешь?

-Кажется, мы оба идем по кругу, - озабоченно произнес Хот-Дог.

-И?.. - жаба смотрела на изоформа так пристально, будто хотела загипнотизировать.

-И не знаем, как из этого круга выбраться, - закончил Хот-Дог.

-Идем, - сказала жаба и повернулась к изоформу задом.

Но Хот-Дог не торопился.

-Простите, - обратился он к новой знакомой. - А вы, собственно, кто?

-А то сам не видишь, - не оборачиваясь, буркнула жаба.

-Я имел в виду, вы здесь работаете? - поспешил загладить случайную неловкость Хот-Дог.

-Живу я здесь, - ответила жаба.

Так, подумал изоформ, она здесь живет, но почему я должен следовать за ней? Куда она собирается меня отвести? Жабы - они, с одной стороны, животные полезные. Но в то же время, известно немало историй, вошедших в анналы мировой литературы, в которых жабы представлены не в самом лучшем свете. К примеру, широко известный случай киднеппинга, когда жаба и ее сынок похитили человеческого детеныша, что положило начало длинной цепи событий, едва не закончившихся трагедией. Увы, такое просто так со счета не сбросишь.

(Курсив)

Вопрос: следовать ли Хот-Догу за жабой или идти своим путем? Если Вы считаете, что жабе можно доверять, смело перемещайтесь к пункту 7. Если сомневаетесь - Вас ждет пункт 6.

6. -Послушайте, уважаемая! - окликнул жабу Хот-Дог.

-Что? - обернувшись, посмотрела на него немигающим взглядом рептилия.

Хот-Дог смущенно кашлянул.

-Спасибо, конечно, вам большое, но я, пожалуй, дальше не пойду.

-Что, здесь останешься? - удивилась жаба. - Имей в виду, искать тебя никто не станет. Служба спасения при саде, конечно, имеется, да только по существующим правилам искать заплутавшего посетителя начинают не раньше, чем через трое суток после того, как он вошел в сад. А здесь... - жаба выразительно посмотрело на небо, солнце на котором никогда не заходило и тяжело вздохнула. - Здесь это все равно, что никогда.

-Я решил вернуться, - сказал Хот-Дог.

-Куда это? - не поняла, или только сделала вид, что не поняла жаба.

-К началу пути,- объяснил Хот-Дог. - Ели я пойду назад, то рано или поздно вернусь к входу в сад, где слепой смотритель читает книгу с чистыми страницами.

-Как же ты вернешься назад, если все время шел по кругу? - выразила сомнение жаба.

-Но как-то я ведь сюда попал, - возразил изоформ.

-Не "как-то", а через центральный вход, заплатив смотрителю три кубика счастья, - уточнила жаба.

-Совершенно верно, - согласился изоформ. - Вот тем же самым путем я и собираюсь вернуться назад. То есть, к началу. Так что, всего доброго, было очень приятно познакомиться.

Хот-Дог развернулся и быстренько потрусил туда, откуда пришел.

-Эй, постой! - окликнула его жаба.

Но Хот-Дог только задним концом сосиски вильнул и побежал быстрее.

Он бежал и не мог сам на себя нарадоваться. Ай, да Хот-Дог! Ай, да сукин сын! Какую глубокую проницательность и скользкую изворотливость проявил он, встретив опасность на пути! Ну, пусть не совсем опасность, а всего лишь препятствие, поставившее под сомнение вопрос о целесообразности дальнейших поисков выхода из сада. А как говорил Лао-Цзы, если сомневаешься, то не делай ничего, что могло бы усилить твои сомнения.

Изоформ не бежал, а почитай что парил над посыпанной мелким гравием тропинкой, ведущей к выходу из сада, в который по собственной воле он никогда бы не зашел. Что он здесь не видел? Дорожек аккуратненьких, газончиков ухоженных или живой изгороди из колючего кустарника? Суета все это сует, из суеты родившаяся и к суете вернуться обязанная.

И в таком благостоно-филосовском настроении прибывал изоформ до тех самых пор, пока не увидел впереди сидящую на дорожке жабу. Сначала Хот-Дог удивленно замедлил свой бег, подумав, сколько же жаб обитает в этом саду? Когда же ему показалось, что где-то он эту жабу уже видел, изоформ перешел на шаг. Существу, не сведущему в тонкостях жабьей физиогномистики, совсем непросто понять, чем одна жаба отличается от другой. Но по мере того, как сокращалось расстояние между изоформом и замершей на тропинке рептилией, росла уверенность Хот-Дога в том, что именно с этой жабой он не так давно разговаривал. И, хотя изоформ прекрасно понимал, что такого просто не может быть, потому что его жаба осталась далеко позади, он начал чувствовать некоторую неуверенность, за которой непременно должна была последовать растерянность, ну а там и до паники рукой подать.

Жаба смотрела на него выпученными глазами и как будто улыбалась насмешливо.

Что делать? Что делать? Что делать? - отчаянно пульсировало в сосиске Хот-Дога.

Бежать! - врезавшейся в атмосферу кометой взорвался ответ, когда изоформ увидел пристроившееся позади жабы существо размером с кошку, очень похожее на перемазанную горчицей и кетчупом сосиску, втиснутую в разрезанную булочку, на подложку из тоненьких кружочков маринованных огурчиков.

Это было он сам, хотя это не мог быть он, потому что он был здесь!

Прервалась дней связующая нить, - подумал изоформ и что было сил рванул в обратную сторону, прочь от жабы и прячущегося у нее за спиной Хот-Дога, которого там не могло быть. Бежать! Он уже не думал, куда бежит, к началу или концу, он только хотел, чтобы все встало на свои места, чтобы все было по-прежнему, чтобы он был сам по себе, или сам в себе, какая, в сущности разница, но только чтобы единственный и неповторимый!

Как мне обрывки их соединить?..

Хот-Дог споткнулся и упал. А когда поднялся, то снова увидел перед собой жабу. Но теперь он смотрел на нее со спины. И никакого другого Хот-Дога, кроме него самого, поблизости не было.

Изоформ вздохнул с облегчением и подумал, что пусть все будет так, как должно быть, все равно ведь, бегая по кругу, судьбу не обманешь.

(Курсив)

Теперь у Вас нет выбора, отправляйтесь к пункту 7.

7. -Ну, что, идем? - оглянувшись, спросила жаба.

-Идем, - обреченно вздохнул изоформ и улыбнулся, вовсе не рассчитывая на ответную улыбку жабы.

-Идем, идем, - недовольно буркнула жаба. - Спросил бы для начала, куда, мол идем-то?

-Куда идем? - послушно повторил Хот-Дог.

-Куда, куда, - жаба стрельнула языком в ползущую по ветке толстую, ядовито-зеленую гусеницу. Пожевала. Выплюнула. - Увидишь, куда. За мной, и чтобы не отставать!

Сказано было смело. Жаба ползла так медленно, или, вернее будет сказать, неторопливо, что при желании Хот-Дог мог бы еще раз сделать круг, заглянуть рептилии в глаза и прежде, чем она поймет, что произошло, вернуться назад. Но по вполне понятной причине желания такого у него не возникало.

Путь длинной в двадцать три метра показался изоформу мучительно долгим. Жаба ползла себе неспешно, собирая с кустов жуков да гусениц, - судя по тому, что попробовав, рептилия выплевывала едва ли не каждое насекомое, в еде она была привередой, - а Хот-Дог уныло плелся следом, пытаясь угадать, какой еще сюрприз готовит ему сад эпизодов. А, может быть, сама судьба, воплотившаяся в образ гравиевой дорожки, бегущей меж высоких зеленых стен? Но то, к чему они, - то есть сам Хот-Дог и сопровождающая его жаба, - в итоге пришли, не могло привидеться изоформу даже в самом дурном из ночных кошмаров. Даже горячечный бред несопоставим с тем, во что его, образно выражаясь, ткнули носом. И ведь кто ткнул-то, - жаба пупырчатая!

Скажите, нет повода посыпать голову пеплом? Ну-ну, послушайте, что было дальше.

Жаба остановилась возле стены и, действуя одной передней лапой, принялась разгребать землю.

-Вы что? - спросил Хот-Дог, решив, что забыв об обещании вывести его из замкнутого круга, жаба занялась своим делом.

-Помолчи, - коротко ответила жаба, переместилась на полметра в сторону и снова принялась копать.

-Может быть, вам помощь нужна? - деликатно предложил свои услуги изоформ.

-Да, какая от тебя помощь, - отмахнулась жаба и переползла еще на полметра.

Хот-Дог обиделся и с гордым видом отошел в сторонку. Не хочет, и не надо. Пусть сама землю роет. Может и найдет что, а не найдет...

-Иди-ка сюда, - позвала изоформа жаба.

Выдержав соответствующую его достоинству паузу в пять секунд, Хот-Дог подбежал к живой изгороди возле которой ковырялась в земле жаба.

-Полезай, - велела жаба.

-Куда? - не понял Хот-Дог.

-Сюда, - жаба лапой приподняла ветку у самой земли.

В сплошной кустарниковой стене открылся крошечный проход. Не проход даже, а лаз, настолько узкий, что изоформ засомневался, сумеет ли он, не меняя образа, пролезть в него. Но прежде, чем что-то предпринять, Хот-Дог поджал лапки, припал к земле и заглянул в дыру. Он увидел залитую бетоном площадки, и округлый край блестящего металлического объекта, о размерах которого судить было непросто, а о назначении нечего было и задумываться. Но масштабы впечатляли.

-Что это? - изумленно выдохнул Хот-Дог.

-Центр, - булькнула жаба, как будто отрыжку проглотила.

-Какой еще Центр? - спросил полушепотом изоформ.

И в самом деле, со словом "Центр", особенно написанным или хотя бы произнесенным с большой буквы, ассоциации могут возникать самые разные. И далеко не всегда приятные. Ну, например, как вам "Центр циклона"? Страшно? А "Центр тотальной психиатрии"? Скажите, не пугает? Поэтому-то Хот-Дог и спросил на всякий случай:

-Какой еще Центр?

-Центр сада эпизодов, - ответила жаба, глядя при этом куда-то в сторону. И, подумав, добавила: - Самый центр.

-И что я там буду делать? Глупый вопрос, но, тем не менее, изоформ его задал. И даже получил на него ответ:

-Когда ты находишься в центре, невозможно ходить по кругу.

-Почему?

-Потому что центр - это точка.

Хот-Дог еще раз заглянул в узкий лаз.

-Не похоже на точку.

-Условная точка, - уточнила жаба.

-А круг реальный?

-Тоже условный.

-Почему же я не могу из него выйти?

-Потому что он замкнутый. Чтобы выйти из круга, нужно оказаться в центре.

-А что это за железка там виднеется?

-Машина желаний.

-Не понял?..

-Машина желаний, - повторила жаба.

-И что она делает?

-Выполняет желания.

-Любые?

-Практически любые.

Если бы у Хот-Дога было сердце, то в этот миг оно бы непременно замерло. Машина, исполняющая любые желания, открывала самые широкие перспективы.

-Так значит я могу...

-Не можешь, - перебила жаба. - С машиной этой лучше вообще не связывайся.

-Почему? - удивился Хот-Дог.

-Потому что любое загаданное желание она выполняет буквально.

Изоформ подумал. Потом подумал еще.

-Не вижу в этом ничего плохого. Нужно только точно сформулировать свою мысль.

-Я тебя предупредила, - махнула лапой жаба, - а там, как знаешь.

-Ладно, - не стал спорить Хот-Дог. - А там, - он указал на дырку в изгороди, - часом, нет стрелки, указывающей, в какой стороне выход?

-В саду эпизодов нет никаких указателей.

-Нет, так нет, - рассудительно заметил изоформ. - Ну, я пошел. Спасибо за все...

-Постой, - жаба лапой прикрыла вход в лаз.

-Что? - удивленно посмотрел на нее изоформ.

А у самого где-то в центре сосиски мелькнула мысль, - не иначе, как зеленая хочет получить плату за свою услугу.

-Может быть, поцелуешь? - глядя в сторону, спросила жаба.

-Кого? - не понял Хот-Дог.

-Меня, - едва слышно прошептала жаба и, в конец смутившись, уставилась в землю.

Хот-Дог с сомнением посмотрел на безгубый рот, пересекающий жабью морду, точно шрам, и непроизвольно поежился. Что-то ему совсем не хотелось целовать пупырчатую земноводную, даже чтобы просто выразить таким образом свою благодарность. Не то, чтобы жаба была ему совсем уж противна, - но не хотелось. Ну, не хотелось и все тут. И в то же время, отказать просто так, без видимой причины было бы некрасиво. Жаба, она хоть и холоднокровная, но все же свои чувства имеет. И, что уж греха таить, Хот-Догу было приятно, что кто-то положил на него глаз. Путь даже жаба.

-Э-э-э... Простите... Э-э-э... - затянул изоформ, не зная, как бы помягче да поделикатнее мотивировать свой отказ.

-Да что там, - безнадежно махнула лапой жаба. - Я все понимаю... Не ты первый, не ты последний.

Изоформ смущенно кашлянул.

-Простите, а можно поинтересоваться...

-Ну, давай, - грустно, через силу усмехнулась жаба. - Спрашивай.

-Зачем вам это?

-Что?

-Ну... Поцелуй.

-А... - Жаба переступила с ноги на ногу, как будто тянула время, не зная с чего начать. - Предание есть такое. Будто, ежели кто жабу поцелует, так она после этого красавицей станет.

-И вы в это верите? - изумился Хот-Дог.

-Каждый должен во что-то верить, - ответила жаба.

-Но это ведь только сказка.

-А кто проверял?

Хот-Дог задумался. В самом деле, никто из его знакомых ни разу не пытался поцеловать жабу, чтобы посмотреть, что после этого произойдет.

-К тому же, в сказке речь идет о лягушке, - вспомнил Хот-Дог.

-Да будет тебе отмазываться-то, - с укоризной глянула на изоформа жаба. - Не хочешь - не целуй. Насильно, как говорится, мила не будешь.

(Курсив)

Вопрос, стоит ли Хот-Догу попытаться поцеловать жабу? Пусть не ради того, чтобы превратить ее в красавицу, а только в качестве благодарности за оказанную помощь? Если вы считаете, что стоит, переходите к пункту 8. Если нет - к пункту 9.

8. -Ну... - Хот-Дог неуверенно переступил с ноги на ногу. - Если вы желаете... - Он с гордым, независимым видом вскинул конец сосиски и щелчком сбил прилипшее к нему золотистое луковое перышко. - Я готов!

-Да? - с подозрением скосила на него левый глаз жаба.

-Да, - решительно кивнул Хот-Дог.

-Только чтоб без языка, - предупредила жаба.

-Нет у меня языка, - усмехнулся изоформ.

Жаба глубоко вздохнула, закрыла глаза и наклонилась так, чтобы изоформ мог дотянуться до ее безгубого рта. Изоформ тоже затаил дыхание, мысленно сосчитал до пяти, быстро ткнулся концом сосиски в жабий рот и тут же назад отпрянул. Он был уверен, что ничего не произойдет, потому что жаба она и есть жаба, сколько ее ни целуй. Но жаба вдруг тихо, совсем по-девичьи ойкнула, затем икнула и припала брюхом к земле. Морда у жабы вытянулась, язык вывалился наружу, а из спины полезли клочки белой шерсти. Хот-Дог был уверен, что прямо сейчас, и пикнуть не успев, жаба дух испустит. Но метаморфоза продолжалась, и вскоре уже на месте жабы лежала белая, пушистая собачка. Небольшая, но зубастая.

-Гав! - гавкнула бывшая жаба, резво вскакивая на ноги.

-Ну, что, этого вы хотели? - уныло спросил ее изоформ.

-Гав! Гав! - собачка бросилась на Хот-Дога с явным намерением схватить его зубами.

Изоформ едва успел увернуться.

-Эй, вы что!

-Гав!

Зубы клацнули в миллиметре от сосиски.

-Прекратите!

-Гав! Гав! Гав!

Хот-Дог понял, что дело плохо. Собачка явно не понимала человеческий язык, но при этом была исполнена желания сожрать упакованную в булку сосиску. Убеждать ее в том, что поедать разумные существа нехорошо, смысла не имело, оставалось одно - спасаться бегством.

Увернувшись в очередной раз от хищных собачьих зубов, изоформ кинулся к лазу под изгородью. Сосиска сходу вошла в лаз, а вот булка застряла, зацепившись за сучок.

Услышав позади себя восторженное - Гав! Гав! - Хот-Дог что было сил рванулся вперед и пробкой вылетел по другую сторону изгороди.

(Курсив)

Дело сделано. Переходим к пункту 10.

9. -Я бы, конечно, почел за честь, - Хот-Дог посмотрел по сторонам, как будто ждал помощи, которая давно была в пути, но почему-то безбожно запаздывала. - Да, это была бы честь для меня... Но есть одно серьезное сомнение...

Изоформ умолк, поскольку еще ничего не придумал.

-Что за сомнение? - спросила жаба.

-Ну, видите ли... - Хот-Дог быстро перебрал в уме несколько возможных вариантов ответа, откинул заведомо глупые и выдал тот, что остался: - Мы с вами относимся к разным видам.

-Ну и что? - немигающим взглядом, в котором изоформу виделась угроза, смотрела на него жаба

-Если я вас поцелую, вы можете превратиться в хот-дог.

-Во что? - переспросила жаба.

-В мое подобие, - объяснил изоформ.

-Н-да, - жаба смерила Хот-Дога оценивающим взглядом. - Уж лучше я собой останусь.

-Очень мудрое решение, - оживился изоформ. - Уверяю вас, в анатомии хот-дога множество недостатков. Ну, например, порой я сам не могу понять, где у меня зад, а где перед. А, представьте себе, каково мне приходится, когда возникает желание с умным видом почесать голову? Или пожать плечами?

-Ну, положим, с плечами у меня тоже получается не очень, - заметил жаба.

-Зато у вас есть рот. А я вообще непонятно чем говорю.

-Да, - жаба наконец приняла окончательное решение. - Целоваться с тобой мы не будем.

-Поверьте, я был бы чрезвычайно рад...

-Нет, нет, нет, - протестующе помахала лапой жаба. - Пусть каждый останется при своем.

-Тогда, если не возражаете, я попытаюсь пролезть на другую сторону.

-О, конечно, - жаба отодвинулась в сторону, освобождая подход к лазу.

Хот-Дог подошел к дыре в живой изгороди, присел, поджал под себя лапки и ткнулся кончиком сосиски в дырку. Сосиска в лаз вошла, но вот булка зацепилась за сучок и никак не желала пролезать дальше.

-Ну, как там? - услышал изоформ голос жабы.

-Застрял, - вынужден был признаться он.

-Помочь?

-Если можно...

Пожалуй, сначала нужно было все же спросить, каким образом жаба собиралась ему помочь. Увы, подумал об этом Хот-Дог с опозданием, уже получив увесистый шлепок под зад и пробкой вылетев по другую сторону изгороди.

(Курсив)

Дело сделано. Переходим к пункту 10.

10. Поднявшись на ноги, Хот-Дог первым делом осмотрелся. Он находился на краю круглой забетонированной площадки, обнесенной живой изгородью. Прохода в стене не было, что сразу не понравилось изоформу. В центре площадки торчал металлический шест, выстой метра в три, на верху которого развивалось полотнище темно-синего цвета с золотом вышитой опрокинутой восьмеркой, символизирующей тщету всех стремлений достичь конца. Чуть в стороне от флагштока располагался блестящий металлический шар, высотой в полтора человеческих роста. Должно быть, шар был тяжелым, потому что бетон вокруг него просел и потрескался. Если это действительно была та самая машина желаний, о которой говорила жаба, то своему названию она соответствовала в наименьшей степени.

-Славненько, - буркнул негромко Хот-Дог. - И что нам теперь делать?

Он не имел в виду никого другого, кроме себя самого, любимого, но обращение во множественном числе придавало ему уверенности.

Обежав вокруг шара, Хот-Дог убедился, что он одинаков со всех сторон. Отполированная почти до зеркального блеска металлическая поверхность, отражавшая изоформа в совершенно безобразном виде, - с куцыми ножками и омерзительно толстой сосиской, концы которой с недвусмысленным вызовом вульгарно задирались кверху, - не имела ни отверстий, ни швов, ни даже хотя бы царапин. Была бы хоть одна кнопка, можно было бы попробовать нажать, а так любые действия становились бессмысленными. Быть может, именно так и должна выглядеть настоящая машина желаний, подумал про себя Хот-Дог, но, в таком случае, нелишне было бы вывесить где-нибудь недалече инструкцию по эксплуатации.

Изоформ еще раз обежал вокруг шара, - на всякий случай, вдруг пропустил что-то. Затем еще раз. И тут он понял, что снова бегает по кругу. Изоформ остановился, посмотрел на обвисший флаг со знаком бесконечности и произнес:

-Это никуда не годится.

-Что ты имеешь в виду, - ответил ему чужой, незнакомый голос.

Хот-Дог посмотрел по сторонам. Никого вокруг.

-Кто говорит со мной? - спросил настороженно изоформ.

-Интересный вопрос, - ответил все тот же голос.

Странный был голос, нечеловеческий, как будто идущий со дна глубокого, пустого колодца.

-Кто здесь?

-Никого.

-Да, но кто-то же сказал "никого".

-А, ты об этом, - произнес голос и умолк. Изоформ отбежал в сторону, чтобы посмотреть, не прячется ли кто за шаром, но никого не увидел.

-Я слушаю тебя, - громко произнес он.

-Вообще-то, это я тебя должен слушать, - ответил голос.

-Очень хорошо, - кивнул Хот-Дог. - И что же ты хочешь услышать?

-Твое желание.

-Так ты машина желаний! - догадался изоформ.

-Именно так, - подтвердил голос.

-И что ты можешь?

-Все.

-Абсолютно все?

-Абсолютно.

-Я должен только загадать желание, чтобы оно исполнилось?

-Ты должен четко и ясно произнести свое желание вслух.

-Хорошо, - изоформ задумался. - А сколько желаний ты можешь исполнить?

-Вообще-то, сколько угодно. Но, после того, как я исполню одно твое желание, других у тебя уже не останется.

Ответ машины изоформу не понравился.

-Почему? - спросил он.

-Потому что ты получишь полное удовлетворение.

Снова неконкретный ответ.

-А если все же у меня будут другие желания?

-Я их выполню.

Хот-Дог задумался. Вообще-то у него была целая куча желаний, но принимая во внимание странное заявление машины на счет того, что и одного будет достаточно, стоило как следует подумать прежде, чем что-то произнести вслух. Что сейчас было самым главным?

-Послушай, - Хот-Дог подошел к шару поближе. - А ты можешь вернуть меня домой?

-Легко. Какой дом ты выбираешь?

-Мне нужен мой дом.

-Конечно, но я-то не знаю, какой дом является твоим.

-И что нам делать? - растерялся Хот-Дог.

-Назови свой дом.

-Это планета изоформов.

-Я не понимаю, о чем ты говоришь.

-А что я должен сказать?

-Что-то конкретное.

-Что именно.

-Могу предложить имеющиеся у меня варианты.

-Давай, - согласился Хот-Дог.

-Дом Атрейдесов, дом Харконенов или дом Корино, дом, который построил Джек или дом восходящего солнца, дом, где разбиваются сердца, дом благочестия или дом на холме...

-Это мне не подходит, - не дослушав, решительно отказался Хот-Дог.

-Предложи свой вариант.

Да, уж, задачка, подумал изоформ. Интересно, если я назову дом Хот-Догов, машина уложит меня на гриль, рядом с обычными сосисками? Нет, такой вариант не годится. Название "дом изоформов" тоже не подходит, эдак меня еще, разделив на части, уложат в коробочку для пластилина. Жаба предупреждала, что машина желаний все понимает буквально.

-Давай забудем о доме, - предложил Хот-Дог.

-Давай, - согласилась машина.

-Начнем с чего-нибудь более простого.

-Отлично.

-Как на счет банки горчицы?

-Ты хочешь превратиться в банку горчицы?

-Нет, я хочу, чтобы банка горчицы появилась рядом со мной.

-Зачем? - спросила машина.

-А тебе не все равно?

-В принципе, мне, конечно, без разницы. Но, чем больше я буду знать о предмете твоего желания, тем точнее его выполню.

-Мне просто нужна банка горчицы, - Хот-Дог изобразил недоумение. - Какие тут могут быть проблемы?

-Обычно горчицу употребляют в качестве приправы к другим блюдам. Ты больше ничего не забыл заказать?

-Послушай, - устало вздохнул изоформ и отвернулся в сторону, чтобы не смотреть на свое уродливое изображения, скользящее по поверхности шара. - Я не собираюсь есть горчицу.

-Значит, она тебе не нужна?

-Ну-у... Скажем так, острой потребности в горчице в данный момент я не испытываю.

-Тогда, может быть, имеет смысл загадать другое желание?

-Но я хочу горчицу! - От возмущения Хот-Дог едва не подпрыгнул на месте.

Ну, в самом деле, что это за машина желаний такая, которая вместо того, чтобы дело делать вступает в пререкания с клиентом? Где вежливая форма обращение "О, господин! Да, господин!"? Где "Слушаюсь и повинуюсь"? Определенно, прогнило что-то в саду эпизодов. Нет должного присмотра за персоналом, вот в чем корень зла! Почувствовав, что докопался до сути, Хот-Дог оживился.

-Послушай, машина, тебе когда последний раз профилактический осмотр делали?

Машина ответила не сразу. Следовательно - задумалась. А раз задумалась, значит... Хот-Дог лапкой почесал край сосиски... Значит, есть о чем подумать! Изоформ сел на задние лапки и радостно, хотя и не очень громко, хлопнул в ладоши.

-Хоп! Я жду ответа!

-Не помню, - сказала машина таким голосом, что и дураку стало бы ясно, - врет!

-То есть - никогда? - подвел черту изоформ.

-Возможно, - попыталась уйти от прямого ответа машина желаний.

-Так делали или нет? - твердо стоял на своем Хот-Дог, проявляя при этом не свойственную ему от природы жесткость.

-Трудно говорить о времени там, где его не существует, - использовала еще одну уловку машина желаний.

-Я не требую назвать точную дату, - иезуитски усмехнулся изоформ. - Я всего лишь хочу узнать, проводился ли профилактический осмотр объекта, известного, как машина желаний? Только "да" или "нет"?

-Н-Е-Т, - медленно, будто через силу, почти по буквам произнесла машина.

-Ну вот и все, - голос у Хот-Дога, как у доктора, наконец уговорившего пациента сделать прививку. - И стоило ли из-за такой ерунды шум поднимать?

-Шум поднимать? - растерянно переспросила машина. - Разве кто-то?.. Как это?.. Нет, решительно невозможно!

-О чем ты? - удивился изоформ.

-О шуме! - Тут же ответила машина. Причем, не просто ответила, а произнесла эти два слова - О шуме! - с упреком, адресованным, естественно, Хот-Догу. - Поднять шум - это же катахреза! Шум невозможно поднять, поскольку это не материальный объект, а только образное выражение...

-Оксюморон, - подсказал изоформ.

-Что? - машина точно споткнулась на бегу. Хотя "споткнувшаяся машина" - это, наверное, тоже оксюморон.

-Не важно, - махнул лапкой Хот-Дог. - Я придумал желание.

-Да! - по голосу было понятно, машина оживилась и вновь обрела вкус к жизни. - И что же ты хочешь?

-Хочу, чтобы ты устроила себе профилактический осмотр, - ответил изоформ.

-Но... - машина умолкла. Пожалуй, она не знала, что ответить. Впрочем, вскоре машина нашлась: - Но, я не знаю, что именно нужно проверять?

-Проверяй все подряд, - объяснил Хот-Дог. - Все узлы, сочленения, спайки, транзисторы, резисторы, микросхемы. Про блок памяти не забудь и проектор вероятности. Если встретишь где какую неисправность, немедля исправляй. Распаялось - запаяй, развинтилось - завинти, расклепалось - заклепай. Поврежденные фрагменты из памяти удаляй, толку от них все равно никакого.

-Откуда ты все это знаешь? - поинтересовалась машина желаний.

-В свое время я работал наладчиком, - гордо заявил Хот-Дог.

-И что же ты налаживал?

-Какая разница! - изоформ вскочил на ноги и в раздражении описал небольшой круг на месте. - Главное, я понимаю толк в том, что говорю. К тому же, - Хот-Дог подбежал к блестящему шару и посмотрел на свое искаженное отражение, - ты ведь обязана выполнить мое желание. Значит, что нужно сказать?

-Что нужно сказать? - эхом отозвалась машина.

-Слушаюсь и повинуюсь! - объяснил Хот-Дог.

-Слушаюсь и повинуюсь, - повторила машина.

-Приступай, - отдал последнее распоряжение Хот-Дог и на всякий случай отбежал подальше.

И тут началось!

Сначала шар задрожал, затем пару раз вздрогнул, качнулся из стороны в сторону, как будто изнутри в скорлупу долбил заключенный в ней цыпленок. Блестящая поверхность шара подернулась рябью и замутилось, как загнившее болото. Хот-Догу показалось, что он видит странные, ни на что не похожие образы, всплывающие из некогда зеркальной глубины. Но, поскольку названия для этих чудовищных видеоформ все равно не существовало, Хот-Дог решил, что лучше и голову не ломать, и зрение не портить.

Из глубин шара послышался низкий, протяжный, все нарастающий гул. Хот-Дог почувствовал неприятное свербение в области второй трети длины сосиски, именно в том месте, дотянуться до которого самостоятельно он не мог, которое так здорово скребла ноготком Дина.

На мгновение изоформ блаженно зажмурился. И именно в этот момент шар лопнул. Из трещин, расползшихся в трех направлениях от вершины к основанию шара, с шумом и свистом вырвались тонкие струи серебристого пара. В воздухе запахло метаном, йодом, корицей и еще чем-то родным и знакомым.

Только теперь у изоформа появилось опасение, что ситуация обостряется и, того гляди, выйдет из-под контроля. Лично ему казалось, что профилактический осмотр машины желании не должен сопровождаться развалом ее на составные части. А, между тем, именно это сейчас и происходило. От поверхности шара, один за другим, откалывались и падали на землю фрагменты металлического покрытия, а из образовавшихся дыр вылетали предметы, назначение которых определить было затруднительно. Одни из них напоминали обгоревшие по краям платы, другие - стершиеся шестеренки, третьи - использованные гигиенические тампоны.

Поначалу Хот-Дог подумал, что машина не с того конца взялась за дело. Ведь ежели никогда прежде она не занималась профилактическим осмотром своих систем, то и объяснения изоформа, которые сам он считал вполне достаточными для того, чтобы четко и ладно выполнить весь объем предполагаемых работ, могли оказаться неправильно понятыми. Чуть позже, наблюдая за полетом похожего на бумеранг изогнутого обломка трубы, Хот-Дог пришел к иному выводу. Скорее всего, проблема заключалась в том, что машине желаний никогда прежде не делали профилактику, а потому все ее внутренние резервы были исчерпаны, системы пришли в полнейшую негодность и в любую минуту машина готова была пойти вразно